Вторник, 11.05.2021, 03:18
Приветствую Вас, Бесплотный дух
RSS |
Зал Стихий | Лоргтонг | Библиотека | | Регистрация | Вход



[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: -=ArimanA=-  
Форум » Улицы Лоргтонга » Гет по миру ГП » "Легенда о Драконах" (ГП/БЗ,ДМ/ДжУ, G, Drama/Humor/AU, Макси, в проц.,гл. 14/06.02)
"Легенда о Драконах"
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:32 | Сообщение # 1
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Название: "Легенда о Драконах"
Автор: -=ArimanA=-
Бета: Призрачная (1-13), Каори (14-?)
Гамма: Rouge (1-10)
Пейринг: ДМ/ДУ, ГП/БЗ, ЛМ, СС, АД, РУ/ГГ и .т.д.
Рейтинг: G
Жанр: Drama/Humor/AU/OOC
Размер: Макси
Статус: В процессе.
Дисклеймер: Что мое – то мое. Все остальное принадлежит некой миссис Роулинг.
Саммари: Многие из нас любят читать о драконах. Они великолепны, не правда ли? Но все меняется, когда ты узнаешь, что ты – дракон. И ладно бы просто дракон, но нет. Ты – Лорд Дракон, рожденный править. Ты и твой брат. Цель - поставлена. Средства? Средства не имеют значения…
Примечания/посвящения/предупреждения: ООС персонажей, АУ всех книг. В тексте использованы отрывки из книги «Гарри Поттер и философский камень» в переводе И.В.Оранского.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:33 | Сообщение # 2
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Пролог

Тишину одной из древнейших библиотек Магического Мира нарушил грохот от падения тяжелого древнего фолианта, а следом и возмущенный вопль темноволосого мальчика:
- Малфой, Моргана тебя побери! Какого Мерлина ты так подкрадываешься?!
- Что-то ты нервный какой-то сегодня! Да и вообще, чего ты забыл в библиотеке в каникулы, а, Северус? – спросил блондин, явно наслаждаясь результатом своих действий.
- Будто бы тут можно еще что-то делать, помимо чтения. Я из-за тебя, между прочим, книгу уронил! Очень древний и ценный фолиант, так что потрудись его поднять, – язвительным тоном сказал младший мальчик.
- Интересно, и что же ты тут читаешь? – поинтересовался старший. С истинно аристократической грацией подняв книгу, он взглянул на обложку. На ней красовался алый дракон. Недовольно зыркнув на потревожившего его светловолосого юношу, он поудобнее устроился и вернулся в царство драконьего Морфея, из которого его столь беспардонно вытащили. Над драконом пламенели буквы латинского названия «Dragon», а на первой странице, открытой юношей, алыми же буквами было написано стихотворение:

Добро и зло неведомо их душам.
Их мир пока еще в мечтах.
Слепы они к людским проблемам,
Витают в собственных мирах.

Им безразличны судьбы мира.
Мечтой живут они в веках.
Еще в сердцах их тлеет вера,
Жить снова вместе, в городах.

Средь них, в просторах небосвода,
Живет, как память об отцах,
Одна красивая легенда -
О двух вернувшихся царях.

Два юных Лорда встанут рядом,
Как братья – больше, чем друзья.
И кровь двоих в едином целом
Даст связь сильнее уз родства.

И равновесье в этом мире
Во мраке ночи возродя,
Проснутся спящие драконы,
Расправят крылья, ввысь летя.

И солнце снова будет ярко
Сиять на гладкой чешуе
Имперской армии драконов,
Парящих в небе - в вышине.
(Автор ArimanA)

- Интересно… С чего это ты вдруг увлекся драконами и легендами о них? – поинтересовался Люциус Малфой, семикурсник и староста Слизерина, одного из четырех факультетов Школы Чародейства и Волшебства Хогвартс.
- Да как тебе сказать, - задумчиво произнес третьекурсник того же факультета, мысленно прикидывая, как бы покорректнее выдать другу необходимую информацию и при этом получить нужный результат. – Один мой знакомый считает, что приближается время рождения новых Лордов Драконов.
- Ты что действительно веришь, что среди нас живут драконы? – скептически хмыкнув, произнес Люциус.
- Да, я действительно верю, что среди ВАС живут драконы, и Я – один из них! – медленно, полным сарказма голосом, произнес Северус.
- Та-а-а-к, похоже кое-кому стоит обратиться в Св. Мунго! – произнес блондин, с подозрением поглядывая на своего друга.
- А вот и не стоит, - ухмыльнулся Северус, поднимаясь со скамьи, и в процессе частичной трансформации добавил:
- Да, Люц, нас мало, но мы есть. Придет время и наши Лорды вернутся, принеся в этот мир справедливость. И тогда драконы вернут себе прежнее могущество! – когда он закончил эту фразу, за его спиной красовались черные перепончатые крылья, расправленные в широком размахе, на которых, поблескивая, отражались солнечные лучи, создавая вокруг мальчика черный мерцающий ореол.
Люциус медленно осел (благо прямо за ним услужливо расположилась скамья). Он был настолько шокирован, что даже не пытался этого скрыть. Больше всего его потрясло не то, что среди них живут драконы, а то, что Северус, которого он считал своим младшим братом, оказался самым, что ни на есть, настоящим драконом. Между прочим, опасным темным существом, согласно реестру Министерства.
Северус, хищно сверкнув глазами, восстановил свой человеческий облик. После чего, довольно ухмыляясь, присел на свое место и вернулся к своему занятию, давая другу время прийти в себя. Какие бы легенды ни ходили о знаменитой Малфоевской выдержке, он только что доказал, что удивить можно и их, особенно, если знать как.
Люциус же тем временем, не моргая, смотрел туда, где минуту назад стоял Северус. Он думал, о чем спрашивать друга, а о чем - лучше не стоит.
Спустя полчаса напряженной тишины, нарушаемой лишь шелестом страниц, переворачиваемых Северусом, Люциус таки окончательно пришел в себя:
- Почему? – еле слышно прошептал он.
- Что «почему»? – не понял Северус, тем не менее, услышавший его.
- Почему ты мне все это рассказываешь? – уже более громко уточнил Люциус.
- Ну, во-первых, потому, что ты мой лучший друг, - отстраненно произнес брюнет, не отрываясь от книги.
- А как же та рыжая гриффиндорка? – прервал его блондин.
- А она одна из нас, - спокойно ответил Северус, на этот раз, откладывая книгу в сторону. – И, я надеюсь, теперь-то ты перестанешь надо мной издеваться по этому поводу?!
- Эммм… Ну это многое объясняет! – сказал Люциус, наконец-то, получивший ответ на вопрос, что же нашел его друг в этой грязнокровке! Хотя…
- Так Эванс же грязнокровка?! – удивленно воскликнул он. – Как она может быть драконом?
- Ее отец – дракон, а многие из нас предпочитают не афишировать свою видовую принадлежность. Магия драконов отличается от той магии, к которой привыкли вы, и не у всех из нас есть к ней способности, поэтому большинство драконов живут среди магглов и учатся у других драконов. И, предупреждая твой вопрос, у нас нет такого понятия, как «чистота крови»: среди нас предпочтение отдается силе, возрасту и знаниям. Это было, во-первых. А, во-вторых, я чувствую, что во всей этой истории ты сыграешь важную роль.
- Но я-то не дракон!!! Какое Я могу иметь отношение к возвращению ВАШИХ Лордов, а?! – непонимающе произнес Люциус. Очевидно, что последний час он даже не пытался скрыть свои эмоции.
- Есть предположение, что Лорды появятся в одной, а скорее даже в нескольких древних чистокровных семьях. И я уверен, что одной из этих семей являются Малфои.
- Что значит, есть предположение? – более спокойно произнес блондин.
- Ну, вообще-то, это не совсем предположение, а скорее предсказание того самого моего знакомого (разумеется, дракона), - пояснил брюнет. – Он как-то сказал примерно следующее: «Близятся темные времена. Грядет возвращение Лордов Драконов. Два наследника древних родов Света и Тьмы станут братьями: один обретет семью, другой брата».
- Ну а я-то тут причем?
- А разве ты не представитель одного из древнейших родов, а, Люц?
- Ты же не хочешь сказать, что я - один из этих ваших Лордов?!
- Нет, разумеется. И вообще успокойся уже! Это всего лишь бред выжившего из ума старого дракона. Но, тем не менее, я бы попросил тебя об одолжении – дать клятву о неразглашении услышанной тобой сейчас информации, и что, в случае, если все же ты окажешься непосредственным участником событий, связанных с возрождением Лордов Драконов, ты встанешь на нашу сторону. Что скажешь? – голос Северуса звучал спокойно, но все же в нем можно было уловить нотки беспокойства.
- Можно подумать, у меня такой уж большой выбор?! – не задумываясь, произнес Люциус. – Я дам клятву о неразглашении, но о поддержке драконов?! Не много ли ты просишь, Северус?
- Нет, - с грустью вздохнул мальчик и добавил, глядя в глаза своему старшему товарищу. - Это меньшее, о чем я могу просить...


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:37 | Сообщение # 3
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Часть I.
Время Истины.

Глава 1.
Зов души.

Середина мая выдалась теплая. Солнце уже во всю пекло, прогревая застывшую за зиму землю и пробуждая спавшую в ней жизнь. Медленно покрывались почками, а местами и маленькими зелеными листиками, деревья огромного парка, расположенного на юго-востоке Англии и принадлежащего старинному французскому роду. Огромный парк Малфой-мэнора был знаменит своим разнообразием и эксклюзивностью некоторых видов растений и, чего уж таить, животных, обитавших в нем. Сам замок величественно возвышался на холме и являл собой неприступный бастион, призванный охранять покой своих хозяев. Вот уже несколько сотен лет каждое поколение владельцев сего поместья совершенствовало как сам замок, так и его защиту.
С заднего двора замка доносились громкие детские голоса. Внезапно из-за угла вылетел на метле светловолосый мальчик и, с криком: «Не догонишь!», понесся в сторону леса. Следом за ним, нагло улыбаясь, будто бы говоря: «Ага! Как же, мечтай!», вылетел темненький мальчик, с каждой минутой все больше сокращая расстояние между ними. Через 10 минут он таки догнал блондина и, хлопнув его по спине со словами: «Ты водишь!», кинулся прочь в сторону от него. Спустя час подобных возгласов, рискованных пике, да и просто веселого детского смеха, брюнет резко затормозил, поворачивая метлу в сторону несшегося за ним блондина. Тот, заметив это, тоже притормозил и завис прямо напротив.
- Слушай, братишка, ты случаем ничего странного не слышишь? – поинтересовался темноволосый мальчик.
- Ты об этой красивой чуть слышной мелодии, чем-то напоминающей виолончель? – уточнил светленький. И, улыбнувшись, добавил. – А я уже было подумал, что у меня глюки.
- Как же. Может, проверим, что это? Вроде направление четко прослеживается, – предложил брюнет.
- Эхх… От отца достанется потом, – медленно вздохнул блондин. – Ааа, ладно. Полетели! - и первым направил свою метлу в ту сторону, в которую словно бы манила мелодия.
Летели они еще примерно около часа на предельной скорости, все это время продолжая игру, дабы скрасить полет. Мальчики были одногодками и братьями. Не смотря на то, что один был блондином, а другой – брюнетом, они с гордостью носили древнюю французскую фамилию Малфой. И уже старались доказать свое на нее право, несмотря на свой возраст – летом им исполнится по десять. Светловолосый мальчик – Драко Малфой, родной сын влиятельного Министерского чиновника Люциуса Малфоя и старший из этой компании, – был ярким представителем своего рода. Светлые, почти что белые, волосы и серебристо-серые с голубым оттенком глаза – особенные черты всего рода Малфоев. Темненький же мальчик – Демиен Малфой, приемный сын все того же Люциуса Малфоя и младший брат Драко, - обладал темными, почти что черными, волосами и ярко-зелеными глазами, что совершенно не было свойственно этой семье.
Красивая мелодия при приближении обретала новое, более четкое и еще более красивое, звучание. Она привела мальчиков к водопаду, который бурным потоком обрушивался с высокой скалы и россыпью мельчайших брызг врезался в серебристую прозрачную поверхность озера. Оно было большим и, вероятно, глубоким. Его поверхность искрилась, отражая лучи полуденного солнца. Брызги от водопада сверкали словно бриллианты, переливаясь в лучах солнца. Всю эту красоту дополнял сказачно-зеленый лес, словно ковер, устилавший всю долину у подножья скалы на много-много миль во все стороны. Создавалось ощущения небольшого голубовато-серебристого оазиса в бескрайней зеленной пустыне. Мальчики невольно замерли, залюбовавшись этой картиной. Первым очнулся Драко:
- Красиво, - заворожено произнес он .
- Да уж. Ради такого можно и гневные вопли отца послушать.
- Ой, не напоминай! Лучше скажи, что мы будем делать дальше?
- Мелодия идет с противоположной стороны водопада. Можно попробовать пролететь сквозь него, - предложил Демиен.
- Ага, и вымокнуть до ниточки! Ну уж нет! Давай попробуем найти другой способ, – возмущенно запротестовал блондин.
- Ну, раз ты такой умный, тогда сам и ищи! – спокойно ответил брюнет.
- А вот и найду! – сверкнув глазами в его сторону, ответил Драко и направился обследовать водопад. Демиен, спустя пару минут, присоединился к нему, но направился к другой стороне. Вскоре общими усилиями была найдена полость между потоком воды и каменной стеной скалы, которая вывела мальчиков в просторную пещеру. Сводчатые арки и необычная резьба на стенах говорили о том, что пещера не была обычной. Словно в подтверждение этому, в конце пещеры возвышались два огромных мраморных дракона, поражая мельчайшей точностью повторения каждой чешуинки, каждого изгиба. Мальчики медленно, озираясь, шли вглубь пещеры, все ближе и ближе подходя к двум драконам и рассматривая их. Драконы, казалось, спали, тесно прижавшись друг к другу, словно старались согреться. Чем ближе подходили мальчики, тем больше огней зажигалось в пещере. С каждым их шагом вспыхивал очередной светящийся шарик в резных углублениях, высеченных в самой стене пещеры. Огоньки играли на чешуйках каменных драконов, создавая вокруг них мерцающее поле. В отблесках огней казалось, что перед ними не темно-красный и белый драконы, а огненно-алый, цвета восходящего солнца, и серебристо-белый, цвета водной глади в лунную ночь. Драконы завораживали своим величием. Казалось, они живые и в любую минуту откроют глаза. И, как не странно, стоило мальчикам приблизиться, как драконы открыли глаза и окинули скучающим взглядом своих гостей. Оба мальчика от неожиданности сделали шаг назад. Драконы, будто бы, принюхавшись, пришли к выводу, что гости им нравятся. Белый, моргнув, произнес: «Добро пожаловать, юные Лорды. Мы долго ждали, и вот наши ожидания, наконец-то, оправдались, и Вы пришли». То, что последовало за этими словами, окончательно вывело мальчиков из равновесия. Драконы медленно, с кошачьей грацией, словно не были каменными и не находились в таком положении тысячелетия, поднялись и услужливо открыли проход, находившийся за ними. Неторопливо проводив глазами совершенно растерянных мальчиков, они вернулись на свои места. Медленно, один за другим, мерцая, гасли светящиеся шары, освещавшие пещеру. И уже через несколько минут ничего не напоминало о только что прошедших здесь посетителях.
Пройдя мимо драконов, мальчики оказались на лестнице, ведущей куда-то вниз. Им ничего не оставалось, как последовать по предлагаемому пути. По мере их приближения в нишах стен вспыхивали то серебристым, то золотистым небольшие магические шары, освещая им путь. Спускались они недолго: вскоре лестница закончилась и коридор, виляя, повел их вглубь скалы. Шли они довольно долго, уже начиная жалеть о том, что сунулись проверять, что это за дурацкая мелодия, хотя она сама уже была отчетливо слышна и звучала, казалось, в их головах. До выяснения источника оставалось совсем чуть-чуть. Словно подтверждая их мысли, коридор неожиданно вильнул и закончился резной каменной дверью. Не смотря на кажущуюся громоздкость, дверь с легкостью открылась. Мелодия, заманившая их сюда, исчезла. Их глазам открылась интересная картина: огромный зал, в который, наверное, вошло бы около десятка квиддичных полей, был почти что полностью отделан золотом, серебром и драгоценными камнями. Огонь, полыхающий на специальных подставках, освещал зал и, отражаясь в гранях тысяч и тысяч разноцветных камней, ослеплял своей яркостью. Весь пол был усыпан различными драгоценностями: начиная золотыми и серебряными монетами, кончая изделиями невероятной красоты. Чтобы привыкнуть к такому яркому свету, понадобилось несколько минут. Когда мальчики более или менее освоились, Демиен толкнул брата в бок, указывая на верхушку одной из многочисленных драгоценных гор. Драко, присмотревшись, тоже заметил там что-то странное. Это что-то с не меньшим любопытством их разглядывало. Собственно этим чем-то являлась горгулья. Она чем-то была похожа на тех, что охраняли Малфой-мэнор. Только эта была больше и, определенно, наглее. Горгульи Малфой-мэнора не позволяли себе даже взгляда в сторону хозяев, чего уж там говорить о таком откровенном безобразии. Горгулья же, тем временем, расправив свои крылья, спланировала со своего импровизированного ложа и опустилась в нескольких метрах перед мальчиками. Она с любопытством и явным интересом разглядывала их, только теперь уже с более близкого расстояния.
- Этого не может быть… Столько лет… А они совсем юные… Как много времени я ждала… Хмм… А они ничего… Светленький… Эмм… Серебро, определенно серебро… Значит, темненький – золото… Интересно… Необычно… - бормотала чуть слышно горгулья, расхаживая взад-вперед, а иногда и делая круг вокруг мальчиков. Они молча ждали, пока каменное создание соизволит объяснить хоть что-нибудь. Демиен, менее терпеливый из братьев, не выдержал и спросил:
- Извините, не могли бы Вы объяснить нам, что это за место?
Горгулья замерла, удивленно взглянув на него. А потом неожиданно, словно что-то вспомнила, произнесла:
- Ох, простите! Не подумала, что Вы и правда ничего не знаете, - сказала она низким шуршащим голосом. – Мое имя… хмм… имя… как же его там… вроде бы что-то было на М… да как же его там… - горгулья определенно вновь забыла о мальчиках в попытках вспомнить собственное имя.
- Хмм, – напомнил ей об их присутствии Драко.
- А?! О! Да-да! Имя! К сожалению, я не могу вспомнить свое имя, столько времени прошло с тех пор, как мои прежние Владыки создали меня и дали мне имя… Даа… время… сколько же я ждала… - она вновь уже почти ушла в свои мысли, но ее взгляд набрел на смертельно-зеленый блеск глаз брюнета и вернул в действительность.
- Можете называть меня так, как Вам будет угодно. Что же касается Вашего вопроса, то Вы находитесь в Замке Драконов - Arxsandum Elementio или Замок Стихий. Это резиденция последних правителей Империи Драконов, – последние слова она произнесла с такой грустью и печалью в голосе, что мальчики невольно подумали, что она и вправду давно здесь, и скучает по тем временам и тем существам, что жили здесь прежде.
- Простите, а что это за Империя Драконов? – с любопытством спросил Драко.
- О! Так Вы и об этом ничего не знаете?! Сколько же времени прошло?! Какой сейчас лит? – спросила она.
- Лит? – переспросил Драко.
- То, чем измеряется время. Люди вроде бы измеряли в зимах… Это одна четвертая нашего лита.
- Сейчас 1990 год, - не задумываясь, сказал Драко. – То есть прошло 1990 зим, - добавил он, задумавшись.
- 1990?! С какого события вы ведете счет?
- С Рождества Христова, - так же быстро ответил Драко.
- С чьего рождества?! А когда же по вашему летоисчислению была Великая Битва Стихий?!
- Какая битва? – спросил, озадаченно глядя на горгулью, Драко, разбирающийся в истории лучше брата.
- Великая Битва Стихий. Битва между двадцатью одним кланом драконов, повелевавшими различными стихиями. Та битва дала драконам первых Лордов – Золотого Лорда Диметриуса и Серебряного Лорда Декронта – двух братьев-близнецов, еще при рождении поразивших всех своей противоположностью. Во время войны они стали свидетелями смерти своей матери – тогда и произошло их второе «рождение». Перед их силой, могуществом и мудростью склонились все драконы. Слово Лорда – Закон для Драконов. Они закончили войну и создали единое государство драконов – Империю Драконов – могущественную и сильную, - пораженный взгляд мальчиков заставил ее остановиться. - Чего Вы на меня так смотрите? Вы же не хотите сказать, что никогда о ней не слышали?!
Вместо ответа оба мальчика синхронно помотали головами, подтверждая ее опасения.
- Ладно. А если взять событие, не связанное с драконами. Как насчет Tempus illio Arcantum – Время возмездия Аркантов? Извержение вулканов Аркантов – высочайших гор на северо-востоке Лоргтонга [В районе Сахары в Африке – п/а]. В этих горах находились одни из самых больших источников воздушной стихии. Жившие там существа, так называемые калерумы, - созданные из воздуха и им частично являющиеся и, следовательно, способные управлять погодой – погибли при извержении. Воздушная стихия из разрушенных источников, никем не контролируемая, стала буйствовать на поверхности некогда одного из красивейших мест планеты, постепенно превращая в безжизненную пустыню, - горгулья вздохнула и посмотрела на мальчиков. – Что, и этого вы тоже никогда не слышали?
- Нет, - одновременно тихо ответили мальчики.
- Ну а о падении самой Империи Драконов Вы хоть слышали? Тоже нет?! Да что же это такое! Ладно, юные дракончики, кое-что я вам расскажу сейчас, остальное потом. А может, если вам будет интересно, Вы и сами просмотрите хроники наших дней.
- А почему вы назвали нас дракончиками? Мы же люди, – спросил Демиен, обративший внимание на небольшую неточность в ее словах.
- Потому что Вы – драконы. Разве Вы еще не поняли этого?
- Да с чего вы это взяли?! – возмутился Драко.
- А с того, что Вы сюда пришли, и стражи Вас пропустили. И, вообще, выслушайте, и все поймете. Историю самой Империи драконов я, пожалуй, сейчас опущу, ибо не так уж она здесь и важна. А начну я вот с чего: Много-много лит назад, а по Вашему еще больше зим…
- Лет, - поправил ее Драко.
- Лет так лет. Много-много лит назад, а, по-вашему, еще больше лет назад существовала Могущественная Империя Драконов – величественная и блистательная. И правили ей два Лорда Дракона – Золотой Лорд Денетор и Серебряный Лорд Дориан. В те времена Империя была в расцвете: крыши домов сверкали, усыпанные разноцветными камнями, покрытые золотом и серебром. По небу летали разноцветные драконы. Маленькие дракончики резвились вокруг озера, а кто и в самом озере. Вот уже несколько тысяч лит жили драконы в свое удовольствие, в мире и согласии. Но однажды их мир рухнул – пришли ардорумы, существа огня, и разразилась война. Не готовые к ней драконы, застигнутые врасплох, с трудом, но побеждали, неся огромные потери. Да и ардорумам пришлось не сладко! Казавшийся уже очевидным исход битвы был изменен. Исход войны решила смерть Лордов Драконов. Один дракон огненной стихии предал своих правителей: он помог уже почти побежденным ардорумам попасть в Арксандум Элеменцио. Ардорумам удалось убить Лордов Драконов. Империя Драконов пала! Но на смертном одре умирающие правители прокляли свой народ. Они обрекли драконов на миллиты [это 1000 лит, или 4000 лет – п/а] одиночества и вражды. На смерть от рук слабых существ, которыми они питались. На миллиты скрытого существования среди людей, существ, которых они считали низшими. Со смертью Лордов Драконов не удерживаемые более могущественной волей правителей драконы вновь вспомнили о своей вражде и принялись драться друг с другом. Хотя ардорумы и победили в этой битве, они и сами оказались на гране уничтожения. Они вынуждены были покинуть места военных действий, оставив военные трофеи, теперь не представлявшие ценности и для самих драконов. Выжившие разбрелись по всему миру. Кто-то предпочел высокие горы, кто-то – глубину озер, морей и океанов, а кто-то остался среди людей. Драконы жили надеждой, что когда-нибудь снова увидят отблески солнечных лучей на золотых крышах Арксандум Элеменцио, и новые Лорды Драконы соберут их в одном месте и возродят из пепла погибшую Империю Драконов, еще более сильную и могущественную. Один из них – советник погибших Лордов Драконов – Фиделиус, собрал все, что ему удалось, и запечатал этот зал, оставив меня охранять сокровища и дожидаться новых Лордов Драконов. Он наложил на символ величия Империи – Арксандум Элеменцио – какие-то чары, сказав, что войти сюда смогут лишь Лорды, - при этих словах мальчики пораженно переглянулись, а горгулья, заметив это, добавила. – Вы правы, юные драконы. Вы и есть новые Лорды. Позвольте теперь и мне поинтересоваться Вашими именами?
- Драко Малфой, - не задумываясь, ответил блондин, погруженный в свои мысли.
- Демиен Малфой, - ответил брюнет, но уже немного недоверчиво поглядывая на горгулью.
- Драко и Демиен… поразительно… и вновь на «Д»… замечательно… - Бормотала горгулья, направляясь куда-то в сторону сокровищ, и взлетая, добавила, - сейчас вернусь. Через несколько минут она вернулась с двумя золотыми кубками в руках и, приземляясь перед мальчиками, терпеливо ждущими дальнейших объяснений, сказала:
- Это, - она указала на кубки, - мне оставил Фиделиус. Он сказал, что вероятнее всего новые Лорды придут в людском обличие, хотя в их жилах и будет течь кровь драконов. Здесь то, что в сочетании с их кровью пробудит в них драконов. Я прошу Вас капнуть в кубки по пять капель Вашей крови, юные драконы. – Она поставила кубки с молочно-белой жидкостью внутри на небольшое возвышение на полу и протянула им по черному резному кинжалу. Мальчики осторожно взяли их и, переглянувшись и кивнув друг другу, сделали маленькие надрезы на больших пальцах, занося их каждый над своим кубком. Как только первые капли крови коснулись жидкости в кубках, она начала менять свой цвет, и, после пятой капли, в них были жидкости уже соответственно ало-оранжевая у Демиена и серебристо-голубоватая у Драко. Горгулья пораженно похлопала глазами, явно ожидая другой результат, а потом, словно поняв какую-то жизненно важную истину, взмахнула руками и произнесла:
- Ну конечно! Надо было сразу догадаться! А теперь капните по две капельки в кубки друг друга, - сказала она и в предвкушении нужного результата уставилась на кубки. Мальчики послушно проделали указанные действия, и жидкость в кубках мгновенно вспыхнула ярким ало-оранжевым огнем у Демиена и голубовато-белым пламенем у Драко. Горгулья, восхищенно сверкнув глазами, подняла кубки и протянула их мальчикам.
- Выпейте! – приказным тоном произнесла она.
Мальчикам не оставалось ничего, кроме как сделать это. Они подняли кубки и осторожно, боясь обжечься [а льдом можно обжечься?!], поднесли их к губам и сделали первый глоток. Зелье оказалось приятным на вкус, согревающим и словно обволакивающим спокойствием и умиротворенностью. Остальное они выпили залпом, и, выронив пустые кубки, медленно опустились на пол, погружаясь в сон. Проснулись они уже драконами. Юными дракончиками, еще не представляющими особой опасности, но вполне способными постоять за себя. Просыпались они медленно, сначала полежав с закрытыми глазами, пытаясь вспомнить и осознать произошедшее, затем открыв один глаз, другой. Потом они долго с интересом рассматривали друг друга и самих себя. Демиен превратился в маленького золотисто-алого дракончика с гладкой крупной, с сикль, чешуей. На голове у него начинался небольшой нарост, который продолжался на спине, а затем переходил в хвост и заканчивался на нем. На вершинах плотных кожистых крыльев красовались небольшие коготки. Длинную, слегка приплюснутую морду, украшали наросты, как бы удлиняя ее. Необычным огнем горели изумрудно-зеленые глаза юного Лорда Дракона. Драко же стал серебристо-белым с голубоватым оттенком дракончиком, покрытым мелкими чешуйками. Вдоль всего его тела был костяной нарост, но не такой как у брата, а будто бы раздвоенный. Его крылья были более жилистыми и тонкими, с четко обозначенными контурами суставов. На кончиках крыльев красовался загнутый наружу коготок. Всю эту картину красиво дополняли серебристые глаза. Стоило только подумать Драко о том, что брат выглядит более угрожающе, как Демиен повернулся в его сторону и сказал:
- Neacshega’a pha’ada’abhna’aga’a, - странные шипяще-свистящие звуки донеслись из его пасти. Но, тем не менее, Драко понял то, что сказал брат: «Ничего подобного».
- A’a cshem thei? – непривычные звуки поразили и Демиена, складываясь во вполне понятные слова: «О чем ты?».
- A ne vfeiglhaccuu bha’alhee uugra’accaaeurre! – пояснил золотой дракон.
- Na’a a ne ga’avfa’arealh eetha’aga’a vfsslhuuhh. – удивленно сказал Драко. А потом мысленно произнес: «Эмм… Демиен?».
- Cshtha’a? – поинтересовался тот.
- «Попробуй говорить не словами, а мыслями», - ответил серебряный дракон.
- «Драко?», - попробовал Демиен.
- «О! Похоже, мы можем разговаривать и без слов», - удивленно моргнул Драко.
- «Так это же здорово! Интересно, а на какое расстояние это действует?» - задал интересующий его вопрос Демиен. Его, как обычно, интересовала практическая сторона и выгодность новой способности.
- «Проверим, но позже. Дем, а Дем. А сколько времени мы здесь находились?», - вдруг спросил Драко.
- «Не знаю, но достаточно долго, что бы время нашего возращения не возымело влияния на наказание. Так что ты как хочешь, а я развлекаться», - с этими словами юный золотой дракончик расправил крылья и, неуверенно взмахнув ими несколько раз, взлетел вверх. С каждой секундой взмахи становились увереннее, и дракончик, войдя во вкус, начал носиться по залу, иногда, все же не рассчитав, задевая золотые горки, с которых лавиной, позвякивая, скатывался драгоценный металл. Драко несколько минут наблюдал за братом, а потом присоединился к нему.
Налетавшись вдоволь по закрытому пространству, пару раз неудачно вписавшись в поворот и врезавшись в горы драгоценностей, они, наконец-таки, опустились на пол. Теперь оба думали, как же им вернуться обратно в человеческое тело. Стоило им приложить немного усилия к этой мысли, и они вновь оказались в привычных для них человеческих обличиях.
- Класс! Это мы теперь в любое время можем стать драконами! – восхищенно произнес Демиен.
- Разумеется, юный дракон, - ответила, с улыбкой наблюдавшая за их игрой, горгулья. – К сожалению, полную силу Лордов Драконов вы получите позже, когда подрастете, но вы и сейчас намного сильнее любого вашего сверстника. А теперь, юные Лорды, не соизволите ли вы осмотреть ваши владения?
- В каком смысле владения?! – поразился Демиен.
- В прямом. Я собираюсь показать вам Арксандум Элеменцио, - с улыбкой произнесла горгулья и направилась к небольшой дверце в противоположном от тех ворот, через которые они вошли, углу. Мальчики последовали за ней, с нетерпением ожидая увидеть то, что горгулья назвала символом могущества Империи Драконов. Они шли по лестнице, в некоторых местах от которой в сторону отходили коридоры. Они долго поднимались вверх, все выше и выше. Когда оба мальчика хотели уже возмутиться, горгулья резко замерла. Налетев на нее, оба Малфоя не сдержали вздохов облегчения, заметив перед ней такую же дверь, что вела в зал с драгоценностями. Горгулья аккуратно провела рукой по двери, словно гладила нежное хрупкое существо, и с силой толкнула ее вперед. Та с неохотой поддалась, открывая взорам юных Хозяев очаровательный вид: они стояли на вершине той самой скалы, недалеко от берега реки, которая водопадом свергалась со скалы. Они оглянулись назад и удивленно уставились на пустоту. Двери, через которую они только что прошли, не было. Их привлек голос горгульи, заметившей их непонимание.
- Сейчас вы увидите замок, но прежде возьмите кинжал и капните по капле вашей крови на камень, – с этими словами она протянула им кинжал и выжидающе посмотрела на них.
Мальчики выполнили ее просьбу.
- А теперь повторяйте за мной: «Кровью своей и Именем Повелителей Драконов мы принимаем нашу судьбу». - Стоило словам прозвучать, а алым каплям крови упасть на камень, как воздух словно ожил. Он подернулся туманной пеленой и замерцал миллиардами разноцветных искр. По мере того, как туман рассеивался, их взору открывался величественный огромный замок. Он, казалось, состоял из двух половинок, и в то же время был единым целым. Высокие башни с золотыми и серебряными крышами. Красный и белый мрамор. Замок был восхитительным! На него просто невозможно было смотреть спокойно – он пробуждал в сердце невообразимый ворох чувств! Восхищение и в то же время ужас! Замок завораживал! Он стоял над водопадом. Одна его часть – ало-золотая – была на одном берегу реки, а другая – серебристо-белая – на другом. Между двумя ярко выражающими противоположность сторонами была белая, с красными прожилками, мраморная стена с множеством высоких сводчатых окон. Над тем самым местом, где мощный поток воды обрушивался с неимоверной скоростью вниз, был белый мраморный мост. Собственно этот мост и был первым, что бросилось мальчикам в глаза. Хотя мостом его назвать было сложно, ибо он соединялся с одной из стен, но и балкончиком его назвать язык не поворачивался. По обеим сторонам моста были красивые резные каменные двери. Мальчики с восторгом смотрели на тот пейзаж, потрясающий воображения, который открылся им. С минуту они любовались видом, но вскоре поняли, что стоит осмотреть и сам Замок. Они оглянулись и с удивлением заметили позади себя, там, откуда они вышли минутой раньше, мраморных драконов, практически ничем не отличавшихся от тех, что они встретили в пещере. Они повернулись к горгульи, намереваясь уточнить у нее, что все это значит, но она сама сказала:
- Эти драконы пропускают лишь Лордов Драконов. Хотя они могут пропустить еще и нескольких, кого изберут драконы. Обычно тех, кому они доверяли, находилось от силы человека три, - улыбнулась горгулья. Осмотрев замок, они с сожалением заметили, что солнце опускается все ниже и ниже.
- Нам пора возвращаться, - с грустью заметил Драко.
- Да, – как ни странно, но брат не стал спорить.
- Что ж. Вы в любое время можете сюда вернуться. Вы и те, кому вы доверяете. Возможно, что скоро сюда прибудут другие драконы.
- Будем надеяться. До скорого.
- До встречи. Кстати, а ведь мы так и не узнали твоего имени, - вдруг вспомнил Демиен.
- Вы вольны дать мне любое имя, - ответила горгулья.
- Значит Авада, - произнес Драко, улыбнувшись.
- Почему бы и нет?! – Хмыкнул Демиен.
Оседлав метлы, оба мальчика взмыли в воздух. Облетев на прощание свой замок, они отправились домой. Там их ждал грандиозный скандал. Отец не прощал таких поступков.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:39 | Сообщение # 4
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 2.
Причины и следствия.

Проснулись они одновременно, хоть и спали в разных комнатах. Домовые эльфы постарались. И правда, как только они подумали о том, что виноваты эльфы, перед каждым из них возник домовик, услужливо интересуясь, чего желает молодой хозяин.
- «Доброе утро, Дем».
- «Ага. Доброе. Как же!»
- «Ну и чем ты недоволен теперь?»
- «Так поспать же не дают! А вчера, между прочим, легли поздно! Я не выспался!»
- «Ну, ты сам виноват, если подумать. Надо было раньше ложиться!»
- «У меня же День Рождения был! И вообще! Когда хочу, тогда и ложусь!»
- «Ути, какие мы капризные!» - съязвил Драко. – «Пошли завтракать уже».
- «Пошли».
Стоило им выйти из комнат, как материализовавшийся перед ними домовой эльф сообщил, что «старший хозяин желает видеть своих детей после завтрака у себя в кабинете». Переглянувшись, мальчики отправились в столовую.
После того, как оба позавтракали, они направились в кабинет отца. Подойдя к закрытой двери, они тихонечко постучали и, дождавшись тихого «Войдите», осторожно заглянули в комнату. Отец сидел за столом и что-то писал. Не поднимая головы, он сказал, чтобы они проходили и садились, и что через минуту он освободится. Мальчики осторожно прошли и сели в кресла, не представляя, о чем с ними хочет поговорить отец.
Через минуту он и, правда, отложил то, что писал и, обращая взор к мальчикам, произнес:
- Я позвал вас, чтобы рассказать немного о том, что было, и кое что показать, поэтому устраивайтесь поудобнее, – он встал и подошел к шкафу, открыл стеклянную дверку и достал оттуда небольшую чашу. Потом спокойно поставил ее на столик перед креслами. Теперь они смогли рассмотреть сосуд. На столе перед ними стояла красивая хрустальная чаша с серебристой, переливающейся жидкостью.
- Омут памяти, – восхищенно выдохнул Демиен, не в силах оторвать взгляд от мерцающих защитных рун, обвивающих чашу.
- Зачем? – спросил не менее пораженный красотой стоящего перед ними предмета Драко.
- Затем, что настало время ВАМ узнать ВСЮ правду, - голос отца был холоден. Он растягивал слова больше, чем обычно. Только человек, давно знающий его, мог понять, насколько он взволнован.
- Узнать что? – голос Демиена предательски дрогнул, свидетельствуя о том, что он уже догадался о теме предстоящего разговора.
- Узнать историю твоего рождения, - он посмотрел на Демиена. – Узнать об ошибках моей молодости, узнать о том, что я сделал, чтобы загладить свою вину перед вами обоими, но в первую очередь перед тобой, Дамьен. Ты всегда знал, что ты мой приемный сын, но не менее любимый, хочу заметить! Сегодня ты узнаешь обстоятельства твоего усыновления: о том, что случилось 9 лет назад с твоей настоящей семьёй. Для этого мы совершим небольшое путешествие по моим воспоминаниям, в процессе которого я расскажу вам все, что сочту необходимым, а все остальное вы увидите сами. Вопросы, если таковые будут, задавайте сразу.
Но прежде, чем мы отправимся, я должен сказать еще несколько слов. Как вы, наверное, помните из истории Магического Мира, последней войной, потрясшей Британские острова, была война с Лордом Волдемортом – могущественным темным волшебником, стремившимся возродить традиции и принципы прошлого. Он был ярым сторонником идей Салазара Слизерина (что совсем не странно, если учитывать их родство) о чистоте крови. Стремился возвысить всех чистокровных магов и отграничить, если не истребить вовсе, маглорожденных волшебников. Но еще сильнее он ненавидел полукровок, будучи сам одним из них. Почти все представители чистокровных родов встали под его знамена и принесли ему клятву верности. И я был одним из них.[«И я там был, мед пиво пил, по усам текло…», - п/г] Надо сказать, что на мое решение принять Темную Метку, символ верности Темному Лорду и его идеям, а на деле практически клеймо рабства, немало повлиял мой отец, являвшийся в то время правой рукой Темного Лорда. Альтернативой «борьбы за правое дело», как выражался отец, было как минимум лишение наследства, но вероятнее всего долгая и мучительная смерть. Так что выбора у меня особого не было. Твой крестный, Драко, тоже вскоре присоединился к нам. Нас называли Пожирателями Смерти – ужасом всего магического мира. [«Мы - ужас, летящий на крыльях ночи!» - Черный Плащ отдыхает, - п/а][ЭЭЭЭЭЭ!!!!! Это мое выраженьице!!!! – п/б] Одно только наше появление создавало панику среди людей. Но это все теперь не имеет значения. Однажды Темный Лорд узнал о пророчестве, в котором говорилось, что «родится ребенок, который единственный сможет ему помешать». Точного текста пророчества он не знал, но ему хватило и этого, чтобы решить, во что бы то ни стало, уничтожить ребенка до того, как он вырастет и наберется сил.
Мальчики слушали, затаив дыхание, мысленно пытаясь понять, к чему отец рассказывает им историю Темного Лорда. Разумеется, они, как и многие другие чистокровные дети, изучали историю Магического Мира с раннего детства. Не говоря уже об истории Темного Лорда.
- «Слушай, Дем, мне кажется, он не зря об этом пророчестве упомянул».
- «Ты еще скажи, что он намекает, что этот ребенок – я!»
- «А почему бы и нет? Ты же помнишь, что Лорд погиб при неизвестных обстоятельствах. Они вполне могли и ошибиться с этим Лонгботтомом!»
- «Не смешно, между прочим».
- «А я и не шучу».
- «Тогда может, дослушаем? Если ты прав, то мы сейчас узнаем все подробности гибели Темного Лорда».
- «Ууууу… Все молчу. Я об этом как-то не подумал».
- «Оно и заметно».
Люциус тем временем подошел к ним и сказал:
- Ну что ж, теперь мы можем отправляться. Готовы?
Мальчики одновременно кивнули и, взяв отца за руки, коснулись серебристой жидкости. Мир в ту же секунду закружился вокруг них водоворотом.

* * *

Люциус стоял посреди комнаты, рядом - оба сына, с интересом осматривая помещение. Зала была не очень большой, но вполне вместила бы в себя человек тридцать. Было темно, и лишь тусклый свет факелов освещал помещение. Его хватало только на то, чтобы различить очертания фигур, стоявших полукругом перед импровизированным троном, на котором восседала фигура в черной мантии.
Воспоминания нахлынули ледяной волной, возрождая в памяти те времена, а с ними и ту злость от невозможности что-либо изменить, злость на себя за то, что сделал неправильный выбор, поддался влиянию отца.
Стоило только осмотреться, и все то, что он пережил, вновь четко предстало перед глазами, будто бы и не было этих 9 тихих и спокойных лет. Ему понадобилась пара секунд, чтобы прийти в себя, сделав вид, что он дал время мальчикам осмотреться и понять, где они находятся и что происходит.
- Это Пожиратели Смерти и Волдеморт, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Демиен.
Мысленно он в очередной раз восхитился аналитическими способностями своего приемного сына, и, подтверждая его слова, сказал:
- Да. Это так называемый Внутренний Круг пожирателей Смерти – наиболее приближенные к Темному Лорду люди, и наиболее верные Ему, хотя, - улыбнувшись своим воспоминаниям, он добавил, - наиболее верные, как ЕМУ казалось, люди. Среди присутствующих здесь как минимум двое его предадут, – он посмотрел на мальчиков. Заметив вопросительный взгляд сына, он, ухмыльнувшись, ответил на так и не озвученный вопрос. – Я и Северус.
Окинув взглядом Внутренний Круг Пожирателей Смерти, он продолжил:
- Сейчас здесь, кроме меня и твоего крестного, Драко, присутствуют супруги Лестрандж, Беллатрикс и Рудольфус, его брат Рабастан Лестрандж, Антонин Долохов, Август Руквуд, Кребб и Гойл, и многие другие. Почти все вышеперечисленные Пожиратели Смерти в настоящее время гостят в неприступном бастионе возмездия – в Азкабане. Некоторые из присутствующих – мертвы. Кто-то погиб в неравной битве с Аврорами, а кто-то от руки своего господина: Темный Лорд не прощает ошибок. – Люциус замолчал, и, словно в подтверждение его слов, в ту же секунду в зале раздался отчаянный крик извивающегося посреди комнаты человека в черной мантии, но без маски, в которых были все остальные присутствующие. Темноволосый юноша корчился от боли, а Пожиратели Смерти один за другим посылали в него одно и то же проклятье. И так до тех пор, пока юноша не перестал шевелиться и реагировать вообще на что-либо. В зале повисла тишина, и восседающий на троне темноволосый волшебник, грациозно поднявшись, прошелся, изредка останавливаясь напротив кого-либо из людей.
Остановившись возле одного из Пожирателей, он произнес шипящим низким голосом:
- Северус, ты что-то хотел мне сказать? Почему бы тебе ни сделать это сейчас? Может, хоть у тебя найдется хорошая новость для меня?
- Мой Лорд, - произнес человек, к которому обратился Темный Лорд. – Я не уверен, что это хорошая новость. Сегодня днем я был в Хогсмиде и увидел Дамблдора. Подумав, что неплохо было бы проследить, я пошел следом за ним. Вероятно, он не предполагал о том, что может произойти что-то неожиданное вроде настоящего пророчества, и не потрудился защитить комнату от прослушивания. Он проводил собеседование с претенденткой на должность преподавателя Прорицания, но девушка была слишком молода и не блистала талантами к прорицанию. Он уже почти отказал ей, но тут произошло непредвиденное – она произнесла истинное пророчество. Мне удалось услышать лишь первую часть этого пророчества, потом меня заметили, и мне пришлось уйти.
Голос Северуса - спокойный и холодный, напомнил Люциусу о школьных годах. О том, как они познакомились, о том, как он прикрывал его – мальчишку - от постоянных нападок со стороны гриффиндорской шайки во главе с этим предателем крови – Блэком. О том, как незаметно Сев стал ему младшим братом, которого у него никогда не было, но о котором он всегда мечтал. О посвящении Северуса. Если бы он тогда не услышал это дементорово пророчество, то, возможно, все было бы по-другому. Вопрос в том, лучше или хуже? Вот только ответа на него никто не знает. Да и изменить уже ничего нельзя.
Голос Темного Лорда прервал размышления Люциуса:
- Что за пророчество? Что ты услышал такого, что могло бы заинтересовать меня?
- Пророчество о Вас, мой Лорд, и о ребенке, который родится в семье, трижды посмевшей бросить вам вызов. Согласно пророчеству, он будет настолько силен, что сможет Вас победить, – это все, что я слышал, мой Лорд.
Темный Лорд был в ярости. Один из тех дней, когда он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО был в ярости. Мальчики пораженно смотрели на те зверства, что последовали дальше, не в силах ни отвести глаз, ни произнести ни слова. Наконец, Темный Лорд остановился и произнес тихим голосом, от которого у всех присутствующих побежали мурашки по коже:
- Убить мальчишку. Чем раньше – тем лучше.
Последней мыслью Люциуса была: «А знал ли Северус, к чему приведет это, столь неосмотрительно подслушанное им пророчество?» И вновь мир вокруг закружился, перенося их в следующее воспоминание.

* * *

Они оказались в маленькой темной гостиной, обставленной скромно, но со вкусом. В комнате находились два человека. Высокий светловолосый юноша, одетый по последнему слову моды, сидел в кресле у камина и спокойно пил вино из хрустального бокала. Второй юноша, темноволосый и высокий, молнией метался по комнате.
- Мерлин! Люциус, что я наделал?! Он ее убьет! Великий Мерлин, почему Лили!? Люциус, что делать? Я не могу позволить ее убить! Что же я наделал?! Салазар побери! Помешать! Надо ему помешать! Люциус, надо ему помешать любым способом! Пусть он делает, что хочет с этим гриффиндорским придурком! Но ЕЕ надо спасти! Люциус, слышишь, надо что-то делать!? Мерлин, еще этот ребенок! Ну откуда же мне было знать?! Зачем я только пошел в этот дементоров трактир?!... – Северус, не переставая, говорил, и в его голосе отчетливо слышалась паника и отчаяние.
Люциус, уже взрослый, стоял и смотрел на эту сцену, забыв о мальчиках. В его памяти вновь отчетливо проступали события той ночи. В эту ночь Темный Лорд сказал, что под пророчество подходят только два ребенка – сын Лонгботтомов и сын Поттеров.
Северус был в панике. Люциус до сих пор не мог понять, КАК он смог сохранить спокойствие перед Лордом и не выдать своих чувств. Мерлин, да он вообще никогда не видел Северуса таким: полным отчаяния, в панике, абсолютно не способным рационально мыслить. Он готов был кинуться в любую авантюру, лишь бы спасть Лили Эванс (он никогда не называл ее Поттер, для него она всегда оставалась Эванс). Даже тогда, когда он узнал о ее свадьбе с самым ненавистным ему человеком, он был спокоен, хотя и подавлен. Тогда Эванс не угрожала смерть. Что мог он посоветовать ему тогда, кроме как предупредить? Разумеется, он предложил каким-нибудь способом предупредить оппозицию. Разве же мог он предположить тогда, чем это обернется для Сева?! Вслух, вспомнив о том, что рядом с ним стоят его сыновья, он произнес:
- Это был последний раз, когда я видел его таким. После смерти Лили он и вовсе замкнулся, и уже никто не мог различить его чувств и эмоций. Надеюсь, вы поймете, насколько сильным потрясением стало для него извести о предполагаемых родителях Ребенка пророчества…
И снова вихрь времени взметнулся вокруг них, переноси их в следующее воспоминание.

* * *

Теперь они находились на небольшой поляне. Около Темного Лорда стояли несколько человек в черных плащах. Он был взволнован. Люциус помнил тот вечер дня Всех Святых так, будто это было вчера. А вот мальчики знали об этом только из книжек по Истории Магии, да и то лишь ту версию, которую выдали Министерские чиновники – красивую и слащавую сказочку о Мальчике-который-выжил. Сейчас ему предстояло рассказать своим сыновьям настоящую историю гибели одного из величайших темных волшебников этого мира.
- Сейчас здесь, на этой поляне, решается судьба Магического мира, но никто об этом тогда даже не догадывался. Темный Лорд нашел убежища обеих семей. Два ребенка – дети уважаемых и известных авроров – Невилл Лонгботтом и Гарольд Поттер. Обе семьи трижды бросали вызов Темному Лорду и при этом остались в живых. И оба мальчика родились в один день, - Люциус взглянул на Демиена и, ухмыльнувшись, добавил, - 31 июля 1980 года.
Демиен вздрогнул и посмотрел на Драко.
- «Мерлин мой! Ты был прав! Похоже, именно это он и имеет в виду. Я и есть этот Гарольд Поттер»
- «Сдается мне, не только я был прав, предполагая, что мы сегодня узнаем. Почему мне кажется, что сейчас нам предстоит увидеть смерть Темного Лорда?»
- «Потому что это так. Вопрос в том, почему мы ДОЛЖНЫ ее увидеть? Ведь всем же известно, что Темного Лорда победил Невилл Лонгботтом».
- «А что если они ошиблись? Что если его Аваду отразил ты, Гарри Поттер?»
- «МОЕ ИМЯ Демиен Малфой! И мой отец – Люциус Малфой! Запомни это раз и навсегда!!! Как бы меня не назвали при рождении мои биологические родители и кем бы они ни были – Я – твой брат!!!» - глаза Демиена яростно сверкнули в неярком свете луны, и Драко понял, что брат говорит на полном серьезе. Он такой же Малфой, как и он сам.
- «Извини, братишка. Слушаем дальше?»
- «Да».
Люциус же, сделав небольшую паузу, что бы мальчики осмыслили услышанное, продолжил свой рассказ.
- Сегодня ночью несколько Пожирателей Смерти, а именно: Беллатрикс и Рудольфус Лестранджи и Антонин Долохов, направятся в дом Френка и Алисы Лонгботтомов. А сам Темный Лорд, вместе со мной, - к Джеймсу и Лили Поттерам. Обе семьи находились под охраной Ордена Феникса, организации, противостоящей Пожирателям Смерти, которую возглавлял директор Хогвартса Альбус Дамблдор, и были максимально защищены. Но для Темного Лорда не существует преград. Теперь узнать их местонахождение можно было только одним способом – если Хранитель их тайны добровольно выдаст их. И он сумел найти Хранителей Тайны обеих семей и переманить на свою сторону. Точнее переманить одного, второй и так уже продолжительное время был нашим шпионом в стане врагов. Вместе с Северусом. Хранителем тайны Поттеров был один из их лучших друзей, один из Мародеров, той самой гриффиндорской банды, о которой вам рассказывал Северус, - Питер Петтигрю. Хранителем тайны Лонгботтомов тоже был друг их семьи – Карадок Миллорд. Собственно, о Лонгботтомах я бы и хотел вам рассказать, пока Темный Лорд дает распоряжения Лестранджам и Долохов. Сейчас они отправятся на встречу с Миллордом, который и отведет их к Лонгботтомам. Они прячутся где-то в Манчестере. Старших Лонгботтомов Лестранджи будут долго пытать, но в конечном итоге их убьет Долохов. Поскольку Темная Метка на левом предплечье Пожирателей обладает и обратной связью, то они почувствуют смерть своего хозяина и в панике сбегут оттуда, не забрав ребенка, как им было приказано, а после непродолжительных пыток, оставят. Когда же Лестранджи и Долохов узнают, что их опасения подтвердились и Темный Лорд пал, они и несколько других Пожирателей Смерти нагрянут в Министерство. Там их и поймают. Хотя, надо заметить, не так-то просто удалось аврорам поймать эту компанию. Что же касается Поттеров, то дело обстояло сложнее… Как вы уже поняли Невилл Лонгботтом к падению Темного Лорда не имел ни малейшего отношения. Что случилось в доме Поттеров, вы вскоре увидите сами.
Люциус замолчал, и до мальчиков донесся шипящий голос:
- Все готовы? Тогда разделяемся: Беллатрикс, Рудольфус и Антонин, вы отравляетесь к Лонгботтомам. Люциус, ты со мной. Аппарируем!
Небольшой рывок и они оказываются в другом месте.
- Годрикова Лощина, – прошептал Люциус.
- Здесь ОН погиб? – спросил Драко.
- И да, и нет, - коротко ответил отец, а потом пояснил. – Да, здесь он лишился своей телесной оболочки, и нет – он не погиб. По крайней мере, так считают оставшиеся Пожиратели Смерти. А теперь, советую вам поторопиться, дабы не пропустить ничего.
Они послушно пошли вслед за двумя темными фигурами по направлению к видневшейся впереди деревушки. Не смотря на столь поздний час, их было хорошо видно. Недалеко от первого дома к ним присоединился третий человек, тоже в черной мантии. Он суетился и вертелся вокруг Люциуса и Темного Лорда, не переставая что-то говорить, пытаясь указать им путь.
- Хвост, - с таким презрением произнес отец, что мальчики вздрогнули от неожиданности. – Жалкое подобие мага, преклоняющееся только перед силой и могуществом. И как только Поттеры могли доверить ему свою жизнь?! Да ладно бы только свою, но жизнь своего ребенка?! – Люциус прекратил свою гневно-презрительную тираду, когда они подошли к месту, чем-то напоминающему холм, находящемуся вдали от самой деревни, которую они только что пересекли.
- Мы пришли, - сказал Люциус мальчикам. В это же время Хвост, что-то прошептав, нервным движением руки сделал пригласительный жест, и тут же перед ними возник мрачный двухэтажный дом. На втором этаже в двух окнах горел свет. Темный Лорд резким движением воздвиг антиаппарационный щит и нетерпеливо постучал в дверь. Спустя минуту, они услышали немного хрипловатый, но приятный мужской голос:
- Питер, это ты?
- Да, Джеймс, я, – сказал Хвост немного нервным голосом. И в следующее мгновение дверь распахнулась. На пороге стоял высокий мужчина, атлетического телосложения с растрепанными темными волосами. Одет он был в обычные маггловские джинсы и футболку. Спокойно-гостеприимное выражение лица мгновенно сменилось сначала пониманием, а потом и ужасом. Мгновенно захлопнув дверь, он закричал:
- Лили, ОН нас нашел! Быстро к Гарри! Попробуйте уйти, я их задержу!
Улыбка Темного Лорда была видна на расстоянии, вызывая дрожь. Он уже предвкушал победу! Сейчас он убьет этого мальчишку – последнюю надежду магического мира, и он, то есть Магический Мир, падет к его ногам.
Дверь вылетела из петель от простого «Stupefy», открывая им путь. Люциус подтолкнул мальчиков в дом следом за Лордом. Хвоста оставили у входа – на всякий случай. Над самим домом уже красовался череп с выползающей из него извивающейся змеей – запущенный Люциусом легким элегантным движением, Темный Знак. Почти неуловимо тихое слово, в котором юные драконы смогли расслышать традиционное в эти темные времена «Morsmordre», которое прозвучало так, словно этим словом Люциус обрекал этот мир на долгую и ужасную гибель. И только после того, как символ Темного Лорда занял свое почетное место над домом, он зашел внутрь. На лестнице уже лежал труп Джеймса Поттера, а погром вокруг свидетельствовал о жестокой, хотя и короткой, битве, произошедшей тут несколькими секундами ранее. Темный Лорд поднимался по лестнице, картинно перешагнув через труп поверженного врага. Люциус последовал за ним, немного отставая. Мальчики, ведомые отцом, тоже направились наверх, опережая их обоих. Распахнув несколько дверей все тем же «Stupefy», Темный Лорд, наконец, нашел нужную комнату. В центре комнаты стояла маленькая кроватка, в которой лежал ребенок. Ему было чуть больше годика. Закрывая ребенка своим телом от Темного Лорда, стояла его мать, молодая огненно-рыжая женщина с ярко-зелеными глазами. Ее палочка была направлена на вошедшего. Вероятно, у Темного Лорда было хорошее настроение, потому что первым и последним проклятьем, полетевшим в нее, была Avada Kedavra. В ту же секунду дом потряс ее громкий крик, словно громовой раскат, а еще через секунду он стих. Теперь Темного Лорда ничто не отделяло от его цели – ребенка, громко плакавшего в своей кроватке. Нетерпеливое «Silensio», и тишина восстановлена. А в следующее мгновение тишину нарушает торжественное «Avada Kedavra», и ослепительный ярко-зеленый луч смертельного проклятья летит в беззащитного ребенка. На лице Темного Лорда торжество и самодовольство. Его громкий, победный смех бросает в дрожь всех присутствующих. «Он убил Ребенка Пророчества». А через секунду на его лице непонимание, неверие и ужас: ярко-зеленый луч, коснувшись мгновенно вспыхнувшего вокруг ребенка изумрудно-золотистого кокона, отражается и летит обратно в его создателя. Темный Лорд чуть не подавился собственным смехом, безучастно наблюдая, как его же собственное смертельное проклятье летит в него и ударяется ему в грудь. Еще секунда, и его безвольное тело падает, медленно растворяясь в воздухе, к ножкам кроватки ребенка, только что невероятным образом избежавшего смерти и при этом повергнувшего Темного Лорда Волдеморта. Ребенок уже не плакал, хотя действие заклятия тишины закончилось со смертью его хозяина. Он просто лежал и с интересом разглядывал единственного человека, оставшегося в комнате. В его глазах было и непонимание, и боль, и страх. Люциус же был настолько шокирован произошедшим, что даже не пытался отвести взгляд.
Спустя некоторое время, он опомнился и бегло осмотрелся, оценивая ситуацию. Его взгляд задержался на руке ребенка - на ней мерцал зеленоватым цветом маленький браслетик в виде змейки, извивающейся, как живая, вокруг запястья малыша.
Люциус вспомнил свои ощущения в тот момент: страх, холодная расчетливость, судорожное размышление на тему «Мерлин мой, что же делать?!». Он вспомнил, как у него в голове словно что-то перещелкнуло, когда он увидел браслет. Он узнал его сразу – второй такой же вот уже год как красовался на руке его собственного сына. Решение пришло неожиданно, даже он сам тогда посчитал его безумным, но вполне резонным. Не раздумывая больше ни секунды, он подошел к кроватке, осторожно взял ребенка на руки и вышел из комнаты. До лестницы он не дошел. Снаружи послышались взволнованные голоса: люди быстро приближались к дому.
- Merde! Avrore’es! – зло сплюнул Люциус. – Omnis excidium! – раздался грохот, и все вокруг начало рушиться. В ту же секунду он, коснувшись фамильного кольца, просто исчез вместе с ребенком. После чего мир вокруг «путешественников» вновь закружится разноцветным вихрем.

* * *

Они оказались в маленькой серой комнатке, по некоторым характерным признакам, несомненно, расположенной в подземельях Малфой-мэнора, в центре которой возвышался небольшой гранитный алтарь, окруженный начерченным на полу кругом с красивой необычной вязью узоров внутри. Люциус тихо прокомментировал происходящее:
- Ритуал Принятия в Род – своего рода усыновление. Я просто хочу, чтобы вы его увидели.
Когда он это произнес, юноша в черном строгом костюме с накинутой поверх мантией и длинными белыми волосам, серебристым водопадом спадающими на мантию, сделал шаг в круг, и тот немедленно вспыхнул огненно-алым сиянием. В этом юноше легко угадывался Люциус Малфой, разве что более молодой. На руках у него был сверток с ребенком, который он аккуратно положил на алтарь. Произнеся несколько слов на неизвестном мальчикам языке, он аккуратно развернул сверток.
- Шумерский, - пояснил Люциус на недоуменный взгляд Драко. – Это очень древний ритуал, точнее первая его часть.
Продолжая произносить совершенно непонятные для мальчиков слова, он взял в правую руку нож, сделанный из цельного черного обсидиана (как позже пояснил им отец), и осторожно вырезал им что-то на теле ребенка.
- Руны крови, родства и единства. Магия крови, - сказал отец.
После того, как данные руны оказались на теле малыша, Люциус провел ножом по ладони левой руки и, торжественно произнося все те же непонятные слова, занес руку над только что вырезанными рунами. Кровь, медленно стекая с его руки и падая на тело ребенка, тут же впитывалась пылающими алым рунами. Надо заметить, что ребенок при всех этих действиях не плакал (вероятно, Люциусу удалось напоить его успокаивающим зельем перед ритуалом).
- Своим именем и кровью своей я, Люциус Абраксас Малфой, глава Рода, объявляю этого ребенка своим сыном, равным моему родному ребенку, и нарекаю его – Демиен Эдуард Малфой, и прошу принять его в Род Малфоев, – уже по-английски произнес молодой Люциус Малфой, и в ту же секунду круг полыхнул огнем, подтверждая и его слова, и его призыв. Но это не единственное, что произошло: вокруг них, за кругом, стали проявляться нечеткие призрачные силуэты людей, прозрачные и неосязаемые. Один из призраков был более четким и ясным – уже не молодой мужчина, но, тем не менее, все еще очень красивый. Его длинные волосы и характерное выражение лица подчеркивали сходство с Люциусом, в большей степени старшим, стоящим рядом с мальчиками, чем с тем, молодым, стоящим в круге. Старший Люциус, улыбнувшись отцу (несмотря на то, что тот этого явно не видел), тихо сказал мальчикам:
- Мой отец, Абраксас Венедикт Малфой. Он погиб незадолго до вашего рождения и, к сожалению, в этом есть и моя вина. «А может быть это и к лучшему», - добавил он про себя, и с грустью заметил вслух, – война с Волдемортом унесла много жизней.
В это время призрак отца холодным тихим голосом, доносящимся как будто из колодца, произнес:
- Сын мой, знаешь ли ты, что творишь?
- Да, отец. Знаю и полностью осознаю.
- Ребенок, - протянул призрак, - кто он? Это не твой ребенок. Как его имя?
- Гарольд Джеймс Поттер, отец.
- Поттер?! Поттеры были очень уважаемой чистокровной семьей. Он полукровка?
- Да, отец. Он - Ребенок пророчества, повергший Темного Лорда.
- Допустим. Том тоже был полукровным волшебником. Но зачем тебе этот мальчишка?
- На случай, если Темный Лорд возродится. Я уверен, что смогу правильно воспитать его, как и своего родного сына, - призрак на несколько мгновений растворился среди таких же, как он, духов древнего рода. Появившись вновь, он произнес:
- Гарольд Джеймс Поттер, Мы признаем тебя сыном нашего потомка, Люциуса Абраксаса Малфоя, принимаем тебя в Род и даем тебе Нашу защиту. Да будет, - глянул он на сына вопросительно.
- Демиен Эдуард Малфой, - произнес юноша, мгновенно поняв, что от него хочет отец.
- В честь моего брата? – удивился призрак. Легкий нетерпеливый кивок сына он, казалось, даже не заметил. – Да будет Демиен Эдуард Малфой достойным представителем Рода. С этими словами он и другие тени исчезли, сопровождаемые легким ветерком, пробравшим всех до дрожи. Огонь ритуального круга полыхнул, полностью поглощая и Люциуса, и его усыновленного парой секунд ранее ребенка, и погас, как бы ставя точку в ритуале.
- Ну, вот и все, сынок, - тихо произнес Люциус, аккуратно беря ребенка на руки.
И вот знакомый вихрь закружил их, унося из воспоминаний отца.

* * *

Они вновь оказались в отцовском кабинете. Стояла полная тишина. За окном уже во всю светило яркое послеполуденное солнце. Тишину нарушил хозяин кабинета:
- Вы должны были узнать это от меня. Вам решать, как воспринимать мои действия. Я лишь хочу сказать, что вы оба всегда будете моими сыновьями. А теперь вам стоит спуститься вниз и пообедать.
Мальчики, не произнеся ни слова, вышли из кабинета отца и дошли до обеденного Зала. Обед прошел так же в полнейшей тишине, изредка нарушаемой звоном приборов. Закончив, они пошли в свои комнаты. Слишком многое им надо было обдумать. И лишь перед тем, как отворить дверь своей комнаты, Драко повернулся в сторону брата, собиравшегося сделать то же самое, и произнес:
- Просто хочу, что бы ты знал: что бы ни случилось – ты всегда был и остаешься моим братом. Ты – такой же Малфой, как и я. И не важно, кто твои биологические родители, - его голос был тихим, но уверенным. Уже открыв дверь, он добавил:
- Демиен.
- Да, Драко, - отозвался, шагнувший было в свою комнату, брюнет.
- Мы отомстим за их смерть.
- Да. Спасибо.
Одновременно захлопнулись двери соседних комнат, отгораживая мальчиков от всего мира. Так им спокойнее будет обдумать все случившееся. Слишком многое они узнали. Слишком многое им предстоит осмыслить заново. Это утро кардинально изменит их жизнь, ибо теперь у них появиться еще одна, но более близкая и реальная цель.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:40 | Сообщение # 5
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 3.
Призраки прошлого.

Сентябрь выдался дождливым, и единственный солнечный день юные Лорды собирались провести на свежем воздухе. Позавтракать решили там же, уютно устроившись на ветвях древнего дуба – их излюбленного места для беседы или размышления. Демиен, как обычно, забрался повыше и ел тосты с яблочным вареньем, запивая их чаем. Драко же расположился на нижних ветвях и пил кофе из термоса с сандвичем с ветчиной. Оба мальчика наслаждались солнечной погодой и легким ветерком. Покончив с завтраком, Демиен щелчком пальцев вызвал домового эльфа. Вручив ему пустые термосы и потребовав яблок, он поинтересовался у Драко:
- Ну? И когда мы расскажем отцу о нашей апрельской прогулке?
- Ты имеешь в виду ПРАВДУ об этой прогулке? – уточнил блондин, усмехаясь.
- Ну, да. Как думаешь, серебряный мой братишка, готов отец узнать всю правду о своих сыновьях? – произнес Демиен, приподняв уголок губ в подобии улыбки.
- Да как тебе сказать, мой золотистый братец, раз он посчитал НАС готовыми узнать всю правду о том, что было девять лет назад, то уж он-то точно должен быть готов к правде.
- Проверим? – приподнял бровь брюнет.
- Хи, ну пойдем, рискнем, - с заговорщицкой ухмылкой произнес Драко, спрыгивая с дерева и наблюдая, как младший брат следует его примеру.
Они вместе направились в сторону дома, задумчиво грызя яблоки, принесенные им услужливым эльфом. На середине пути Демиен не выдержал и поинтересовался:
- А как мы ему это скажем, а?
- Я предлагаю прямо так, с порога, и заявить – редкое зрелище «отец в шоке» пропускать не хочется.
- Это, да, такое редко увидишь. Думаешь, его настолько шокирует наше заявление?
- Почему-то мне кажется, что да.
- Значит так, и сделаем, - решительно сказал Демиен.
- Ндяяя…Вот бы сфоткать его в этот момент, - мечтательно произнес Драко. – Представь, сколько журналисты заплатят за такую колдографию!
- Да, представить-то не трудно. Вот только нам, мертвым, эти деньги вряд ли понадобятся, - произнес Демиен, представив реакцию отца.
- А чего так «оптимистично»? Мы же наследники!
- Боюсь, это его не остановит. Давай проверять не будем, ладно, Драко?
- Да ладно, ладно. Ну что, стучим?
За разговором они не заметили, как дошли до отцовского кабинета. Демиен пожал плечами и осторожно постучал в дверь. Дождавшись небрежного «Войдите», он медленно открыл дверь, мысленно говоря Драко:
- «Сделай виноватое лицо».
- «А это-то зачем?», - возмутился брат.
- «Разыгрывать комедию – так по полной программе!» - пояснил Демиен.
- «Логично», - согласился Драко.
- Пап, мы тут тебе кое-что рассказать хотим, - произнес Демиен с выражением глубочайшего раскаяния на лице.
- Ну, чего вы там еще натворили, что так сильно жаждите рассказать? Думаете, если сами расскажите – не накажу? – холодный голос отца с нотками иронии.
- Можно сказать и так. Просто если мы не скажем, ты можешь этого никогда не узнать.
- Даже так, - удивился Люциус.
- Да, пап, мы просто решили тебе отплатить той же монетой и рассказать правду, - добавил Драко, высовываясь следом. Ему надоело ждать.
- Ну что ж, заходите, раз так рветесь поделиться правдой. Мне даже интересно, что вы могли такого натворить, – с наигранным интересом произнес Малфой-старший.
Мальчики вошли в кабинет и, переглянувшись, устроились в креслах у камина.
- Пап, ну, в общем, мы хотели тебе сказать, - начал Драко, медленно растягивая слова на аристократический манер, словно копируя произношение отца. Люциус, видимо решил, что дети в очередной раз разбили какую-нибудь вазу в той части дома, где он бывает редко. «Хм, опять детки забыли о домовых эльфах. Можно подумать, они мне не расскажут!» - подумал он и встал, намериваясь дойти до бара и налить себе чего-нибудь выпить. И именно в этот момент Демиен, невинно хлопая глазками, произнес:
- Пап, мы – Лорды Драконы.
Люциус мгновенно переменился в лице, медленно оседая и бледнея на глазах. Он почти шепотом произнес:
- Повтори.
- Мы – Лорды Драконы, - произнес Драко, спокойно, будто бы говорил совершенно обычные вещи или рассуждал о погоде, мысленно поздравляя брата с удачно выбранным моментом.
- «Да я сам не ожидал от него такой реакции. Но оно определенно того стоило!»
- «Это точно! Таким я его еще никогда не видел. Оказывается, и отца можно развести на проявление чувств. Теперь, если что, есть, что ему припомнить».
- «Вряд ли нам это понадобится, но в принципе ты прав».
- «И долго он будет так сидеть?»
- «Не знаю. А ты куда-то торопишься?»
- «Нет».
- «Вот и я нет. Будем ждать», - заключил Демиен.
Они переглянулись и устроились поудобнее, настраиваясь на долгое ожидание. Спустя пару минут, отец окончательно пришел в себя, и теперь мальчики с интересом наблюдали за его действиями.
А понаблюдать действительно было за чем. Люциус взял чистый пергамент, быстро написал на нем что-то и свернул пополам. Щелкнув пальцами, он вызвал домового эльфа.
- Хозяин звал Добби. Хозяин что-нибудь желает?
- Я хочу, что бы ты отнес это письмо, - сказал он, протягивая пергамент эльфу. – В Хогвартс. Лично в руки Северусу Снейпу. Причем, сделать это нужно немедленно!
- Добби сделает, хозяин, - произнес домовой и исчез.
- Ну а мы, - сказал отец, обращаясь к мальчикам, - подождем Сева, как заинтересованное лицо.

* * *

С самого утра Северус Снейп, Мастер Зелий школы Чародейства и Волшебства Хогвартс, был в благоприятнейшем расположении духа. Вчера вечером он закончил-таки свое экспериментальное зелье. Следовательно, ему удалось выспаться. По дороге на завтрак он лишил десятка-другого баллов столь ненавистный ему ало-золотой факультет. Вот и сейчас его хорошему настроению ничего не угрожало. Гриффиндорцы, притихшие и удрученные потерей баллов, вели себя хорошо. На самом же деле, они просто были напуганы таким обстоятельством, как «хорошее настроение сальноволосого Ужаса всея Хогвартса». Такое вышеупомянутый Хогвартс видел крайне редко, и еще реже это заканчивалось чем-то хорошим для учащихся всех факультетов, разумеется, кроме Слизерина. Которые, тем не менее, не рисковали портить настроение своему декану. Поэтому урок второго курса Слизерина и Гриффиндора проходил на удивление тихо и мирно. Никто не пытался толкнуть соседа, подсыпать что-нибудь ему же в котел и понаблюдать за результатом. А зрелище, надо сказать, выходило феерическое. Особенно если к этому прикладывали руку два неугомонных рыжих юнца – очередных, но не последних Уизли.
Внезапный хлопок привлек внимание всего класса. Взору любопытных учеников открылось прелюбопытнейшее зрелище: посреди класса стоял домовой эльф, одетый в поношенную наволочку, выглядевшую, тем не менее, вполне прилично. На тоге явственно красовался герб одного из древнейших чистокровных семейств, изображавший змею. Лопоухое создание явно растерялось под таким количеством взглядов. Эльф, нервно теребя сложенный пополам пергамент, умоляюще посмотрел на Мастера Зелий и слегка плаксивым голосом произнес:
- Мистер Снейп, хозяин попросил Добби срочно отправляться в школу и отдать вам в руки это, - он нервно протянул ему пергамент. – Добби должен что-либо передать хозяину?
Профессор развернул пергамент и удивленно уставился на небрежный, но от этого не менее изящный почерк своего друга:
«Severusse, ici on avait trouvait tes Lords les Dracons. Il faut d'urgence parler!! Tres d'urgence! Immediatement! Plus court, vite ici! Tien, L.»
(«Северус! Тут нашлись твои Лорды Драконы. Надо срочно поговорить! Очень срочно! Немедленно! Короче, быстро сюда! Твой, Л.»)
Выражение лица Мастера Зелий менялось на глазах по мере прочтения им записки. Прочитав ее еще раз, будто бы не веря тому, что он прочел, громко выругавшись, так, что у бедных учеников уши покраснели и в трубочки свернулись, он зло рявкнул:
- Все вон из класса! – и, уже обращаясь к эльфу, добавил:
- Передай Люцу, что я буду через полчаса максимум.
Не ожидавшие такого поворота событий ученики ошарашено пытались собрать сумки, не забыв ничего. Порыв некоторых учеников прибрать за собой рабочее место был вознагражден ТАКИМ взглядом, что как-то само собой исчезло всякое желание задерживаться в классе еще хотя бы на одну лишнюю секунду. Выпроводив последнего ученика и наложив на класс консервирующие чары, Мастер Зелий буквально вылетел из кабинета, несясь с огромной скоростью, причем с таким видом, что отличить его от летучей мыши не смогла бы даже родная мать, по своим владениям, сиречь – темным и холодным подземельям. Разумеется, при этом не забыв снять пару десятков баллов, и даже назначить одному невезучему гриффиндорцу взыскание на завтрашний вечер (А не повезло сему представителю львиного факультета как раз таки вышеупомянутое сравнение огласить в пределах слышимости самой «летучей мыши»). Черным вихрем промчавшись по коридорам школы (и до смерти напугав парочку заблудившихся первокурсников), он остановился перед горгульей, охранявшей директорский кабинет. Пробурчав очередной бредовый пароль, он взлетел по лестнице и, не стуча, ворвался в кабинет:
- Альбус, мне срочно нужно уйти. Вернусь завтра утром к первой паре.
- Северус, мальчик мой, что-то случилось? – поинтересовался директор, вероятно, от удивления забывший предложить лимонную дольку.
- Ничего, что могло бы заинтересовать вас, директор. Считайте, что я прошу у вас выходной.
- Ладно, Северус, можешь идти, - нехотя произнес Дамблдор. – А что мне сказать вашим ученикам?
- Передайте, что сегодня у них праздник, - произнес Зельевар уже с порога. – Но на следующем уроке я проведу небольшой тест, – с этими словами он покинул кабинет директора. И вновь вихрем промчался по коридорам Хогвартса, но уже в обратном направлении – в свои комнаты. Добравшись до них, он, не медля ни секунды, направился к камину. Взяв горсть летучего порошка из вазы, стоявшей на полке рядом, он швырнул ее в камин. Зельевар шагнул в него и со словами «Малфой-мэнор» исчез в зеленоватой вспышке пламени.

* * *

Мастер Зелий вошел в кабинет Малфоя-старшего и посмотрел на хозяина, как бы прося пояснить то, что было написано им в записке. Люциус же кивнул в сторону мальчиков и, предлагая Северусу присесть, произнес:
- Ну-с, детки. Мы вас внимательно слушаем. Пожалуй, стоит начать с начала.
Слушание затянулось на добрые час – полтора. Взрослые сидели и, не перебивая, слушали их рассказ. Крестный не сводил с них глаз, смотря так, словно видел их впервые. Отец становился все мрачнее и мрачнее, а Мастер Зелий, наоборот, под конец их монолога наградил мальчиков почти ласковой улыбкой и фразой: «Добро пожаловать в наш мир, господа Лорды».
- Мерлин Великий! И что же мне теперь делать?! – почти простонал Люциус.
- Как это что?! – удивился Зельевар. – Ты отец или нет?!
- Отец, - согласился Малфой-старший.
- А клятву помнишь? – усмехнулся Северус.
- Помню, разумеется!
- Вот тебе и ответ на твой вопрос, Люц. Воспитать этих юных дракончиков.
- Дементор с тобой! Это и гиппогрифу понятно, Сев. Я о Темном Лорде! С ним что делать?!
- А зачем с ним что-то делать? Вот они, - он кивнул в сторону внимательно следивших за их диалогом братьев, - и разберутся с ним в свое время. Или ты забыл о том, что я тебе рассказывал? Люц, очнись, они пришли в этот мир с целью уничтожить Тома!
- Или то, что от него осталось, - автоматически поправил Люциус.
- Ну да… Слушай, Люциус, успокойся уже. И кстати, время обеденное. Может, пригласишь гостя к столу?
- Пап, дядя Сев прав! Мы кушать хотим, - вставил свое веское слово Драко.
- И в самом деле, - задумчиво произнес Малфой-старший. Щелчок пальцев, и домовой эльф уже интересуется, чего желают господа.
- Подайте обед в Малый Обеденный Зал, мы спустимся через пару минут, - произнес Люциус. И, когда эльф исчез, поинтересовался у своих сыновей:
- А почему вы только сейчас рассказали нам обо всем?
- Ну…, - начал было Драко.
- А мы не знали, как ты отреагируешь, - сказал Демиен и, схватив брата за руку, ретировался в сторону вышеупомянутого Зала.
- Ну, Северус, намучаешься ты с ними еще, - заметил Люциус, как бы, между прочим.
- О чем это ты? – спросил тот.
- О том, что со следующего года мальчики идут в школу, - усмехнулся Люциус.

* * *

Обед прошел в ненавязчивой тишине. Каждый осмысливал события утра. Точнее составлял некое подобие плана действий в связи с новыми обстоятельствами. Люциус, разумеется, пытался найти способ обезопасить своих детей (он уже давно не воспринимал Дамьена, как он называл его, на французский манер, как приемного сына – он стал ему родным наравне с Драко) от ошибки своей молодости – Темного Лорда. Северус же, обретший своих Лордов и вовлеченный в их воспитание, обдумывал свои действия: свое к ним отношение (хотя оно-то как раз не вызывало такого количества вопросов, как, скажем, предстоящая битва самых сильных магов сего мира), свою роль в их жизни, и, разумеется, свои надежды, с ними связанные. Ну и виновники данной ситуации, конечно же, не могли не обсудить последствия случившегося. В последствии, как выясниться, они во многом окажутся правы.
Но обед закончился, а результатами своих размышлений никто делиться первым не собирался. По этой причине решено было выйти на свежий воздух, потому как на нем, если верить неизвестному колдомедику, думается лучше. Оба мальчика, не сговариваясь, превратились в драконов на глазах пораженного отца. Знать – это одно, но видеть – это совсем другое! Северус же, наблюдая за молодыми дракончиками, не скрывал своей улыбки. Редкое зрелище! Уж кто, а Люциус это прекрасно понимал. Он сам не так давно говорил своим сыновьям о том, что последний раз видел проявление эмоций своего друга в ту самую ночь, когда Северус узнал, кого выбрал себе в жертву Темный Лорд.
Неожиданно Северус обернулся к другу и произнес заговорщицким тоном:
- Малфой, а Малфой?
- Ну, чего тебе, Снейп? – ответил Люциус на автомате и только потом понял, что так он отвечал другу лишь во времена их учебы в Хогвартсе. Старые добрые времена. Тогда не было ни войны, ни проблем, таких как сейчас.
- Включай внешние экраны на полную мощность, - в глазах Мастера Зелий мерцали огоньки, такие, каких уже давно не видел в них Малфой-старший. Он успел лишь осмыслить фразу, которую произнес друг, как тот на ходу превратился во взрослого черного дракона и взлетел вверх. Туда, где резвились, мерцая в лучах полуденного солнца, два юных дракончика.
- Салазар побери! Добби!
- Да, хозяин! – тут же появился домовой эльф. При виде трех драконов, парящих в небе, он будто бы съежился.
- Внешние экраны на полную мощность! Немедленно! – выводит его из ступора хозяин.
- Да, сэр! – говорит эльф и тут же исчезает. И, словно подтверждая выполненный приказ, воздух начинает мерцать. А три дракона кружат в небе, словно и не замечая подобных мелочей. Они наслаждаются полетом…


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:43 | Сообщение # 6
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 4.
Подарки и покупки.

Две ослепительно белые совы влетели в распахнутое окно и уселись прямо на празднично накрытый стол. Одна - прямо перед Демиеном, а вторая – перед Драко. Мальчики тут же радостно принялись отвязывать прикрепленные к лапкам письма: толстый тяжелый конверт из желтоватого пергамента. Чернила, которыми был подписан каждый конверт, были изумрудно-зелеными. Драко, разумеется, не удержался от сравнения их цвета с цветом глаз брата. За что тут же был награжден очень не ласковым взглядом этих самых глаз. Отпустив сов, предварительно угостив их, оба с интересном принялись изучать конверты. На обратной стороне конверта красовалась пурпурная восковая печать, скрепляющая пергамент. На ней были изображены лев, барсук, змея и орел – символы факультетов Хогвартса.
- Ну же! Неужели вам не хочется взглянуть на содержимое? – поинтересовался отец с улыбкой. Он помнил, как сам, получив такое же письмо, наплевав на все правила этикета, носился по дому с восторженными воплями. И это даже сошло ему с рук.
Сидящий рядом Северус тоже улыбался, глядя на детей. Возможно, он тоже вспоминал, как сам получил письмо. Но то, что его друг улыбался, безмерно радовало Люциуса. Мальчики на него сильно повлияли.
Внутри конвертов было несколько сложенных пергаментов. Самый тонкий из них содержал следующий текст:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА ХОГВАРТС
Директор: Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор
(Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий Волш., Старейшина Визенгамота, Президент Международной Конфед. Магов)

Дорогой мистер Малфой!

Мы рады сообщить Вам, что Вы приняты в школу чародейства и волшебства Хогвартс. Пожалуйста, прочтите прилагаемый список необходимых учебников и оборудования. Учебный год начинается первого сентября. Ждем от вас совы не позднее двадцатого августа.

Искренне Ваша,
Минерва МакГонагалл,
Заместитель директора

Письма были абсолютно идентичны. Вся разница в них сводилась к имени, которое было написано на конверте. Прочитав долгожданные письма, оба немедленно накинулись на отца с вопросом «когда же мы отправимся за покупками». Не смотря на праздничный день (у младшего из дракончиков сегодня был день рождения), отец не терпящим возражения тоном сказал, что посещение Косой Аллеи откладывается на конец августа. Слишком много дел предвидится в ближайшую пару недель. Северус даже пообещал составить им компанию. Тем не менее, день рождения был очень веселым и радостным. Множество подарков. Драко подарил своему брату очаровательную золотую подвесочку в виде дракона с маленькими изумрудиками в глазах. И, хотя идея всецело принадлежала блондину, ее реализацией заниматься пришлось отцу. Но он и не возражал. Поскольку Демиен подарил Драко такую же, только серебряного с бриллиантиками в глазах. И теперь у обоих на шее красовались маленькие дракончики, которых они были готовы продемонстрировать любому. Причем делали они это с поистине Малфоевской гордостью.
* * *

В конце августа отец, как и обещал, устроил поход за покупками. Погода была пасмурная, но настроение у всех было хорошее. Проснувшись утром и позавтракав, они отправились по магазинам.
- Итак, каким способом вы хотите отправиться на аллею? Каминной сетью? Или уподобившись этим плебеям через «Дырявый котел»? – с нотками сарказма и пренебрежения произнес Люциус.
- Каминной сетью, отец,- почти хором, не раздумывая, ответили мальчики.
- Ну что ж. Тогда, Драко, ты первый, - произнес отец, подавая тому вазу с зеленоватым порошком.
Драко, взяв горсть летучего порошка, бросил ее в камин и со словами «Магазин мадам Малкин» шагнул вперед, исчезнув в зеленой вспышке. Следом за ним отправился и Демиен. А через пару секунд из камина магазина Амалии Малкин вышел и их отец. Приведя в порядок свою мантию и мантии детей, он приветливо улыбнулся своей знаменитой улыбкой, от которой в мгновения ока таяли сердца представителей обоего пола.
- Мистер Малфой, рада вас видеть! О! А эти очаровательные молодые люди, по-видимому, ваши дети, - с этими словами она ласково погладила мальчиков по голове. – Юным волшебникам наверняка нужны мантии. Отправляетесь в Хогвартс, мальчики? – все это было сказано почти без перерыва и на одном дыхании.
- Здравствуйте, Амалия. Вы совершенно правы, нам действительно необходимы мантии. И, пожалуй, мальчики могут выбрать себе все, что им понравится, - последнее высказывание было скорее обращено к самим мальчикам, но немного полная волшебница в розовато-лиловой мантии улыбнулась шире и начала еще больше суетится вокруг них.
В конечном итоге вышли они из магазина только через час. Мальчики почти полностью обновили свой гардероб и помимо этого купили несколько новых мантий. Следующим пунктом программы значился «Гринготтс» - самый известный магический банк. Его отделения были расположены по всему миру. Этот банк принадлежал гоблинам, а уж они свою работу знали и более того - наслаждались. Белоснежное здание банка насчитывало три этажа. Оно словно айсберг нависало над низкими домиками Косой Аллеи, высота которых не превышала двух этажей. Его сложно было не заметить, и в то же время не было более надежного места в магическом мире, ну разве что Хогвартс мог соперничать с банком в безопасности.
Бронзовые внешние двери банка охраняла пара гоблинов, одетых в алую с золотым униформу.
- «Ничего не напоминает?», - спросил Драко.
- «Еще как! Такое ощущение, что их форму придумывал конченый гриффиндорец! Ужас!», - тут же отозвался Демиен.
Поднявшись по белым мраморным ступеням и пройдя мимо гоблина, учтиво поклонившегося им, они оказались перед вторыми внутренними серебряными дверями. У них тоже стояли гоблины, встречая посетителей. Малфой-старший, не раздумывая, направился к предпоследнему гоблину, сидевшему за длинным столом, стоящим вдоль левой стены. У него, в отличие от других, очередь была небольшая. Пока отец разбирался с гоблином, мальчики с интересом разглядывали посетителей банка. Их внимание привлек высокий и ужасно лохматый человек, точнее полувеликан. Он уверенно прошел мимо них к возвышающемуся неподалеку столу, находящемуся между других и принадлежащему управляющему банка. Пожилой гоблин, сидящий за столом, находился на одном уровне с ним.
- Чем могу помочь? – спросил гоблин. Не смотря на вежливый тон гоблина, в его голосе отчетливо слышалась брезгливость.
- У меня письмо от Дамблдора, - произнес полувеликан и протянул гоблину помятый желтый конверт с вензелем Хогвартса.
- Так-так, - протянул гоблин, распечатывая и читая письмо. – Замечательно. Ячейка 713, следуйте за мной.
В то же время отец, закончив свой разговор с гоблином, обратился к ним.
- Отец, а кто это? – спросил Демиен, указывая на полувеликана. Люциус проследил взглядом, куда указывает сын, и на его лице появилось брезгливое выражение:
- Рубиус Хагрид, Хранитель ключей Хогвартса. Полувеликан, - последнее было сказано с таким презрением, что мальчики невольно поежились.
- Ладно, идемте. Куда бы вы хотели? – спросил Люциус уже привычным тоном.
- Как насчет «Флоришь и Блоттс»?
- Отличная идея, - согласился отец. И довольные мальчики направились в расположенный рядом книжный магазин. По случаю приближения первого сентября магазины, да и улицы Косой Аллеи были полны людей. «Флоришь и Блоттс» исключением не стали.
Мальчики очень любили этот магазин и, не смотря на то, что библиотека Малфоев была одной из самых больших и известных в магическом мире, они умудрились находить еще парочку книг, которых в ней не было. И, что крайне радовало Люциуса, книги они находили действительно интересные и нужные.
- Так, что там нам нужно? – спросил Драко, едва за ними закрылась входная дверь.
- Сейчас посмотрю, - отозвался Демиен, доставая из внутреннего кармана список необходимой литературы. – «Стандартная книга заговоров и заклинаний» Миранды Гуссок, разумеется первый том. «История магии»…
- Это которая Бэгшота, что ли? – перебил его Драко.
- Ну да. Она кстати у нас есть, так что можем взять другую. Может «Традиции магической Британии»? – предложил Демиен.
- В принципе можно, – согласился Драко. – Что еще?
- «Теория магии». Кстати она у нас тоже есть. О! «Трансфигурация» Эмерик Свитч и «Темные силы» Квентина Тримбла. Так я за ними, а ты за остальными – зелья это по твоей части. Кстати, там дядя Сев приписал что-то. Я, похоже, твой список прихватил, -ухмыльнулся брюнет.
- И что он написал? – произнес Драко, забирая список у брата. – Ого! «Особенности зелий: курс начинающего зельевара» Адриана Поттера. «Братишка, а зелья у тебя в крови», - усмехнулся блондин.
- «С чего ты вообще решил, что он мой предок?» - ответил на это Демиен, - Пап, а кто этот Поттер?
- А? Какой Поттер? – ответил отец, с интересом изучая какую-то потрепанную книгу.
- Адрианн Поттер, пап, - пояснил Драко.
- Ах, этот! Дедушка Джеймса Поттера, - ответил Люциус.
- Я же говорю, - тут же сказал Драко.
- И, тем не менее, мне это не интересно и я любезно оставляю столь интересную науку тебе, мой дорогой братишка. Я за учебниками, - с этими словами он развернулся и направился к стеллажам с книгами по трансфигурации.
- О чем это вы? – поинтересовался отец.
- О наследственности, пап, - Драко показал отцу название учебника, написанное рукой его друга. – Ладно, я пойду за учебниками по зельям.
Спустя пару минут Драко уже с интересом изучал книги по зельям, а Демиен перебрался в секцию Темных Искусств. А спустя еще некоторое время столь интересное занятие Демиена было нарушено появлением рыжеволосого мальчика. Тот со страхом поглядывал на названия книг, написанные на корешках. Увидев брюнета, он не смог удержаться от комментариев:
- Очередной темный маг. И куда только авроры смотрят? Давно пора всех этих Пожирателей в Азкабан запереть. Так ведь нет, они еще и позволяют им пополнять свои ряды! – пробормотал он.
- Ты что-то сказал? – тут же отреагировал Демиен, рассматривая рыжего надменным взглядом. – Поношенная мантия, рыжие волосы. Очевидно ты - Уизли. И что же представитель столь светлой семейки забыл в разделе Темной Искусств?
- Не твое дело!
- О, я так не думаю! - «Драко, не дойдешь до раздела Темных? Тут какое-то рыжее чудо выделывается» - Ты только что оскорбил меня и моего отца!
- А когда это правда стала оскорблением? – нахально поинтересовался рыжий.
- С тех пор, как таковой не является, а потому будь так любезен извиниться!
- Не дождешься! Я никогда не извинюсь перед темным магом! – с вызовом ответил парень.
- Эй, Уизли, советую извиниться! – раздался голос позади парня. Он резко обернулся и почти нос к носу столкнулся с блондином.
- Черт, Малфой, тебя никто не спросил!
- Ошибаешься, Уизли, - произнес Драко подойдя к брюнету, - видишь ли, этот самый «темный» маг, как ты выразился, ни кто иной, как мой брат, а потому ты немедленно попросишь прощения и у него, и у меня за оскорбление нашей семьи.
- И не надейтесь! Уизли никогда не извинится перед Малфоем!
- Ну что ж, как хочешь, но впредь, советую тебе быть очень осторожным, - спокойным, почти ласковым голосом, с ледяными нотками, произнес Демиен, - Малфои не умеют прощать. Мы тебе этот разговор еще припомним. Мы предлагали тебе мирное решение.
- Напугали! – ехидно заметил Уизли. И не дожидаясь продолжения диалога, поспешил удалиться с глаз очередных, как он выразился, темных магов.
- Мне кажется или это было объявление войны? – спросил Демиен.
- Возможно. Собственно мне от этого ни горячо, ни холодно. Идем?
- Идем. Знаешь, а ведь это было не сложно – всего лишь извиниться. Он что, считает, что это ниже его достоинства? Чертов Уизли! Семейка предателей крови! Ну, я ему устрою!
- Эй, Дем! Успокойся! Сдался тебе этот рыжий недоносок! Пойдем, лучше затащим отца в Лютый.
- А что, хорошая идея!
И, разумеется, юные Малфои своего добились. Уже через полчаса они с интересом разглядывали мрачную обстановку Лютого переулка, идя рядом с отцом по вымощенной камнем улице.
- Ну и зачем вы меня сюда вытащили, дети мои? – поинтересовался отец.
- Помнишь, ты нам рассказывал, что здесь находится один из лучших магазинов магических животных.
- Да, отец. Мы хотим посмотреть. Совы у нас есть. Но в письме же не сказано, что кроме совы, кошки или жабы нельзя иметь другое животное.
- Собираетесь нарушить пару школьных правил? – ухмыльнулся отец. – Что ж, не могу не помочь в столь похвальном начинании. Идемте.
Он уверенным шагом направился в сторону одного из магазинов, на котором, как и на многих магазинах Лютого переулка, не было вывески. Единственное, что выдавало специфику этого магазина – был маленький паучок, сиротливо сидевший на белом бархатном пуфике в импровизированной витрине. Мальчики молча следовали за отцом.
Люциус вошел в магазин так, словно он был тут хозяином. Уже немолодой, но красивый темноволосый мужчина, стоявший за прилавком, приветливо улыбнулся.
- Люц, друг мой, рад тебя видеть! Что привело тебя в мою обитель? Неужели дела? – произнес он мелодичным баритоном с небольшой хрипотцой, которая делала его голос одновременно и загадочным, и пугающим.
- Боюсь, что привели меня сюда эти юные проказники, - ответил Люциус, пожимая руку друга. – И я рад тебя видеть, Эмм. Знакомьтесь дети, это Эмануель Деверн мой коллега по Первому Кругу. Эмм, это мои сыновья – Демиен и Драко.
- О! Значит, это и есть те самые ангелочки! Наслышан, наслышан. Итак, чего желают юные Малфои? – поинтересовался мужчина.
- Мы хотели бы присмотреть себе какое-нибудь животное, - произнес Драко. Демиен же уже не замечал присутствующих. Все его внимание было поглощено существами, находившимися в магазине. Кого тут только не было. Не удивительно, что обычные волшебники бояться прогуливаться по Лютому переулку. Он словно завороженный ходил вдоль полок с животными.
- Вы можете выбрать любое животное, которое вам понравится, я думаю, ваш отец не будет возражать, если в знак нашей дружбы, - он посмотрел на Люциуса и улыбнулся, - вы получите в подарок любое существо, которое вам понравится.
- О, Эмм – это так любезно с твоей стороны. Драко, ну же не стой, иди, присмотри себе питомца. А мы с моим старым другом пока поболтаем. Ты не возражаешь, Эмм? – так же дружелюбно улыбнулся Люциус Эмануэлю.
- О, нет, разумеется, мой друг! – тут же поддержал идею бывший соратник отца.
Драко не замедлил воспользоваться советом отца и присоединился к Демиену. Но те животные, которых с таким интересом рассматривал его брат, Драко не привлекали. А потому когда через пару минут блуждания по магазину он оказался в серпентарии, то совсем не удивился. Его внимание привлекла змея, одиноко лежавшая в своем террариуме. Он подошел и стал наблюдать за ней. Она же, заметив его присутствие, подняла голову, прошептала «Еще один полюбоваться решил. В зоопарке что ли?» и отвернулась.
- Чшшто зссначшиит полюбовфатьсся? – произнес Драко, пораженный тем фактом, что змея его в наглую игнорирует и при этом еще и хамит. Змея резко повернула голову в его сторону и с интересом посмотрела на него:
- Ты меня понимаешшшь, чшшеловек?
- Да, - Драко не меньше змеи удивился этому факту.
- Зссабери меня отсюда, Говоряссчий! – с мольбой в голосе произнесла змея.
- Я подумаю, - ответил Драко.
В это время его брат нашел то, что заинтересовало его больше всего – небольшой зверек непонятного вида, белоснежный и очень пушистый. При приближении Демиена зверек неожиданно кувыркнулся, и на его месте оказался белый и пушистый кот. Это была любовь с первого взгляда. Именно это и сказал подошедший неожиданно хозяин магазина:
- Молодой человек, это судьба. Это милое создание называется Египетским метаморфом. Оно очень редко встречается. Вероятно потому, что само выбирает себе хозяина, и его невозможно подчинить. Вам, юноша, повезло – оно ваше. Хотя в данном случае это она, как мы только что выяснили. Еще одна особенность этих существ – они выбирают себе хозяина противоположного пола. Можете взять ее. Она все равно больше никому в руки не дастся. – Посмотрев на то, как счастливый мальчик берет пушистую кошку и ласково ее гладит, хозяин удалился, вероятно, решив проверить, как обстоят дела с выбором у другого мальчика.
А Драко медленно прогуливался по серпентарию, обдумывая, как на все это отреагирует отец. И потому не заметил, как налетел на кого-то. Подняв глаза, он обнаружил отца наблюдающего за ним.
- Извини, пап, - пробормотал он. – Я задумался.
- Позволь узнать, о чем?
- Я бы хотел взять змею. Вон ту, - он указал на террариум с той самой змеей, с которой он уже успел поговорить.
- Интересно, а как ты с ней собираешься управляться? – удивился отец.
- Собственно я над этим и думал. Точнее над тем как ты это воспримешь. Я – змееуст, - и при этом невинно похлопал глазками.
- Даже так! – приподнял бровь отец. – Но ведь это же великолепно! Наконец-то в нашей семье вновь, после многих поколений, родился змееуст! И, разумеется, ты можешь взять змею!
- Спасибо, отец! – счастливо улыбнулся Драко.
В этот момент появился и хозяин магазина.
- Мистер Деверн, я выбрал себе питомца! – радостно сообщил ему мальчик.
- Великолепно! И кого же вы выбрали? – поинтересовался мужчина.
- Вот эту змею, - сообщил Драко, подходя к террариуму.
- Ого! А вы уверены, что справитесь с ней? – удивился продавец.
- Да! – Уверенно ответил мальчик.
- Ну что ж, тогда, если ваш отец не возражает, - он взглянул на Люциуса и, увидев, что тот не имеет возражения, продолжил, - то вы можете забирать эту зверушку. Кстати, это гадюка не совсем обыкновенная. Обратите внимание на ее раскраску – зеленый, черный и серебряный.
Люциус с пониманием улыбнулся и продолжил за друга:
- Когда-то сам Темный Лорд вывел эту разновидность змей. Он стремился соединить в нем все, что ему нравилось в змеях: красивый окрас, напоминающий цвета факультета; редкий и смертоносный яд, действующий быстрее обычного и при этом не оставляющий следов. Очень много волшебников, не говоря уже о магглах, погибли от этого яда. Кстати, твой крестный, Драко, многое бы отдал за несколько капель этой редкой и дорогой разновидности яда. Я все еще не переубедил тебя?
- Нет, отец, - улыбнулся мальчик и, уже обращаясь к змее, произнес, - Я зссаберу тебя, но ты всегда будешшшь меня ссслушшатьсся.
- Да, Хоссяин, - прошипела в ответ змея, словно в поклоне склоняя голову. Люциус и Эмануэль, услышав серпентарго, вздрогнули. Они еще не забыли все те ужасы, связанные с тем, последним, кто говорил на нем.
- Умницсса, - улыбнулся ей Драко, - иди ко мне. Змея, повинуясь приказу, выползла из террариума и обвилась вокруг тела мальчик, положив голову ему на плече.
- Ну что ж, нам еще нужно купить волшебные палочки, – произнес Люциус, обращаясь к другу. – Рад был тебя видеть.
- И я тоже, Люциус, – ответил хозяин магазина, пожимая протянутую руку. – Молодые люди, я всегда рад буду видеть вас в моем магазине.
Выйдя из магазина, мальчики немедленно начали делиться впечатлениями и, разумеется, демонстрировать друг другу своих питомцев. Спустя пару минут Люциус не выдержал и напомнил детям, что они должны себя прилично вести.
- А как вы их назвали? – скучающим тоном поинтересовался отец, направляясь обратно в Косую Аллею.
- Я думаю, что ей подойдет имя моей матери, - подумав, произнес Демиен, - Лилиан.
- А что, неплохая идей, - согласился брат, - тогда я назову Нарцисой. Пап, ты не будешь возражать?
- Разумеется, нет. Тем более эти имена им вполне подходят. А теперь, будьте любезны, вести себя хорошо. И, Драко, спрячь змею.
С этими словами они вошли в двери магазина с немного облезлой золотой вывеской «Волшебные палочки семейства Оливандеров». Мелодично звякнул колокольчик, оповещая продавца о прибытии покупателей. Магазин был не очень большой: вдоль стен возвышались небольшие коробочки; такие же нагромождения коробочек, словно стеллажи, возвышались посреди магазина, разделяя его на две неравные части. Разумеется, большую тоже занимали стеллажи с небольшими коробочками. Спустя пару минут появился и сам хозяин магазина, мистер Оливандер.
- Добрый день, мистер Малфой. Пришли приобрести волшебные палочки своим сыновьям? – это было скорее утверждение, нежели вопрос. Почти хором произнесенное мальчиками приветствие мужчина, казалось, не заметил. А Люциус, знавший, что человек, стоявший перед ним, не начнет воспринимать окружающий мир, пока волшебные палочки не найдут своих хозяев, поспешил предупредить его о том, что палочки мальчиков вероятнее всего должны содержать частичку дракона внутри. Сделал он это немного грубо, но все же в рамках дозволенного. А потому уже через пару минут все с интересом случали лекцию о влиянии материалов, из которых изготовлены волшебные палочки, на их хозяев.
- Ну, раз драконы, то давайте посмотрим, что из этого вам подойдет. Драконы - символ мудрости и знания. Но в то же время они символ изворотливости и хитрости. Драконы - независимые существа, а потому и владельцы палочек, содержащих их частички, не любят подчиняться, кому бы то ни было. Такие люди уважают лишь силу и ум. – Сказал мужчина, кладя на стол несколько продолговатых коробочек, одинаковых на первый взгляд.
- Итак, вяз и сердечная жила дракона, - начал было Оливандер, но Люциус его перебил:
- Не думаю, что она подойдет. Вряд ли у детей могут быть палочки, схожие с палочками родителей.
- О! Вы правы, мистер Малфой, как я мог забыть. Вяз и сердечная жила дракона, 13.5 дюймов, не так ли? – и, дождавшись кивка старшего Малфоя, продолжил:
- Тогда возможно дуб и чешуя дракона, 11 дюймов. Дуб, как известно, символ мудрости и долголетия. Она придает хозяину уверенность в силах. В сочетании с чешуей дракона наделяет владельца терпением и выдержкой, – во время краткого описания палочка побывала в руках обоих мальчиков. – Нет? Жаль. Остролист и сердечная жила дракона, 11 3\4 дюйма. Остролист подходит людям практичным и решительным. Но в сочетании с жилой дракона повышает чувствительность к критике. Палочка подойдет человеку оптимистичному и целеустремленному. Тоже не то? Дальше. Магнолия и коготь дракона, 13 дюймов. Магнолия подходит для людей вспыльчивых. Остужает их пыл, позволяет осмыслить действия. Обладателю свойственны агрессия, взрывной характер, но в то же время он отличается неплохим умом и изворотливостью. В сочетании с когтем дракона подойдет боевому магу, использующему Темные Искусства. Ого! Ндяя… Что ж, мистер Малфой, поздравляю, палочка нашла своего хозяина.
Демиен лишь лукаво улыбнулся, ощутив теплое приятное покалывание, которым палочка приветствовала своего владельца.
- Продолжим. Клен и коготь дракона, 12 дюймов. Клен символизирует любовь к окружающим и трудолюбие… а чего я такого смешного сказал? – прервал он свой рассказ, заметив, как младшие Малфои дружно смеются. Люциус же не смог скрыть улыбки. И теперь изготовитель палочек пораженно смотрел на них. А потом, поняв, какую глупость он сказал, слегка заикаясь, произнес:
- Д-да, эта палочка оп-пределенно не п-подойдет. – И, сделав глубокий вздох, продолжил:
- Возьмите эту, молодой человек. Красное дерево и чешуя дракона, 12.5 дюймов, - протянул он палочку все еще хихикающему блондину. – Красное дерево символ уверенности в себе и своих силах. Его обладателю свойственны расчетливость, спокойствие, я бы даже сказал, хладнокровие. В сочетании с чешуей дракона подходит для защитной магии. Вижу, она вам подошло. Великолепно! С вас 20 галеонов, господа.
Заглянув напоследок в кафе Флориана Фортескью, и съев по мороженому, они отправились домой, довольные и уставшие.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:44 | Сообщение # 7
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 5.
Размышления в пути.

Утром первого сентября вся семья Малфоев, спокойно позавтракав, отправилась на вокзал Кинг-Кросс. Малфой-старший заблаговременно позаботился о порт-ключе, который переместил их сразу же на платформу 9 ¾. И теперь, гордо выпрямив спину, и окидывая всех презрительным взглядом, он говорил что-то двум очаровательным мальчикам: блондину и брюнету. Блондин был одет в строгие черные брюки и черную же футболку. Брюнет, словно специально сговорившись с братом, был одет точно также, но во все белое. Отец, не изменив своим традициям, был во всем черном. На них с интересом смотрели все. В глазах большинства магов при узнавании вспыхивали уважение или страх. Другие же делали вид, что не замечают эту троицу.
Малфой-старший спокойным голосом давал последние наставления своим сыновьям:
- Запомните, то, что меня нет в Хогвартсе, еще не значит, что вы можете вытворять все, что вам взбредет в голову. Северус будет держать меня в курсе всех происходящих в школе событий! Он будет за вами присматривать, на какой бы факультет вы не попали. Слушайтесь его! И не забывайте, что я жду от вас хорошей успеваемости!..
Данную лекцию мальчики выслушивали уже в третий раз за утро. Вероятно, сказывалось волнение, хотя внешне отец был абсолютно спокоен.
- Ну, что ж. Пожалуй, вам пора, - подвел итог своей речи Малфой-старший. – До свидания, дракончики! Не забывайте писать!
- До встречи, отец! – почти одновременно произнесли мальчики.

* * *

Прошло уже больше двух часов, а поезд, все также мерно стуча колесами, уносил мальчиков в новую взрослую жизнь. Менялся пейзаж за окном. Поля сменялись лесами, реки чередовались с деревнями. На лавочках, вальяжно растянувшись, лежали два очаровательных мальчика, похожие и в тоже время абсолютно разные, как Свет и Тьма. Последнюю, в данном случае, олицетворял зеленоглазый брюнет – Демиен Малфой, а Свет – его брат, блондин, Драко Малфой. Хотя на самом деле ни к Тьме, ни к Свету они не имели ни малейшего отношения. Брюнет, положив под голову школьную мантию и вытянув ноги, с интересом изучал «Основы Трансфигурации» Виолетты МакКаррен. Блондин полулежал головой в другую сторону, прислонившись спиной к стенке и согнув одну ногу в колене, и без особого интереса просматривал «Ежедневный Пророк» - известную в магическом мире газету. На другом конце лавочки, свернувшись в клубок, лежала Нарцисса. Ее подруга, Лилиан (животные быстро нашли общий язык, поскольку последняя без особого труда могла принимать форму змеи), в облике белой пушистой кошки с интересом наблюдала за летавшим по купе Снитчем, временами прыгая на него и пытаясь поймать.
- «Гринготтс» ограбили, - задумчиво произнес Драко, как будто ограбление самого надежного банка Европы было делом обыденным.
- Что? – не отрываясь, спросил Демиен, явно не вслушивавшийся в слова брата.
- «Гринготтс», говорю, ограбили, - уже громче произнес Драко. – Гоблины утверждают, что ничего не украли, а «Пророк» считает, что гоблины прилично пострадали, потому и отнекиваются.
- Ну и кто их ограбил? – оторвавшись от книги, буднично, без особого интереса, словно спрашивал: «что сегодня на завтрак?», поинтересовался Демиен.
- Так в том то и прикол – они не поймали вора, - сказал Драко. – Авроры считают, что грабителем был очень сильный темный волшебник. Интересно, кто бы это мог быть? – Задумчиво произнес он, а потом, взглянув на брата, добавил:
- Кстати, ограбили-то банк в тот день, когда мы с отцом там были. Помнишь, мы там еще того полувеликана встретили?
- Помню. Мне больше интересно, что такого могло понадобиться этому темному волшебнику, что он решился на ограбление «Гринготтса»?
- Не знаю. Гоблины утверждают, что ячейка №713 была уже пуста к тому времени.
- 713?! А ведь полувеликан, как там его, интересовался именно этой ячейкой, - Демиен, заинтересованный столь странным совпадением, элегантным взмахом волшебной палочки призвал газету из рук возмущенного такой наглостью брата и быстро пробежал глазами по статье.
- Хмм… Интересно, очень интересно, - прокомментировал он прочитанное. – Это что же получается, что всемирно известный банк «Гринготтс» таки можно ограбить? Надо всего-то быть сильным темным волшебником. А куда, скажите на милость, смотрели наши доблестные авроры? Упустить темного волшебника! Фирменное безобразие! – взглянув на брата лукаво подмигнул Демиен. Драко понимающе улыбнулся и уже хотел что-то сказать, но в этот момент дверь распахнулась, и в купе заглянуло нечто женского пола со спутанной копной каштановых волос на голове и немного увеличенными передними зубами. Данное нечто абсолютно невозмутимым тоном поинтересовалось:
- Вы тут жабу не видели? Мы уже все обыскали, нигде найти не можем. Кстати, я Гермиона Грейнджер, а вы? – она наконец-то прервала свою речь и выжидающе уставилась на мальчиков. Они, переглянувшись, синхронно пожали плечами. Демиен резким, но изящным, движением руки поймал пролетавший мимо Снитч (дабы это вредное существо не покинуло пределы купе) и с интересом уставился обратно в книгу, отложенную из-за статьи в «Пророке». Драко же ничего не оставалось, кроме как ответить наглой девочке.
- Я – Драко Малфой, это, - он взглядом указал в сторону брата, - мой брат – Демиен. – и, уже обращаясь к питомице брата, поинтересовался:
- Лили, вы с Цисси случаем никаких жаб сегодня не ловили? – возмущенное «Мяууу!» сомнений в несправедливости сего предположения не оставляло, а потому, вновь обращаясь к Грейнджер, удивленно наблюдавшей за этим небольшим диалогом, пояснил:
- Никаких жаб мы не видели, – и, заметив, что брату газета уже не нужна, взмахнул палочкой и произнес:
- Accio, «Пророк»! – газета немедленно оказалась в руках блондина.
- Вау! – восхищенно произнесла девочка. – Я тоже выучила несколько заклинаний из наших учебников, - вдохновенно начала она. – Я в семье единственная ведьма, и была приятно удивлена, когда получила письмо из Хогвартса, ведь это лучшая школа в Магическом Мире. Я уже прочитала все наши учебники и еще несколько дополнительных книг. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы стать лучшей ученицей! – она сделала вдох, намереваясь продолжить свой монолог, но Драко бесцеремонно перебил ее, воспользовавшись моментом.
- Да-да, мы все поняли. И поскольку никаких жаб здесь нет, вы вполне можете продолжить свои поиски где-нибудь в другом месте.
Поняв, что ей прямым текстом предлагают убраться, девушка, поджав губы, скрылась из поля зрения, закрыв за собой дверь.
- Мерлин мой, это еще что было? Arcanum meus dictus! Все, больше никто не войдет, - произнес с облегчением Демиен.
- А сладости?! – возмутился Драко.
- Ой! Не подумал.
- Пойдем, дойдем до тележки со сладостями, - почти умоляюще произнес Драко. Демиен, зная отношение своего брата к сладкому, натянул мученическую улыбку и сказал:
- Ладно уж, пошли, сластена.
С этими словами он поднялся. Драко, мгновенно просияв, вскочил следом за ним. Накидывать мантии они не стали – и без них было не холодно. Стоило лишь Демиену произнести «Finite Incantatem!» и открыть дверь, как на лицах обоих мальчиков застыли маски высокомерия и безразличия. Они спокойной плавной походкой направились искать тележку со сладостями. Нашли они ее через четыре вагона. Закупив сладостей столько, что хватило бы и на пару недель, они спокойно отправились обратно. Проходя через оккупированный Гриффиндорцами вагон, они услышали, как кто-то окликнул ту самую растрепанную девочку, которую Драко с трудом выпроводил из их купе. В следующую секунду Демиен оказался на полу, сбитый с ног этим лохматым созданием по имени Гермиона Грейнджер. Коробочка со сладостями, находившаяся у него в руках, оказалась на полу.
- Чертова грязнокровка! – зло прошипел он, вставая с пола. – Тебя что не учили под ноги смотреть?!
Девочка пораженно застыла, явно не ожидая такого оскорбления, и забыла о том, что собиралась извиниться.
- Accio, сладости! – произнес Демиен уже более спокойно. Девочка же, придя в себя, разревелась в голос и кинулась прочь. А мальчики, как ни в чем не бывало, направились в сторону своего купе.
Уже дойдя до своего вагона, они услышали крик:
- А ну, стойте! Как Вы посмели ее так обидеть?! Немедленно извинитесь перед ней! – махая у них перед глазами волшебной палочкой, со злостью заявил рыжий мальчик, в котором они без труда узнали своего старого знакомого Уизли.
- А если нет? – с вызовом поинтересовался Демиен. – Ты же не потрудился тогда, почему мы должны извиняться сейчас?
- Мы проклянем вас! Мы уже умеем! – ответил рыжий. Стоящий чуть слева за ним темненький мальчик нервно кивнул и поднял свою палочку, словно подтверждая слова своего друга.
- Ой! Уже боимся! – съязвил Драко, изящно извлекая свою палочку.
- Мы предупредили, - произнес Уизли. – Rictusempra!
- Protego! – моментально среагировал Демиен. – Слушай, Уизел, шел бы ты отсюда! И дружка своего прихвати.
- Stupefay! – произнес этот самый дружок.
- Speculum! – спокойно произнес Драко, отражая заклятие в отправителя. – Так, все, Уизел. Катитесь отсюда по-хорошему. Видишь ли, мы не в настроении с вами болтать. Expelliarmus! – произнес он, предотвращая очередное заклятие, уже готовое сорваться с губ брюнета, и с легкостью поймал палочку (Еще бы, сам крестный учил!). - Значит так, повторяю, извиняться никто не намерен, и вы на нас больше не нападаете. Поняли?
Красный, как рак, Уизли, зло сверкнув глазами, кивнул. Драко вернул ему палочку и, произнеся «Ennervate!» в сторону оглушенного своим же заклятием мальчика, развернулся, не потрудившись убрать зеркальный щит, показывая тем самым, что разговор окончен. Демиен, напоследок окинув мальчиков пренебрежительным взглядом, последовал за братом.
Задержавшись перед дверьми купе и хитро подмигнув брату, Драко произнес:
- Excerta duae figmentum existo! Vivesco! – на двери купе возникло изображение двух змей – зеленой и черной. Сначала Драко хотел нарисовать драконов, но, вспомнив герб рода Малфоев, остановил свой выбор на змеях. Он с удовольствием осмотрел результат своих действий и вошел в купе.
- Excerta littera “M”! Vivesco! – И над змеями появилась серебристая готическая «М», парящая в зеленоватом тумане.
- А мы собственники, оказывается, - усмехнулся Драко, выглядывая из купе и рассматривая дополнительные штрихи к своей идее.
- А ты как думал? Мы же Малфои! – улыбнулся Демиен, входя в купе и закрывая дверь. - Arcanum meus dictus!
- Тебе не кажется, что было жестоко обзывать так девчонку? – спросил Драко спустя какое-то время.
- Она сама виновата! Надо было смотреть, куда идет! К тому же это всего лишь слово…ей придется привыкать, потому что это так. И потом, с чего это тебя так волнует эта грязнокровка?!
- Хотя бы с того, что Лили Эванс тоже была грязнокровкой! – вспылил обычно невозмутимый брат.
- Я знаю, - спокойно ответил Демиен. – Нет необходимости напоминать мне об этом. И я повторяю, я не считаю оскорблением правду. Я уважаю свою мать и память о ней, но это ничего не меняет! - холодные нотки спокойствия в голосе брата остудили пыл блондина.
- Ладно, забыли. И все же мне кажется, ты погорячился! – Драко лишь улыбнулся в ответ на злой взгляд брата, показывая, что тема закрыта, но он остался при своем мнении.
- Забыли, - согласился брат. – Это ведь был Лонгботтом? – уточнять, о ком он говорит, не было смысла.
- Вполне возможно. Если это так, то он уже находится под влиянием этого Уизли, - фамилию рыжика он произнес с брезгливостью. – Ты же не собираешься с ним что-либо делать? – настороженно спросил блондин.
- Нет, разумеется, – успокоил его брат. – До тех пор, пока он не встанет у меня на пути, я его не трону. Я даже сделаю вид, что мне не известна истинная история падения «Лорда Судеб», - с иронией произнес одно из имен Волдеморта Демиен, а потом, ухмыльнувшись, добавил:
- Пусть наслаждается славой, пока может.
С этими словами Демиен достал золотой Снитч и выпустил его. В ту же секунду Лили, дремавшая все это время на столе, приоткрыла один глаз и, заметив свою любимую игрушку, тут же забыла о сне. Она вновь принялась с интересом наблюдать за золотым мячиком, летавшим по купе. Демиен же вернулся к книге. А Драко, взглянув на брата, достал сладости и, мирно болтая с Цисси, принялся их поглощать.

* * *

- «Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут», - разнесся по вагонам громкий голос машиниста. – «Пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят в школу отдельно».
- Ну наконец-то! – произнес Демиен, нетерпеливо оглядывая купе в поисках мантии.
- Ты на ней лежал, - спокойно сказал Драко, даже не смотря в сторону брата.
- О, действительно! Спасибо. - Демиен взял мантию и заклятием разгладил на ней все складочки, даже мельчайшие, видимые ему одному.
- Ты слишком торопишься. Сядь и успокойся! – голос брата был холоден и спокоен. Демиен моментально успокоился. Он сел, с интересом глядя на брата, словно требуя объяснений. И он их получил:
- Твои эмоции слишком сильны, я их чувствую, так словно я… - он замолчал, не договорив. В его глазах мелькнули искорки понимания, а следом и удивления. Он закрыл глаза и попытался почувствовать эмоции находящихся в поезде людей. От нахлынувшего на него потока блондин чуть не задохнулся. Он моментально восстановил ментальные щиты, мысленно благодаря крестного и отца, что обучили их окклюменции – так на всякий случай. Интересно, крестный догадывался, что этот случай настанет так быстро? Он открыл глаза и увидел взволнованного брата, с тревогой следящего за ним.
- Все в порядке, Дем! – успокоил он брата. – Я просто проверил свои подозрения. Я – эмпат.
- Здорово! – искренне обрадовался за брата брюнет. И, улыбнувшись, добавил:
- Ну что, идем?
В этот момент поезд начал торможение. Драко, дождавшись, когда он остановиться, поднялся. Легким, изящным движением он подхватил мантию, надел ее и, взмахнув палочкой, снял защитное заклинание.
- Идем, - спокойно сказал он, открывая дверь, и шагнул в коридор.
Демиен, глубоко вздохнув, последовал за ним. Он закрыл за собой дверь купе и догнал брата. В коридоре уже образовалась жуткая толкучка. Через несколько минут они вышли на плохо освещенную маленькую платформу. На улице было холодно, и они невольно поежились. Внезапно над головами стоявших на платформе детей возникла большая лампа. Хриплый бас раздался в многоголосом детском гуле, словно раскат грома, привлекая их внимание:
- Первокурсники! Первокурсники, все сюда! – над морем голов возвышалось лицо великана, того самого, которого они встретили в банке.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:46 | Сообщение # 8
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 6.
Первые впечатления.

- Так, все собрались? Тогда идемте за мной! И под ноги поглядывайте! Идемте. Идемте! – произнес великан.
Поскальзываясь и спотыкаясь, толпа первокурсников двинулась вслед за великаном по узкой дорожке, резко уходящей вниз.
- «Мерлин мой! Они что не могли сделать нормальную дорожку?», - шел, причитая, Драко, причем делал он это мысленно, поэтому насладиться его мнением мог только брат. Демиену же настолько надоела окружающая их непроглядная тьма, что он плюнул на все и, достав палочку, тихо произнес:
- Lumos maxima! – и на кончике его палочки возник яркий светящийся шар, освещавший все на 10 футов вокруг. Шедшие рядом ребята благодарно кивнули, многие удивленно смотрели на него. Драко ухмыльнулся, словно ничего и не произошло, и, как ни в чем не бывало, продолжал идти. Но мысленно он поблагодарил брата:
- «Как раз вовремя! Спасибо, братишка!»
- «Да не за что!» - мысленно же ответил Демиен.
- Еще несколько секунд и вы увидите Хогвартс! – крикнул великан, не оборачиваясь. – Так, осторожно! Все сюда!
- О-о-о! Аххх! – и прочие подобные возгласы, призванные выразить восхищение, раздались практически одновременно. Поэтому произнесенного шепотом «Nox!» никто даже не услышал. Просто внезапно берег погрузился во тьму, позволяя созерцать открывшуюся им картину без помех.
А зрелище, надо заметить, было действительно достойно восхищения: на противоположном берегу озера возвышался огромный замок со множеством башен и бойниц. Темная поверхность озера, словно зеркало, отражала свет сияющих на небе звезд и сам замок.
- «Красиво», - сказал Драко.
- «Не спорю. Но Арксандум красивее!» - высказал свое мнение Демиен.
- «О! Да!» - согласился блондин.
Великан же, дав первокурсникам время полюбоваться великолепием замка, в котором располагалась школа, скомандовал:
- По четыре человека в одну лодку, не больше, - и указал на флотилию маленьких лодочек, покачивающихся у берега. Дети отправились к не замеченным до этого момента до этого момента «транспортным средствам» и начали рассаживаться в них.
Драко и Демиен, в наглую заняв лодку, уже облюбованную Роном Уизли (рыжик целенаправленно двигался в ее направлении, буквально таща за собой своего дружка), предложили двум девчонкам, рыженькой и блондинке, стоявшим вместе и осматривающим лодки в поисках свободных мест, присоединиться к ним. Девочки с радостью согласились и, приняв поданные им руки, шагнули в лодку. И никто из них не замечал (или делал вид, что не замечал) обиженного такой наглостью мальчика, вынужденного на пару с дружком направиться в другую лодку к Гермионе Грейнджер и еще одному не знакомому им темненькому мальчику.
- Расселись? – прокричал великан, у которого была личная лодка. – Тогда вперед!
Небольшая флотилия медленно двинулась вперед, лодки скользили по гладкому, словно стекло озеру, почти бесшумно. Все молчали, не сводя глаз с огромного замка. Хотя… Нет. Не все. Обиженный рыжий мальчик зло смотрел на своих обидчиков. Демиен, заметив пристальный взгляд, небрежно произнес, когда их лодки поравнялись:
- Эй, Уизел, чего уставился?
Рон оскорблено кинул, скрепя зубами:
- Не твое дело, Малфой! Хочу и смотрю!
- Так смотри на кого-нибудь другого, а то ты, знаешь ли, не в моем вкусе, - с ухмылкой произнес Демиен, обнимая сидящую рядом рыженькую девочку.
- Ах, ты… - не закончив фразу, Уизли рванулся к обидчику, забыв, что находиться в лодке посреди глубокого озера. Разумеется, следующее, что услышали первокурсники, был громкий всплеск от падения рыжего мальчика в воду. А заодно все узнали, что этот самый мальчик, решивший освежиться в прохладной воде, абсолютно не умеет плавать. Флотилия незамедлительно прекратила свое движение, замерев на середине озера. Пока великан пытался что-либо придумать, чтобы помочь мальчику, оба Малфоя невозмутимо смотрели на барахтающегося в воде Уизли. Кто-то наблюдал за этим происшествием с ужасом, кто-то с интересом. И только когда великан взмолился о помощи, Драко изящно поднял волшебную палочку и с надменным выражением на лице произнес:
- Levicorpus! – и бултыхающийся в воде мальчик начал медленно подниматься в воздух. Повинуясь спокойному уверенному движению палочки, он замер над лодкой, в которой ехал.
- А теперь небольшая шутка, - заговорщицки ухмыльнувшись, произнес Драко так, чтобы его слышали только находящиеся в их лодке. А потом более громко добавил:
- Finite Incantatem! – и рыжее мокрое «нечто» рухнуло на двух своих друзей. В ту же секунду раздался женский визг и ругань двух мальчиков (четвертого пассажира лодки это происшествие никак не затронуло, ну разве что доставило некое эстетическое удовольствие). Когда спасенный с друзьями пришли в себя, рыжий злобно зыркнул на своего спасителя, не удостоив того благодарности. Грейнджер взволнованно причитала, что он может простыть, ведь он мокрый, а на улице холодно.
Демиен, услышавший все это, состроил гримасу презрения, направил на Рона волшебную палочку и громко, чтобы слышали все, произнес:
- Exsiccare maxima! – и одежда, и волосы только что спасенного Уизли моментально высохли. Демиен же небрежно кинул обернувшемуся в его сторону Рону:
- Ты наш должник, Уизел! Мы благотворительностью не занимаемся, - и отвернулся, показывая, что инцидент исчерпан.
Взбешенного Рона с трудом удержали от повторения своей глупости и усадили на скамейку. Дальше импровизированная флотилия двигалась в полном молчании и без происшествий. Дети наслаждались красотой замка, озера, звездного неба. Все, за исключением Малфоев, которые в это время обсуждали произошедшее.
- «Ну и зачем ты заявил про долг жизни?» - спросил Драко.
- «Да, дементор его знает. Наверное, позлить хотелось», - ответил брат.
- «О, да! Ты своего добился, он аж второй раз искупаться решил. Ладно, хоть его удержали. Идиот!»
- «Да никто и не сомневался. Гриффиндорец, что с него взять. Сначала делает, а потом думает…Хотя это я загнул…Сомневаюсь, что он вообще думать умеет!»
- «Это точно. Ладно, Мерлин с ним, с этим долгом. Может и пригодится».
- «А нет, так нет. Придумаем что-нибудь».
- «Да уж. Кстати, мы подплываем».
- «Наконец-то!»
Подавленный произошедшим великан едва не забыл предупредить детей пригнуться, когда они подплыли к утесу.
Миновав заросли плюща, скрывающего огромную расщелину, они оказались в темном тоннеле, который по-видимому заканчивался где-то под замком. Через пару минут они уже стояли на каменном полу подземной пристани.
Убедившись, что все на месте и в порядке (даже несчастная жаба нашлась), великан постучал в дверь замка.
Створка немедленно распахнулась. За ней стояла высокая волшебница в изумрудно-зеленой мантии с темно-каштановыми волосами.
- «Интересно, почему декан Грифов в мантии цвета Слизерина?» - спросил Демиен брата, рассматривая женщину.
- «Самому интересно», - так же мысленно ответил брат.
- Профессор МакГонагалл, передаю вам первокурсников, - сообщил ей великан.
- Спасибо, Хагрид, - кивнула ему волшебница.
- «Так вот как зовут этого переростка!» - мысленно воскликнул Демиен, наконец-то вспомнив его имя.
- Я их забираю, - произнесла МакГонагалл. Она повернулась и пошла вперед, сказав первокурсникам следовать за ней. Они оказались в огромном зале, хоть и уступающему в размере сокровищнице Арксандум Элеменцио. На каменных стенах горели факелы, потолок был очень высоким, а широкая мраморная лестница вела на верхние этажи. Они шли вслед за профессором по вымощенному камнем полу. Проходя мимо закрытой двери справа, можно было услышать шум сотен голосов – там уже собралась вся школа. Но профессор МакГонагалл вела их совсем не туда, а в маленький пустой зальчик. Толпе первокурсников тут было тесновато, тем не менее, они вполне могли там находиться.
- Добро пожаловать в Хогвартс, - поприветствовала их МакГонагалл. – Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде, чем вы присоединитесь к учащимся, вас распределят на факультеты. Отбор – очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться и проводить свободное время в комнатах, специально отведенных для вашего факультета.
Как вам известно, в школе четыре факультета – Гриффиндор, Хаффлпафф, Рейвенкло и Слизерин. У каждого из них есть своя история и из каждого из них выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые баллы, а за каждое нарушение баллы будут вычитаться. В конце года факультет, набравший большее количество очков, побеждает в соревновании между факультетами – это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи.
- «Аминь», - мысленно произнес Драко.
- «Аллах Акбар», - поддакнул ему брат. Оба улыбнулись друг другу.
- Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени. Я советую вам собраться с мыслями, – она оценивающим взглядом окинула первогодок и добавила:
- Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, – после чего развернулась и вышла.
- А как будет проходить этот отбор? – услышали они вопрос Грейнджэр и какие-то бредовые версии Уизли.
- «Надеюсь, мы попадем на факультет крестного», - сказал Драко.
- «Ты в этом сомневаешься?» - мысленно усмехнулся Демиен, прислонившийся спиной к стене и скрестивший руки на груди.
- «Нет вообще-то. Просто подумал, а что будет, если одного из нас отправят на другой факультет?» - ответил Драко, прислонившись плечом к той же стене, также скрестив руки на груди.
- «Просто у кого-то из нас появится повод дразнить другого», - с легкой усмешкой мысленно произнес Демиен и добавил:
- «В нашу сторону идет какой-то парень».
Драко резко повернул голову и посмотрел прямо в глаза приближающемуся мальчику, на что тот лишь улыбнулся. Оба Малфоя молча стояли, прислонившись к стене. Создавалось такое ощущение, что им безумно скучно. Не было даже намека на происходящий диалог. Темноволосый мальчик подошел к ним и произнес:
- Неплохое представление вы устроили на озере! – в гуле детских голосов, обсуждавших все возможные варианты отбора, его слова услышали только мальчики.
- Меня зовут Теодор Нотт, можно просто Тео, - представился он, протягивая руку.
- Драко, - первым ответил блондин, пожимая руку.
- Демиен, - брюнет повторил действия брата. – На самом деле мы этого не планировали, но этому Уизелу вздумалось поплавать, - хмыкнул он.
- Мы не могли упустить такую возможность, - добавил Драко.
- Слизерин, причем оба! – вынес свой вердикт Теодор.
- О! Как Вы думаете, мистер Малфой, есть ли у нас шансы попасть в Слизерин? – серьезно спросил Драко у брата.
- Даже не знаю, мистер Малфой. Скорее всего, шансы просто-таки нулевые! – подыграл ему Демиен.
- Мерлин Великий! Так вы те самые братья Малфои! – просиял Теодор, поняв, с кем он познакомился. – Мне о вас брат столько рассказывал! Он всегда мне вас в пример ставит!
- Ха! Братишка, мы, оказывается, известные, - подмигнул Демиен Драко, а через секунду с презрением заметил:
- Моргана подери! Грейнджер, ты когда-нибудь заткнешься? Большей ерунды я еще не слышал! Хотя, нет, - поправился он, заметив открывшего было рот Рона Уизли. – Уизел, лучше молчи, иначе сморозишь очередную глупость.
Проигнорировав злобный взгляд рыжика, Демиен спокойно обвел взглядом затихших сокурсников. В этот момент раздались полные ужаса крики. Из стены, на которую опирались братья, в комнату просачивались призраки. Оба Малфоя и их новый знакомый, казалось, не обращали на происходящее ни малейшего внимания, невозмутимо разглядывая полупрозрачные жемчужно-белые, словно облака, силуэты некогда умерших людей. Они медленно-медленно скользили по комнате, не замечая присутствующих. Судя по их разговору, они спорили уже не первый час.
- А я вам говорю, что надо забыть о его прегрешениях и простить, - произнес один из них, похожий на монаха. – Я считаю, что мы просто обязаны дать ему еще один шанс…
- Дорогой мой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил? Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком…
Призрак в трико и круглом пышном воротнике замолчал и уставился на первокурсников, словно только что их заметил.
- Эй, а вы что здесь делаете?
- Отгадайте с трех раз, Сэр Николас де Мимси-Парпингтон, - с издевательскими нотками в голосе произнес Демиен.
- Да это же новые ученики! – воскликнул Толстый Проповедник, улыбаясь собравшимся. – Ждете отбора, я полагаю?
- Какая проницательность! Благодарим, что напомнили нам, что мы забыли в этом чулане! – съязвил Драко.
- Идите отсюда, - раздался строгий голос входящей МакГонагалл. – Церемония отбора сейчас начнется.
Она строго посмотрела на приведения, и те послушно начали просачиваться сквозь стену и исчезать одно за другим. Последним мимо них проплыло гордое приведение французского аристократа XVIII века. Поравнявшись с братьями, оно немного помедлило и сказало, обращаясь к братьям:
- Добро пожаловать, юные Лорды. Слизерин всегда приветствовал неординарные личности. Надеюсь, мы станем друзьями.
- И вам доброго вечера, барон Генрих Ажан де Лавирье, - легким кивком поприветствовал его Драко, а следом и Демиен.
За всем этим с удивлением наблюдал Нотт, все более и более уверяясь в правильности мысли, что с этими парнями нужно дружить. Не дай Мерлин таких врагов!


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:47 | Сообщение # 9
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 7.
Вторая семья.

- Выстройтесь в шеренгу,- скомандовала профессор, обращаясь к детям, - и идите за мной!
Первокурсники последовали за профессором. Нотт старался держаться поблизости от братьев Малфоев, здраво рассуждая, что такой успех, как их дружеское общение, надо закрепить, причем срочно.
Вслед за профессором МакГонагалл они прошли через тот же зал, которым она вела их раньше, и, пройдя огромные двухстворчатые двери, оказались в огромном зале, освещенном тысячами свечей, плавающих в воздухе над четырьмя длинными столами. За ними сидели старшие ученики, к которым они вскоре присоединятся. Столы были заставлены золотыми тарелками и кубками. За еще одним, таким же длинным, столом на другом конце зала сидели преподаватели. Профессор МакГонагалл подвела первокурсников к нему и приказала им повернуться спиной к учителям. Дети послушно столпились у преподавательского стола. За ними с интересом наблюдали сотни любопытных глаз. По залу, среди (а иногда и сквозь) учеников проплывали, мерцая бледным светом, приведения.
Демиен зачарованно смотрел на черный бархатный потолок, усыпанный звездами. От созерцания этого великолепного образчика Высшей Магии его отвлек голос Гермионы Грейнджер, с умным видом рассказывавшей о том, что она вычитала в «Истории Хогвартса», поэтому он не удержался и произнес:
- Мерлин, Грейнджер, по-твоему, здесь собрались одни идиоты, не способные хотя бы догадаться, что это магия?! Не говоря уже о том, что читать тут вроде все умеют! Так что сделай милость – помолчи!
- «Давно пора было ее заткнуть», - заметил Драко.
- «Да уж! Все впечатление испортила!»
От диалога мальчиков отвлек стук дерева о каменный пол: профессор МакГонагалл поставила перед ними самый обычный деревянный табурет и положила поверх него остроконечную Волшебную Шляпу. Шляпа была вся в заплатках, потертая и ужасно грязная.
- «Интересно, в какой помойной яме она валялась?» - с сарказмом заметил Демиен.
- «Фи! И ЭТО придется надевать на голову?» - возмутился Драко, всегда трепетно относившийся к своей прическе.
В зале тем временем воцарилась тишина, и все присутствующие выжидательно уставились на шляпу. Внезапно Шляпа шевельнулась, а в следующее мгновение в ней появилось нечто, напоминающее рот, и она запела:

Может быть, я некрасива на вид,
Но строго меня не судите.
Ведь шляпы умнее меня не найти,
Что вы там не говорите.

Шапки, цилиндры и котелки
Красивей меня, спору нет.
Но будь они умнее меня,
Я бы съела себя на обед.

Все помыслы ваши я вижу насквозь,
Не скрыть от меня ничего.
Наденьте меня, и я вам сообщу,
С кем учиться вам суждено…

Остальную часть песни они благополучно пропустили, обсуждая с Ноттом пришедшую Демиену в голову идею. Увлекшись этим занятием, они опомнились, только когда шляпа выкрикнула:
- ХАФФЛПАФФ! – и темненькая полненькая девочка направилась за крайний правый стол под аплодисменты желто-черных.
- Бут, Терри!
- РЕЙВЕНКЛО! – теперь - аплодисменты со второго с левого края стола.
Мэнди Брокхлерст отправили за стол Рейвенкло, а Лаванду Браун – в Гриффиндор – крайний слева стол громкими овациями приветствовал новенькую. Блондинку, с которой они ехали в лодке, Миллисенту Булстроуд, определили в Слизерин. Змеи своих новичков встречали более холодно: приветливые кивки и сдержанные аплодисменты. А через несколько минут к ней присоединилась и ее рыженькая подруга, Блэйз Забини.
- Финч-Флетчли, Джастин!
- ХАФФЛПАФФ!
- «Заметил, Шапка иногда долго молчит?» - спросил Драко.
- «Заметил. Вон как долго этого парня мучает!» - ухмыльнулся Демиен.
Этого парня, оказавшегося Шеймусом Финниганом, Шляпа отправила в Гриффиндор, а за ним и Гермиону Грейнджер, что очень сильно удивило обоих Малфоев, считавших, что ей самое место в Рейвенкло. Но удивление моментально сменилось злой радостью, стоило им услышать разочарованный стон Рона Уизли. И, разумеется, они не смогли удержаться от комментария:
- Что, Уизел, не сильно радует перспектива учиться с Мисс-болтаю-без-умолку-по-любому-поводу-и-сую-свой-нос-в-чужие-дела?
Злой взгляд рыжика стал «наградой» за столь точное попадание. В это время профессор МакГонагалл вызвала следующего:
- Лонгботтом, Невилл!
В зале воцарилась идеальная тишина, длившаяся буквально несколько секунд. Достаточно для того, чтобы человек, чье имя прозвучало, начал свой путь в направлении Сортировочной Шляпы. Гвалт сотен голосов раздался неожиданно, заставив некоторых вздрогнуть. Все, присутствующие в зале, шептались (во весь голос, старательно перекрикивая соседа) и перешептывались, правильно ли они поняли, что Мальчик-который-выжил приехал в Хогвартс.
- «Я же говорил, что это он», - как бы между прочим, заметил Драко.
- «Да хоть сам Темный Лорд собственной персоной! Мне нет до него никакого дела!»
- «Да успокойся ты! Нет – так нет», - осадил его Драко.
Шляпа, помолчав несколько секунд, торжественно провозгласила:
- ГРИФФИНДОР!
Крайний левый стол взорвался аплодисментами, сопровождаемыми громкими радостными криками. Счастливого мальчишку очень тепло встречали за столом ало-золотого факультета. Все хотели пожать ему руку, сказать пару слов, да и хотя бы просто дотронуться. Не смотря на то, что профессор подождала, пока зал более или менее успокоиться, имя следующего первокурсника, кроме оставшихся возле преподавательского стола детей и самих преподавателей, услышали только ученики змеиного факультета.
- Малфой, Демиен!
Брюнет гордо прошествовал на место и присел на край табурета. Когда его головы коснулась Шляпа, он даже не вздрогнул, как это делали все до него, лишь брезгливо поморщился.
- ~Мерлин! Какой пафос! Столько внимания из-за какого-то шрама! Бррр! ~ - подумал Демиен, окидывая до сих пор не успокоившийся зал надменным взглядом.
- *Да уж. А ведь его слава принадлежит тебе, Гарри Поттер*, - заметила Шляпа.
- ~ Я – Малфой!!~ - зло произнес брюнет, стиснув зубы.
- *О! В этом нет ни малейшего сомнения, молодой человек! Но куда же мне вас отправить, Золотой Лорд Дракон? Хммм…Определенно не Хаффлпафф! Слишком уж у вас специфическое понятие о чести. И не Рейвенкло. Знания не являются для вас целью – это лишь средства. Возможно, Гриффиндор? Вы необычайно смелы, но вот благородства я в вас не вижу. Не смотря на вашу кровь, Гриффиндор отпадает. Что ж, похоже, я знаю, куда вас отправить… * - ее наглым образом на самом, можно сказать, интересном прервал заинтересованный голос Драко:
- «Ну, чего она так долго?»
- «Не знаю. Но у меня уже несколько секунд желание спалить или разорвать эту шапку на кусочки борется со здравым смыслом. Пока побеждает последний. Но на долго ли?»
Спустя секунду после этих слов на весь зал раздался громкий вопль Шляпы:
- СЛИЗЕРИН! О, Мерлин! Слизерин и никуда более! – и добавила так, чтобы слышали только братья:
- *Хамы, вы, юные Лорды!*
- Малфой, Драко! – тем временем произнесла МакГонагалл.
Драко, не менее гордо, дошел до табурета и также осторожно присел на него. Шляпа же, даже не коснувшись его головы, с паническими нотками в голосе крикнула:
- СЛИЗЕРИН!
Драко, довольно ухмыльнувшись, направился к брату, уже занявшему ему место рядом с Крэббом и Гойлом, параллельно оценивая смену цветов на своей мантии: цвета и герб Хогвартса сменились на зелено-серебристые цвета и герб с изображением змеи на серебряном фоне. Вскоре к ним присоединился и Нотт. Дальнейшее распределение они благополучно прослушали, увлекшись общением со старостами своего факультета:
- Опа! Кого я вижу! Вот это мы с Ди попали! Так, Малфои, вести себя хорошо! Никакие пакости никому не устраивать! – произнес высокий голубоглазый шатен со значком старосты на мантии.
- Что?! И даже Уизелу?! Мерлин, Алекс, ты просишь невозможного! – возмутился Демиен. С Александром Лестранджем, своим двоюродным братом, они были знакомы уже около трех лет. Алекс иногда бывал у них в гостях.
- Ди, ты слышала?! – обратился староста к невысокой стройной девушке с длинными прямыми каштановыми волосами и карими глазами. – Они даже не скрывают, что нам придется с ними помучиться!
- Да ладно тебе, Алекс! Ты же сам всегда говорил, что тебе бы не помешала эта парочка «ангелочков» в твоем очередном «гениальном» плане под кодовым названием «Как достать Львов». Может, они и помогут тебе лишить нас очередной сотни баллов, - улыбнулась она мальчикам.
В этот момент как раз закончилось распределение. И директор, поднявшись со своего места, попросил минутку внимания:
- Добро пожаловать в школу Чародейства и Волшебства Хогвартс! Я хотел бы обратить ваше внимание на следующие моменты. Во-первых, Запретный Лес по-прежнему остается таковым. Во-вторых, все, кто не желает пасть мучительной смертью, должны воздержаться от посещения правого крыла третьего этажа. И, наконец, в-третьих, мистер Филч просил меня напомнить, что колдовство в коридорах во вне учебное время запрещено. Это все, что я хотел сказать. Приятного аппетита.
Сразу же после этого пожелания на столах появилась различная еда. Демиен сразу же потянулся к ближайшему кубку. Отпив немного, он сморщился и возмущенно заявил:
- Тыквенный! Бррр! Есть другой?
- Где-то должен быть апельсиновый, - сказал худенький невысокий парень с темными волосами. Найдя кубок с апельсиновым соком, он протянул его Малфою со словами:
- Меня зовут Алистер Розье.
- Я Демиен. Приятно познакомиться, – сказал брюнет, забирая протянутый кубок. Драко же промолчал, поскольку был занят поглощением ужина. Забывший было о них Лестрандж снова повернулся к братьям. Поправляя свои длинные вьющиеся волосы, растрепанные Дианой, он с ухмылкой поинтересовался:
- Ну что, юные дарования, я слышал, вы уже успели поцапаться с новичками Львов?
- Все-то ты знаешь, Лестрандж. Тебе-то с этого что? – с сарказмом заметил Драко, уже смирившийся с тем, что спокойно поесть им не дадут.
- Как это что? Во-первых, я, как староста, должен предупредить, что потеря баллов карается строго, - пояснил он, заметив строгий взгляд второй старосты. А потом, подмигнув, добавил:
- А во-вторых, уже как организатор большинства наших «гениальных задумок», с радостью приветствую вас в нашей большой дружной змеиной семье. Так что, проказники, идеи уже есть?
- Эй, Лестрандж, притормози немного! Они еще и десяти минут в Слизерине не пробыли, а ты уже идеи требуешь. Если они тебе так нужны, то у нас есть парочка. На первое время хватит.
- Знаю я ваши идеи, Флинт. Ничего нового все равно не придумали, а цвета менять, да каток посреди коридора устраивать уже надоело. А они, может, свежую идейку подкинут, - сказал Алекс так, будто бы разъяснял элементарную вещь. И, уже обращаясь к братьям, добавил:
- Кстати, Малфои, этот громила – Маркус Флинт, капитан нашей сборной по квиддичу.
- Лестрандж, дай детям поесть. А то сейчас этот святоша всех спать отправит.
Он оказался прав, и через пару минут директор поднялся со своего места и, пожелав всем спокойной ночи, сказал следовать за старостами факультета.
- Ну что, малышня, давайте знакомиться! – сказал староста, обращаясь ко всем первокурсникам своего факультета. - Меня зовут Александр Лестрандж, а эта очаровательная девушка, - сказал Алекс, обращая внимание первокурсников на свою коллегу, - Диана Руквуд. Мы - старосты факультета Слизерин, то есть ваши. Сейчас все первокурсники соберутся вокруг нас, и мы отведем вас в наше общежитие. Оно расположено в подземельях. Настоятельно советую запоминать путь сразу же. И, Малфои, оба! Прекратите ухмыляться!
- Показушник! – хмыкнул Драко, подходя к старостам. – Лестрандж, а Лестрандж, мы, между прочим, представители одной очень древней чистокровной семьи. Поэтому, так, тонко намекаем, что подчиняться тебе или кому-либо еще не намерены…
- Это раз, – закончил за него Демиен. – И два – мы долго тут стоять будем и любоваться самовлюбленными физиономиями Гриффиндорцев?
- Так, ладно, с первым пунктом потом разберетесь, - сказала Диана, - а со вторым полностью согласна. Идемте, детки, - при этих словах она развернулась и пошла вперед. Алекс последовал ее примеру. Они дошли до лестницы вместе с учениками других факультетов, откуда направились вниз в подземелья. Стоило им спуститься, как их обогнал невысокий брюнет. Он, не замечая первокурсников, подлетел к Лестранджу и начал увлеченно ему что-то говорить. Похоже, что сказанное тому понравилось, так как, когда брюнет закончил, Алекс дружески хлопнул его по плечу со словами:
- Я в деле! Кстати, Эйвери, знакомься – Малфои, - сказал он, представляя ему братьев, которые этого не заметили, поскольку были увлечены обсуждением какого-то очень интересного вопроса с Ноттом.
- Ого! Молодые люди, рад с вами познакомиться! – сказал Эйвери, прерывая их обсуждение.
- Эмм… Ну, мы, наверное, тоже, - с сомнением сказал Демиен, поглядывая на старосту.
- Драко, Демиен, познакомьтесь – это Дениел Эйвери.
Оба мальчика пожали протянутую руку и вернулись к прерванному разговору, более не замечая никого.
- Нда… Сочувствую я тебе, Алекс! С ними будет сложно. Знаешь, похоже, у нас таки появился достойный ответ Львам на их оружие под названием «близнецы Уизли». Только вот наши братишки покруче будут, - и, усмехнувшись, добавил, - хотя бы потому, что не совсем близнецы.
- Да, не говори! Ладно, Ден, мы в гостиную, а ты как хочешь.
- Я чуть попозже. Хотел еще кого-нибудь из старших найти. Может, помогут.
Через несколько минут старосты остановились.
- Так, дети, всем стоять! – сказала Диана. Они стояли напротив каменной стены, на которой, если присмотреться, можно было заметить рельефное изображение змей. Только это отличало ее от других.
- Чистая кровь, - произнесла она, и змейки задвигались, образовывая контур арки. Когда все змейки заняли свои места, арка распахнулась двумя каменными дверьми, пропуская первокурсников. Они оказались в большой комнате. Каменные стены были украшены факелами в серебристых держателях в виде змей. С высокого потолка, на кованых цепях, свисали черные хрустальные люстры. В центре одной из стен располагался огромный камин, выложенный зеленым мрамором с черными прожилками. На камине стаяли серебряные подсвечники. Над ними висел гобелен с изображением символа их факультета – большая толстая змея спала, не обращая внимания на шумных студентов, с энтузиазмом и восхищением разглядывавших обстановку гостиной их нового дома.
- Разбредаемся по гостиной и ждем декана, – сказал Лестрандж и тут же присоединился к группе старшекурсников, спорящих о чем-то у камина. Первокурсники, разделившись на группы, разошлись, чтобы более внимательно осмотреть гостиную. Сразу бросались в глаза следующие группки: три девочки, среди которых были уже знакомые Малфоям Блэйз Забини и Миллисента Булстроуд, к ним присоединилась темненькая – Дафна Гринграсс; два парня, напоминающие миниатюрные варианты шкафов, с абсолютно глупыми выражениями на лицах – Кребб и Гойл.; полненькая блондинка Панси Паркинсон весело хихикала на пару с брюнеткой Джейн Яксли; маленький и худенький Роджер Мун с отстраненным видом слушал темнокожего Захарию Смита, и, разумеется, сами братья Малфои в компании Нотта.
Спустя минут десять двери открылись, и в гостиную вошел декан Слизерина – Северус Снейп. Он холодным взглядом окинул подопечных и менторским тоном начал свою традиционную речь:
- Добро пожаловать в Слизерин! Профессор МакГонагалл, вероятно, уже сказала, что на время вашей учебы ваш факультет станет вам вторым домом. От себя же хочу добавить, что Слизерин – это семья. Здесь вы найдете поддержку и помощь в любой ситуации. За пределами этих комнат вы столкнетесь с предубеждениями, недоверием и даже ненавистью к ученикам Слизерина. Я хочу, чтобы вы всегда помнили, что здесь учатся лишь достойнейшие. Никакие ссоры и разногласия не должны выходить за пределы этих стен. Также я не потерплю пренебрежения к учебе и нарушение правил. А теперь марш спать.
Он резко развернулся, и полы его мантии взлетели на несколько дюймов. Воцарившуюся тишину первыми нарушили старшекурсники, поднявшиеся с мест и направившиеся кто куда. Старосты, разделившись, привлекли внимание первокурсников:
- Итак, спальни мальчиков находятся справа, - произнес Александр. – Идите за мной.
- Спальни девочек, - донесся до них голос Дианы, стоявшей неподалеку, - находятся слева. Следуйте за мной.
Пройдя вслед за Лестранджем, Малфои заглянули в одну из пустых комнат, рассчитанную на троих. Заметив своих питомцев, устроившихся на кроватях, они зашли внутрь. Поняв, что третье место свободно, Драко, выглянув в коридор и осмотрев толпу первокурсников, поинтересовался:
- Нотт, ты с нами?
- Конечно! – воскликнул тот и моментально оказался в их комнате.
Закрыв за собой дверь, они оглянулись. Спальня представляла собой небольшую комнатку с каменными стенами. В ней стояли три кровати из темного дерева с темно-зелеными пологами с серебристой каймой. Рядом с ними стояли тумбочки из такого же дерева. Две кровати стояли напротив друг друга, между ними находилось окно (разумеется, не настоящее, а сотворенное при помощи пятого измерения). На них мирно спали, свернувшись, змеи: черно-зеленая с серебром – на правой и ослепительно белая – на левой (Этот факт очень удивил Теодора, но оба брата лишь отмахнулись – мол «захотим объяснить – объясним, а нет – так это наше дело»). Напротив окна стояла третья кровать. Малфои, переглянувшись, сразу же согласились с выбором своих питомиц, и Нотту ничего не оставалось, как занять оставшуюся. Вторая дверь, обнаруженная почти рядом с той, через которую они вошли, вела в ванную комнату, отделанную зеленым мрамором.
Еще раз скептически окинув взглядом комнату, Драко и Демиен одновременно махнули рукой и со словами «Потом разберемся» отправились спать. Не хотелось бы проспать в первый же день…


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Вторник, 02.03.2010, 23:48 | Сообщение # 10
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 8.
Основы основ.

Большой Зал радовал всех посетителей постными минами учеников старших курсов – последствия вчерашних банкетов по поводу долгожданной встречи были видны невооруженным глазом, а потому злобно-недовольное шипение и ворчание вышеупомянутых представителей homo magicus ничего, кроме улыбки, у младших курсов, не допущенных на сие мероприятие, не вызывало. И если за тремя столами недовольство старшекурсников выливалось в громкие стенания на несправедливости жизни, то слизеринский стол был погружен в мрачную тишину, нарушаемую еле слышными стонами да скрежетом зубов. Обычно Слизеринцы лучше скрывали свое состояние от окружающих, но сегодня им это удавалось из рук вон плохо. О чем свидетельствовал злорадный блеск в глазах их декана, который в данный момент, как ни в чем не бывало, завтракал.
В зале Малфои появились в очень шумной компании Нотта и трех девочек: Забини, Булстроуд и Гринграсс, за что сразу же получили предостерегающие взгляды некоторых семи- и пары шестикурсников. Не обратив на это ни малейшего внимания, все ребята уселись за стол и громко начали обсуждать, кто на какие предметы хочет пойти, а какие - лучше вообще никогда бы не посещали. Терпение старшекурсников закончилось в тот самый момент, когда новички добрались до обсуждения трансфигурации и разразились звонким смехом над особенно удачной шуткой в адрес декана ало-знаменных - Минервы МакГонагал.
- Вы прекратите или нет?! – мученически поинтересовался невысокий кареглазый брюнет.
- Верон! Ты что не видишь?! Они же специально это делают! – заметил его сосед.
- Действительно, Амри. Сходил бы ты лучше к декану за зельем, - с надеждой глянул на него Лестрандж.
- Ага! Как же! Он вчера доходчиво объяснил, что лучше даже не пытаться, - отвертелся от самоубийства семикурсник Верон Амри.
В этот момент, со стороны преподавательского стола в их сторону направилась белая кошечка с пергаментом в зубах. Дойдя до стола, она бесцеремонно на него запрыгнула и, роняя на своем пути кубки, опрокинув несколько тарелок, пошла по нему в сторону своего хозяина. Надо заметить, что последний заметил её не сразу, а только после того как обратил внимание на возмущенные вопли своих старших товарищей и решил выяснить причину столь странного для них поведения путем поворачивания головы в их сторону. Заметив же свою питомицу, Демиен улыбнулся и, привлекая внимание брата, пихнул его локтем. Лилиан, а это была именно она, более аккуратно, чем до этого, лавируя между кубками и блюдами с едой, дабы не уронить чего-нибудь на своего любимого хозяина, подошла и села напротив брюнета, а затем опустила пергамент в протянутую руку. Демиен немедленно развернул его и прочитал короткую записку, написанную мелким аккуратным, немного угловатым почерком, который он без труда узнал бы всегда и везде. Разумеется, записка была от их декана.
- Дрей! Нас дядя Сев приглашает в среду после ужина к себе. Пойдем? – беззаботно поинтересовался Демиен.
Ну, кому интересно то, что парочка сидящих рядом старшекурсников подавилась запеканкой, а остальные просто пораженно смотрели на ненормального, мало того называвшего их декана «дядя Сев», так еще и думающего над возможностью отказаться от приглашения.
- А почему бы и нет, - задумчиво ответил Драко, скармливая кошечке вторую сосиску подряд. – Слушай, Лили, ты случайно Цисси не видела? Нет? Жаль. Увидишь – передай, чтобы она хотя бы на глаза другим не попадалась. Передашь? Вот и умничка, – этот небольшой монолог, прозвучавший практически в полной тишине, еще больше шокировал слизеринцев, которые и так на сегодняшний день превысили предел проявления эмоций на публике, хотя он (все тот же день) еще толком и не начался.
- Кстати, а что я получу, если выпрошу у декана антипохмельное зелье? – задумчиво спросил Демиен, глядя, как брат чешет за ушком Лили, а та благодарно мурчит.
- А что хочешь? – тут же отозвался незабвенный староста.
- Даже не знаю, - ответил Демиен.
- Ходы, - предложил Драко.
- Что? – не понял брат.
- Потайные ходы, - пояснил тот. – Ты им - зелье, они нам - все ходы, какие знают.
- А не много ли вы хотите? – возмутился Амри.
- Знаешь, Дрей, пожалуй, ты прав, – и, уже обращаясь к старшекурсникам, добавил:
- Ну, так что? Зелье в обмен на ходы. Согласны?
- Малфой, а может все же что-нибудь другое, а? – вновь попытался уйти от темы потайных ходов Амри.
- Мерлин! Верон, заткнись! Малфой, мы согласны! – воскликнул сосед Амри.
- Эрик, говори за себя! – огрызнулся тот.
- Амри, а Саттари прав. У нас выбора нет. Нам Декан из принципа зелье не даст, да еще и отработками смельчаков закидает до конца месяца. А у них может получиться, – спор был разрешен Лестранджем, который и за расписаниями-то не рискнул к декану подходить и наглым образом свалил это дело на Диану, не принимавшую участие во вчерашнем мероприятии.
- Это уж точно, - ухмыльнулся Демиен. Затем достал из сумки перо и написал на обратной стороне пергамента несколько строк, сложил пополам и, лукаво глянув в сторону старшекурсников, произнес, обращаясь к Лили:
- Отнеси обратно, только, будь любезна, на этот раз не по столу, - и немного подумав, прошептал ей что-то на ушко. Кошечка мяукнула в знак согласия, спрыгнула со стола и направилась к адресату. Подойдя к преподавательскому столу, она запрыгнула на него и, аккуратно устроившись напротив декана, положила пергамент ему в тарелку. Зал пораженно замер в ожидании результатов столь наглого поступка. Сам же Мастер Зелий на это лишь хмыкнул и взял конверт. Прочитав письмо, Северус Снейп поморщился, и, посмотрев на дракончиков, хмыкнул, признавая логику Золотого Лорда, предполагающего, что без зелья ученики старших курсов вместо того, чтобы зарабатывать баллы, наоборот лишат факультет еще не появившихся. Да и не хотелось бы давать повод Минерве упрекать его в чем бы то ни было. В результате подобных логических размышлений, Лилиан направилась к хозяину с мешочком средних размеров, в котором позвякивали маленькие бутылочки – разумеется, зелье у Северуса было с собой, хотя он и не собирался отдавать его просто так. Но, как известно, маг предполагает, а Мерлин располагает. Да и конкретно этим двум дракончикам он просто не мог отказать. И тот факт, что они являлись Лордами Драконами, в данном случае роли не играл.
Когда Лилиан вернулась с зельем, за слизеринским столом картинка быстро поменяла свое значение с «-» на «+», и спустя пару минут весь факультет весело обсуждал предметы, рассказывая первокурсникам веселые истории и делясь опытом. На них с возмущением и завистью смотрели другие ученики. Возмущенные взгляды в основном принадлежали представителям Львиного факультета, поскольку у них был только один способ достать антипохмельное зелье – купить его у близнецов Уизли. С завистью – все остальные, поскольку у них не было даже такого.
За пятнадцать минут до конца завтрака подошла Диана Руквуд и вручила всем расписания. Сегодня у первого курса Слизерина первой парой стояла трансфигурация вместе с Гриффиндором, затем - Чары с ними же. На Трансфигурацию их проводил семикурсник Эрик Саттари, а после нее на Чары их должен был сопровождать его друг Верон Амри. Так как после обеда у них ничего не было, то на это время старосты назначали небольшую экскурсию по школе, а после - устроили и обещанную индивидуальную для Малфоев по тайным ходам.
В класс Трансфигурации серебристо-зеленые зашли сплоченной группой, в то время как представителей ало-золотых наблюдалось подозрительно мало. Вошедшая в класс профессор МакГонагалл окинула первокурсников строгим взглядом и произнесла речь, которая по идее должна была бы их впечатлить и устрашить. В процессе прослушивания неимоверно «интересной» лекции на тему: «Трансфигурация – важнейший предмет в магической науке», слизеринцы с удивлением поняли, что самого знаменитого представителя зубастых на пару с дружком среди учеников нет. Каково же было их удивление, когда эти самые «котята» заявились через десять минут после начала урока и, не заметив профессора, сидящую на столе в своей анимагической форме и наблюдавшую за выполнением задания, с облегчением вздохнув, попытались проскочить к единственной свободной парте прямо перед преподавательским столом. Но еще более сильным было возмущение слизеринцев, когда вышеупомянутые «котята» отделались всего лишь строгим выговором, в то время как за разговор Паркинсон и Яксли Слизерин лишился 10 баллов. Весь путь от класса Трансфигурации до класса Чар Амри был вынужден слушать возмущенные стенания змеек о столь ярко выраженной вседозволенности Львов и предвзятого отношения к ним, между прочим любимым, умным и вообще самым лучшим (Ага! Белым и пушистым! – п/б). На Чарах справедливость была восстановлена – представители чешуйчатых увели у пушистых аж 40 баллов, чем несказанно разозлили последних и повысили настроение себе любимым.
Экскурсия прошла без происшествий (точнее, при встречи с котятами ни одна змейка не пострадала, чего нельзя сказать о Львах). Индивидуальная экскурсия для особо одаренных представителей серпентария была не менее интересна. Малфоям показали тайные проходы, сокращающие путь от одного кабинета до другого, а также потайные выходы из Хогвартса: выход к озеру, к Сладкому Королевству в Хогсмиде, - рассказали, что в Хогсмид ведет еще один ход, но поскольку он выходит прямо под «гостеприимные» веточки Дракучей Ивы, они настоятельно советовали воздержаться от использования данного хода. В общем, на ужин в Большой Зал Малфои вернулись в компании старшекурсников под завистливые взгляды остальных первокурсников Слизерина. Во время этой экскурсии они перезнакомились с половиной этих самых старшекурсников: Алистер Чорм, ВиктОр МакКинг, Себастьяна Ривьер, Катарина Олиер, Мартин Рэнд, Натан Шелтон, Розалинда Морр, Винсант де Лавирье, Доминика Аккари.
Вымотанные таким насыщенным первым учебным днем первокурсники, да и не только они, без сил упали на кровати и моментально погрузились в таинственное и загадочное, но от этого еще более привлекательное, царство Морфея. Завтра день обещал быть не менее интересным, а может даже и больше…
Интересности начались с самого утра, а точнее с пробуждения. Хотя таковым его называть было сложно. Скорее это было насильственное выдергивания всего факультета разом из царства снов. Причиной этого стал девчачий крик, сорвавшийся на визг. Прилетевший на крик Мастер Зелий был вынужден пожертвовать своим любимым змейкам солидную часть личных запасов успокаивающих, обезболивающих и прочих зелий. Почему он попросту не отправил их в больничное крыло, первый курс так и не понял. Когда же стали выяснять причины столь необычного пробуждения факультета (после этого слизеринцы попросту поспешили наложить звуконепроницаемые чары на отдельные комнаты, а не только на общежитие факультета), оказалось, что второкурсница получила письмо, в котором говорилось, что ее отец погиб при проведении спец. операции сотрудниками Британского Аврориата. Последние не стали себя утруждать, поэтому выразили по столь незначительному для них событию лишь свои соболезнования. И все.
- Да как они могут?! Девочка осталась сиротой по их вине! А они только сказали «извини, он оказался не в том месте и не в то время»! – предела возмущению слизеринцев не было. Особенно бушевал Демиен Малфой. Его брат, сидящий рядом, невозмутимо выслушивал Демиена, не пытаясь ему мешать. Если брюнет не выскажется, будет только хуже. Причем всем. И Драко это знал. А Демиен тем временем продолжал свой гневный монолог:
- Они что совсем не подумали о девочке?! Что с ней теперь будет?! Кстати, если узнаю, что кто-то ее обидит, отвечать будет передо мной лично. Это всем ясно? – его не пытались остановить даже старшекурсники, успевшие за вчерашнюю экскурсию понять, что Малфоям мешать не стоит. Если они что-то решили – так и будет, и хоть ты что делай. И мало кто вспомнил, что Малфои младше этой самой девочки.
В общем, на завтрак слизеринцы явились всей толпой злые, как разбуженные мантикоры, на коих они в принципе в данную минуту и были похожи. Даже не глядя в сторону Гриффов, они заняли свои места и в полном молчании приступили к завтраку. Профессора были несколько озадачены таким необычным для слизеринцев поведением. Когда в середине завтрака в Зал влетели совы с «Ежедневным пророком» и прочими вещами, ситуация прояснилась – серпентарий был в трауре. Погиб один из них – Антониан Тендар, бывший когда-то старостой факультета. Его 12-летняя дочь Андориана Тендар осталась сиротой. Ее мать погибла 7 лет назад. Больше родственников у нее не было. С Дорой и ее отцом Малфои были знакомы давно. Антониан Тендар был частым гостем в Малфой-мэноре. И иногда он приводил с собой дочь. Именно поэтому факультет, во главе с Малфоями, при непосредственной поддержке Лестранджа, пообещал стать девочке семьей. Это решение было принято единогласно. Слизерин и раньше, по мере возможностей, поддерживал своих. Особенно, после того, как деканом стал Северус Снейп.
Проходя мимо слизеринского стола, Рон Уизли, как бы между прочим, заметил Невиллу Лонгботтому, что было бы неплохо, если бы и остальные змеи последовали за этим Пожирателем Смерти. Что было потом, сложно даже представить.
- Уизли, - голос Демиена заставил вздрогнуть рыжего мальчика и его друга. Рон обернулся и наткнулся на презрительный взгляд Малфоя. – Я бы на твоем месте не стал желать кому-либо смерти. Это не то пожелание, которым можно раскидываться направо и налево. Более того, оно может случайно вернуться к тебе же. Или ему могут помочь вернуться… - произнося это, слизеринец смотрел в глаза гриффиндорца, а потом отвернулся и, как ни в чем не бывало, продолжил завтрак.
- Тебе что-то не понятно, Уизел? – невозмутимо поинтересовался молчавший до этого Драко. – Если нет, то вали-ка ты уже отсюда по добру по здорову. И, к твоему сведению, Тендар никогда не были на стороне Темного Лорда.
- Малфои, оба! Минус 20 баллов с каждого! Как вы смеете угрожать ученикам в присутствии всей школы?! – Минерва МакГонагалл, как всегда, защищала своих.
- Это всего лишь совет, профессор МакГонагалл, - не глядя на нее, произнес Драко.
- Еще минус 10 баллов, мистер Малфой! – а вот это уже был Директор, видимо, посчитавший, что декан Львов права. А декан Слизерина сидел мрачный, никак не реагируя на снимаемые со своего факультета баллы. У него еще будет возможность отыграться. Точнее, эта возможность у него будет ровно через 15 минут. Усмехнувшись про себя этой мысли, он поднялся и направился в свои владения. А через несколько минут в подземелья направились и первокурсники – на свой первый урок Зельеварения.
Со звонком двери кабинета распахнулись, впуская учеников. Слизеринцы, не сговариваясь, заняли крайний левый ряд и половину среднего. Стоило только ученикам разложить письменные принадлежности, как дверь вновь распахнулась, и в кабинет влетел профессор Снейп. Он оценивающим взглядом, не предвещавшим ничего хорошего, окинул класс. Затем бегло просмотрел журнал, лежавший у него на столе, и, вероятно отыскав там что-то его интересующее, снова перевел взгляд на класс, скептически заметив при этом:
- Так-так-так, кто это у нас здесь? Неужели наша новая знаменитость – Невилл Лонгботтом? – слизеринцы почти одновременно хмыкнули на это замечание, не взглянув на виновника. А сам Мальчик-Который-Выжил покраснел и опустил голову, словно это помогло бы ему спрятаться от далеко не любезного взгляда профессора. Спустя пару секунд Снейп вернулся к изучению списка. Закончив это занятие, он окинул гриффиндорцев презрительным взглядом и произнес тихим низким голосом, который был отчетливо слышан в каждом уголке кабинета:
- Я НЕ рад вас видеть, - еще один взгляд в сторону Гриффиндорцев, - почти всех, за исключением тех немногих, кто действительно обладает даром к моему предмету, - взгляд в сторону слизеринцев. – Здесь вы будите изучать тонкую науку зельеварения. И лишь от вас самих будет зависеть, добьетесь ли в ней каких либо успехов или нет. От вас потребуется предельная концентрация и сосредоточенность. Зелья – это очень точная и тонкая наука, доступная не многим, - он говорил, и его голос словно обволакивал учеников – гипнотизируя и завораживая. - Именно поэтому мало кто верит, что мой предмет является важной частью магических наук. Куда проще помахать волшебной палочкой и сразу же получить необходимый результат. И лишь избранным ведома истинная сила и возможности Зельеварения. Я не сомневаюсь, что лишь немногие из вас смогут оценить истинную красоту медленно кипящего котла, источающего тончайшие ароматы, или мягкую силу жидкостей, которые медленно растекаются по венам, околдовывая разум человека, порабощая его чувства… Я могу научить вас разливать по флаконам известность… Могу показать, как сварить триумф.… И даже как навсегда заточить смерть в хрустальный флакон. Но лишь от вас будет зависеть, научитесь ли вы хоть чему-то или же присоединитесь к той толпе болванов, которую мне приходилось обучать до сих пор. Выбор за вами.
Речь профессора Снейпа настолько поразила всех, что они долго ещё не могли прийти в себя. Демиен, сидящий рядом с братом, взглянул на него и с трудом подавил смех. Драко был словно под Империо. Он с открытым ртом смотрел на своего крестного. Демиен немедленно толкнул Драко локтем в бок, возвращая к реальности.
- Спасибо, - от шока Драко произнес это вслух, хотя и шепотом. – Как думаешь, наш замок переживет двух зельеваров?
- Ну, это зависит от того, кто будет вторым, ты или я, - усмехнувшись, добавил Демиен. Оба хихикнули, представив результат второго развития событий.
- Мистер Малфой, будьте добры, поделитесь с нами, что вас так развеселило?
- Простите, профессор. Драко интересуется, выдержат ли стены одного древнего замка двух зельеваров. Ну а поскольку мы говорим не о Хогвартсе, то я предположил, что это зависит от того, кто будет вторым – он или я.
Профессор ухмыльнулся и с вызовом поинтересовался:
- Значит, насчет первого Вы уверены?
- Ну… вообще-то не очень. Но вот если приказать… - Демиен с интересом посмотрел на крестного отца брата. Северус с вызовом смотрел в глаза мальчика, как бы говоря: «А посмеешь ли ТЫ приказать МНЕ?». Демиен выдержал взгляд, приняв вызов. Северусу пришлось отвести глаза, признавая поражение. В его голове промелькнула мысль: «А ведь он и в самом деле сын Люциуса. Хотя и Поттер не отличался скромностью, но не так…».
- «Ну, ты даешь! И зачем это было делать?» - спросил Драко, с любопытством поглядывая на крестного.
- «Да не знаю я! Просто стало интересно, понимает ли он, что он должен подчиняться нам. Оказалось, что понял, но только минуту назад», - с задумчивым видом озираясь вокруг, ответил ему брат.
Впечатленные столь проникновенной речью ученики постепенно приходили в себя и, казалось, произошедшего небольшого диалога не заметили.
- Лонгботтом, - неожиданно произнес Снейп. – Что будет, если смешать толченый корень асфоделя с настойкой полыни?
- Н-не знаю, сэр, - ответил немного несмело мальчик. В воздух тут же взметнулась рука Гермионы Грейнджер.
- Допустим. А где бы вы стали искать безоаровый камень? – Мастер Зелий продолжил попытку вытянуть из ученика хоть капельку знаний. Руку Грейнджер так и не опустила, но профессор старательно ее не замечал.
- Я не знаю, сэр, - чуть более уверенно сказал Невилл.
- Видимо, вы не удосужились открыть учебник перед тем, как ехать в школу, так, Лонгботтом? – съязвил Снейп. – Ладно. А что вы можете мне поведать о волчьей отраве и венерином башмачке?
- Ничего, сэр. Но, возможно, Гермиона сможет ответить на эти вопросы. Почему бы вам не спросить ее? – осмелился Невилл, глядя на нетерпеливо ерзающую на месте Гермиону Грейнджер, которой явно не терпелось блеснуть своими знаниями.
- Мистер Лонгботтом, минус 20 баллов с Гриффиндора за столь дерзкий ответ. Запомните раз и навсегда: известность – это далеко не все. Порой она оборачивается против вас, а порой бывает иллюзорной. Мисс Грейнджер, - продолжил он, повернувшись в сторону гриффиндорки, - будьте любезны сесть, как полагается, и не вскакивать каждый раз в попытках привлечь мое внимание. Это бессмысленное занятие. Я спрошу вас только тогда, когда захочу услышать заученную из учебника информацию. Мистер Малфой, Драко, дайте ответы на прозвучавшие вопросы, - просьба прозвучала приказным тоном.
- Профессор, толченый корень асфоделя и настойка полыни входят в состав сильнейшего снотворного зелья, называемого также глотком живой смерти. Безоаровый камень, или просто безоар, можно найти в желудке козы. Это универсальное противоядие. А волчья отрава и венерин башмачок – одно и тоже. Это варианты названия растения семейства лютиковых – Аконит.
- Верно. 10 баллов Слизерину. Можно узнать, почему никто не записывает?
Остаток урока ученики усердно записывали за Мастером Зелий основные моменты Зельеварения. А весь следующий - варили одно из самых простейших зелий для исцеления от фурункулов. Больше этот день, к радости слизеринцев, никаких неожиданных сюрпризов не принес. Наоборот – Гриффиндор в общей сумме потерял чуть ли не сотню баллов. И все стараниями их любимого декана. Грифы же, помня о слегка неадекватной реакции змей на утреннее происшествие, старались не попадаться им на глаза.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Среда, 03.03.2010, 00:00 | Сообщение # 11
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 9.
Тайны прошлого.

Среда пролетела незаметно. Юные змейки с каждым новым уроком все отчетливее понимали, что со стороны учителей отношение к ним сформировалось уже давно, и оно далеко не самое положительное. Больше всего их порадовали Чары, поскольку низенький профессор Флитвик отнесся к ним точно так же, как и к Гриффиндорцам, на пару с которыми, по странному стечению обстоятельств в лице директора Дамблдора, у Слизеринцев проходили почти все уроки.
Сразу же после ужина в Большом Зале Малфои догнали Мастера Зелий и направились вслед за ним в подземелья. Мальчиков ни капли не удивило то, что профессор прошел мимо двери, ведущей в его кабинет, и направился к той, что вела в его личные покои. Назвав пароль, который немало позабавил юных слизеринцев (а звучал он следующим образом: «Полет дракона»), Северус Снейп вошел в комнату. Мальчики, переглянувшись, проследовали за ним, закрыв за собой дверь. Мужчина, достав волшебную палочку и направив ее на удивленных первокурсников, поинтересовался:
- Так и будете стоять? Или все же позволите мне наложить на дверь защитные чары?
Вместо ответа оба Малфоя немедля направились в сторону дивана. Точнее, к дивану направился Драко, поскольку ближайшее кресло было в наглую оккупировано братом. Личные апартаменты Мастера Зелий, не смотря на царивший здесь полумрак, создаваемый тусклым светом магических светильников, были очень уютными. Особенно способствовал этому камин, расположенный в углу, и выложенный из камня. Перед ним на полу лежал мягкий изумрудно-зеленый ковер с высоким ворсом. На нем располагался резной угловой диван и два кресла по бокам, изготовленные из черного дерева и обитые темно-зеленым бархатом. Между диваном и креслами стояли небольшие резные столики из такого же дерева. Вдоль стен стояли стеллажи с книгами, преимущественно, по словам самого Зельевара, относящиеся к Темным Искусствам. Самые же темные фолианты находились в кабинете профессора. Надо заметить, что обладание многими из этих книг каралось заключением в Азкабан, однако протекция «многоуважаемого» директора способствовала потере интереса не менее «многоуважаемых» сотрудников Британского Аврориата к столь скромной и незначительной персоне, как профессор Зельеварения.
Профессор зажег огонь в камине небрежным «Insendio!» и уселся в оставшееся свободное кресло.
- Ханнки! – произнес он тихим, но, тем не менее, отчетливо слышным голосом. В комнате появился домовой эльф, поинтересовавшийся, чего желает профессор.
- Бокал вина, как обычно, и вишневого сока молодым людям.
- Ханнки сделает, сэр! – с этими словами домовик исчез, а спустя пару мгновений на столиках возникли бокал вина для Мастера Зелий и сок для его гостей.
- Устраивайтесь поудобней, поскольку мой рассказ может затянуться надолго.
- «Déjà vu», - скептически заметил Драко.
- «Зря ты так! Зная дядю Сева, можно со 100% уверенностью сказать, что он не сильно то и жаждет рассказывать нам то, что собирается», - одернул его брат. А профессор, тем временем сделав глоток из бокала и устремив свой взгляд на разгорающийся в камине огонь, начал свой рассказ:
- Люциус рассказал вам свою часть истории. Но есть и еще одна – моя. Она непосредственно связана с историей рассказанной вашим отцом. Я не люблю вспоминать то время – слишком сильную боль мне причинили. Но и забыть не могу, поскольку это - часть моей жизни. Но еще больше я не люблю рассказывать. Все началось в конце 50ых. Мне исполнилось тогда 9 лет. Мои родители погибли во время войны с Грин-де-Вальдом. Точнее их убили, но к моему рассказу это не имеет никакого отношения. После их смерти меня отправили жить к дяде. Он был одним из лучших Зельеваров Британии и жил в тихом уединенном местечке, которое жившие неподалеку магглы называли Тупиком Прядильщиков. Надо заметить, что Снейпы всегда славились своим наследственным талантом именно к Зельям. Почти все мои предки были Мастерами Зелий и почетными членами Гильдии Алхимиков.
Снейпы – древний чистокровный род. Но мало кто знает, что в нашем роду почти все были драконами. При чем Черными драконами, отсюда и способность к зельям. При этом мои предки чтили чистоту магической крови. Один из моих предков-драконов оказался особенно жадным и подозрительным и припрятал все наши сокровища. Поэтому со временем стали считать, что Снейпы разорились. К нам потеряли особый интерес. И нас такое положение вещей вполне устраивало. Но я отвлекся…
Итак, я переехал жить к своему дяде - Викорусу Снейпу. Я помогал ему с зельями, постепенно проникаясь любовью к этой науке. Как-то однажды, когда дяди не было дома, я решил прогуляться по окрестностям. Неподалеку от того места, где жил дядя, находилось небольшое маггловское поселение. Вот по нему-то я и решил погулять. В какой-то момент мое внимание привлек веселый девчоночий смех, доносившийся с детской площадки. Кусты, находившиеся между мной и этой самой площадкой, давали неплохой обзор, скрывая при этом меня. Я решил понаблюдать за двумя девочками, одна из которых качалась на качели, а другая, судя по крикам, пыталась ее отговорить раскачиваться слишком высоко.
Кажется, рыженькая девочка, качающаяся на качели, хвасталась тем, как высоко она может раскачаться. Ее волосы развевались, подчиняясь порывам ветра. Голос девочки, веселый и звонкий, разносился по округе. Создавалось ощущение, что она пытается взлететь. Спустя какое-то время она, слетев с качели, зависает в воздухе на расстоянии двух метров от земли и весело смеется. Ее сестра, хотя тогда я даже не подозревал о возможности их родства – так они отличались, пришла от этого в ужас и тут же закричала, прося рыжеволосую прекратить, пригрозив рассказать все родителям. Для нее это не было неожиданностью, хотя сразу было заметно, что она маггла. Хоть и для второй девочки это сюрпризом не стало, она определенно не знала природу своих способностей, о чем тут же и сообщила своей сестре. Именно это время я и выбрал для того, чтобы покинуть свое импровизированное убежище. «Я могу рассказать о твоих способностях», - сказал я ей тогда. Эти слова заинтересовали девочку, и она внимательно выслушала меня, не смотря на то, что ее сестра убежала домой, заявив, что этот бред она слушать не в состоянии. Именно так мы и познакомились с твоей мамой, Демиен. Лилиан была очаровательной девочкой с темно-рыжими волосами и ярко-зелеными глазами. Знаешь, именно такими и представляли магглы ведьм во времена Инквизиции, да и потом тоже. С того дня мы часто вместе гуляли. Я рассказывал ей о магическом мире, она мне – о маггловском. Однажды дядя предложил пригласить ее к нам в гости. В тот вечер мы и узнали, что ее отец – дракон. Взрослые драконы способны почувствовать в собеседнике сородича. Вечером за Лили зашел ее отец, Ральф Эванс. И, если до этого у дяди и возникали какие-то возражения против моей с Лили дружбы, то с этого момента они исчезли окончательно. А ее отец и мой дядя очень быстро нашли общий язык. Потом он еще ни раз заходил к нам в гости.
Когда я и Лили получили свои письма о зачислении в Хогвартс, мы были просто счастливы. В Косую Аллею с нами отправились дядя и ее отец. Это было просто потрясающе – мы смеялись и играли, а сопровождающие нас взрослые не переставая делали нам замечания. Первого сентября мы отправились в Хогвартс. Даже в школе мы были друзьями: чистокровный и грязнокровка. Невероятно, но так оно и было. Даже после того, как Шляпа распределила нас на разные факультеты, мы оставались друзьями. Разумеется, я попал в Слизерин, а твоя мать, Демиен, – в Гриффиндор, не смотря на то, что ей самое место было в Слизерине. Но на выбор Шляпы во многом повлияла кровь. Но об этом чуть позже…
Мы учились на враждующих факультетах, но оставались друзьями. Кроме нее, я ни с кем не общался. Этому во многом посодействовали Мародеры. О! Это потрясающе остроумное название взяла себе четверка Гриффиндорцев, поставившая своей целью извести меня. Любимчики Дамблдора, - он с ненавистью произнес имя директора и с презрением выплюнул имена Мародеров:
- Джеймс Поттер, Сириус Блек, Ремус Люпин и Питер Петтигрю.
- Петтигрю?! – удивленно воскликнули мальчики хором.
- Он же был Пожирателем Смерти? – добавил Драко.
- Он предал своих друзей? – это был даже не вопрос, а скорее констатация факта.
- О, да! Он их предал и погиб от руки преданного им друга. Сириус Блек убил его в тот же день, когда узнал о гибели Поттеров.
- А где Блек сейчас? – спросил Демиен.
- В Азкабане, - не смотря на всю ненависть в голосе Мастера Зелий, можно было понять, что где-то в глубине души ему было жаль своего врага. – Судьба была не слишком добра к твоему крестному, Демиен.
- Блек?! Так вот почему вы отказывались говорить о моем крестном?! – понимающе вскрикнул брюнет.
- Именно. Но сейчас не об этом. Может, вы все же позволите мне продолжить?
- Прости, крестный, мы молчим! – тут же извинился Драко.
- «Надо бы побольше узнать об этих Мародерах. В частности о Блэке», - это прозвучало как утверждение, а значит, Демиену никто не помешает узнать о Мародерах все, что он захочет.
- «Если тебе надо, значит, узнаем», - подтвердил блондин.
- Так прошло некоторое время. Наша с Лилиан дружба постепенно переросла в любовь – встречаться мы начали на пятом курсе, после одного случая. Как я уже сказал, мои взаимоотношения с Мародерами не заладились с самого начала, но в этот год они достигли своего пика. Я заметил, что один из них исчезает на пару дней каждый месяц, и мне стало интересно, куда и почему. Однажды меня поймал Блэк и предложил прогуляться до Визжащей Хижины, ссылаясь на то, что там я получу ответы на свои вопросы. Мое любопытство победило здравый смысл, и я оказался один на один с только что превратившимся оборотнем. От перспективы стать обедом этого опасного темного существа меня спас Джеймс Поттер. Он в последнюю секунду успел вытащить меня с пути приготовившегося к прыжку оборотня. С тех пор простая вражда превратилась в ненависть. А оборотнем, кстати, оказался один из их компании – Ремус Люпин.
- Что?! А как он скрывал это ото всех? – удивился Демиен.
- Ему помогали. Друзья, медсестра, директор, - с грустью заметил Северус.
- Оборотню позволили учиться в школе?! – возмутился Драко.
- Да, позволили. Более того, мне запретили рассказывать, кому бы то ни было об этом. Но Мародеры после этого случая немного успокоились, подарив мне год относительно спокойного существования.
Но с началом седьмого курса изменилось и отношение Мародеров ко мне. Они вновь начали свои «шалости», как называл их проделки директор. Они старательно пытались унизить меня. Больше всех старался Поттер, особенно, если рядом была Лили. Сначала я не обратил на это внимания, но позже… К рождественским каникулам я начал подозревать, что он что-то задумал. Как же мне не нравилось то, как он смотрит на Лили, но я ничего не мог сделать! Я стал намного внимательнее, стараясь замечать любые мелочи, чтобы хоть как-то понять его планы. Причем другие Мародеры явно были не в курсе его затей.
Однажды Лили вызвал директор. Когда она вернулась – я ее не узнал. А едва уловимый аромат драконьей крови и эфирного масла розы дал исчерпывающий ответ. В тот день мой мир рухнул.
- Любовное зелье «Сердце Дракона»! – отстраненно произнес Драко. – Но оно же запрещено?! Противоядие к нему очень долго и сложно готовить! А кровь дракона… - Его глаза пораженно расширились, и он вскрикнул:
- Мерлин мой!..
- Да, Драко, именно этого и добивался Дамблдор. Не было на тот момент ни одного зельевара, способного приготовить такое сложное зелье, да оно бы и не помогло. Кровь двух драконов смешалась, и зелье приобрело необратимый характер.
Демиен с отсутствующим видом слушал Мастера Зелий.
- «Дем, ты как?» - взволнованно поинтересовался блондин, заметив состояние брата.
- «Нормально, Дрей, нормально. Чего-то в этом роде я и ожидал от этого маразматика!»
- «Помнишь, я обещал, что мы отомстим?»
- «Да, Драко, помню».
- «Вот и хорошо. И никогда не забывай!»
- «Не забуду…»
- Разумеется, в любовном зелье, основанном на крови дракона и человека, в которого хотят влюбить, - продолжал тем временем Северус, - была кровь Джеймса Поттера. Лилиан, вернувшись, кинула в мою сторону снисходительный взгляд, собрала со стола оставленные учебники и ушла, кинув мне на прощание: «Все кончено, Снейп». А уже вечером в Большом Зале она сидела рядом с ним и весело смеялась над его тупыми шуточками, несомненно, в мой адрес. Но, что самое интересное, счастливыми из Мародеров выглядели только сам Поттер и это ничтожество, Петтигрю. Блэк и Люпин с недоумением смотрели на новоявленную парочку.
Через неделю, на Трансфигурации, я получил записку от Блэка: «Снейп, мы, правда, не знали. Мы не ожидали от Джеймса такого, но, сам понимаешь, помочь уже ничем не сможем. Блэк». А в ответ он получил следующее: «Я удивлен, что вы не радуетесь. Вы победили. Наслаждайтесь…»
После этих событий Блек и Люпин перестали меня как-либо доставать, а вот Поттер с Петтигрю только этим и занимались. Но это уже не имело значения, поскольку примерно в это же время мой друг, которого я считал старшим братом, предложил мне присоединиться к их организации. Я, не долго думая, тут же принял предложение Люциуса, а это был именно он. К концу моего обучения в Хогвартсе я уже получил признание, как перспективный зельевар. А спустя еще пол года - и как один из самых жестоких Пожирателей смерти наравне с Эйвери, Лестранджами и самим Малфоем, но это только в кругу своих. Я выплескивал всю боль, всю ненависть на тех, кто попадался мне под руку. Вскоре я вошел в Ближний Круг Темного Лорда. Постепенно я успокаивался. До тех пор, пока не узнал об их свадьбе. И все началось заново.
А потом было это пророчество! Когда я понял, что Лили угрожает опасность, то у меня просто началась истерика. Бедный Люциус – ему пришлось меня успокаивать. В первый и в последний раз. А потом я кинулся к единственному, как я думал, человеку, способному ее спасти – к Дамблдору. Тогда-то он мне и рассказал о причинах своего поступка, добродушно при этом улыбаясь – будто бы я мог на это купиться. Как оказалось, Лили Эванс была потомком Гриффиндора по боковой линии, а Поттер – по прямой. Старый манипулятор решил свести двух потомков этого рода. Да и Поттер очень удачно влюбился в Лили. Директор предложил мне шпионить для него – я согласился. Но свою часть сделки он исполнил лишь частично. Он не спас ее. Хотя позже и вытащил меня из Азкабана.
- Откуда? – удивились мальчики.
- Вы не ослышались. Из Азкабана, в котором я провел полтора месяца. Надо заметить, что мне и этого хватило. Именно поэтому я и сочувствую Блэку. После этого Дамблдор предложил мне пост преподавателя Зелий. Честно говоря, это были трудные времена и для меня, и для вашего отца. Люциус сумел откупиться от Министерства, но тем не менее постоянные проверки сильно выматывали его, а он ведь еще должен был заботиться о двух младенцах. Хотя тот год, после твоего, Драко, рождения, был не намного проще. Самый разгар войны. После смерти твоей матери во время родов успокаивать Люциуса пришлось мне. А потом и всячески помогать ему. После Азкабана я разрывался между Хогвартсом и Малфой-мэнором. Тем более что проблем стало в два раза больше, так как вас стало больше. Но, как видите, мы все же справились. Со временем становилось проще. Ну а теперь – вы в школе, под моим присмотром. Да еще и огорошили нас с Люцем новостью, что вы Лорды Драконы. Я лишь надеюсь, что вы успеете закончить обучение здесь, прежде чем должны будете вмешаться в войну.
- А если мы не захотим вмешиваться? – спросил Демиен.
- Рано или поздно, но обстоятельства вынудят вас вмешаться. Но я обещаю быть рядом и помочь всем, чем смогу.
- Спасибо, дядя Сев.
- Спасибо, крестный.
- А теперь вам пора спать, уже время за полночь. Идемте, я провожу вас до гостиной.
Северус довел братьев до гостиной и проводил их усталым взглядом до лестницы в спальню мальчиков. Драко остановился перед ней и, обернувшись, сказал:
- Знаешь, крестный, я обещал Дему, что мы отомстим за смерть его родителей. А тебе я обещаю, что мы отомстим и за смерть его матери, и за «Сердце Дракона».
- О, да! Уж вы-то отомстите, - пробурчал себе под нос Мастер Зелий, глядя на удаляющегося блондина.
А мальчики молча поднялись в свою комнату. Они обдумывали полученную информацию. Рассказ Зельевара дополнял историю отца и прояснял некоторые вещи. Они заснули, так и не обменявшись ни словом. Демиен был погружен в свои мысли: о матери, о биологическом отце, о крестном Драко и, наконец, о том, кто был косвенно или напрямую виновен во всех случившихся событиях. Драко тоже обдумывал схожие вопросы и не трогал брата, понимая, что сейчас ему необходим покой. Даже для Драко было сложно понять, как можно было поступить так с человеком. «Сердце Дракона»! О, да! Он получил и сердце дракона, не зная об этом, и врагов – могущественных драконов, также не подозревая об этом…


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Среда, 03.03.2010, 00:01 | Сообщение # 12
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 10.
Свободный полет.

Утро наступило слишком быстро. Спать юным слизеринцам хотелось неимоверно, хотя они ничем и не выдавали себя. А все из-за Лестранджа: «Эй, мелкие, я, конечно, все понимаю, но тут поступило предложение познакомиться получше». Как же – познакомились! Весь вечер ругались со старшекурсниками, пока они не согласились не обращать внимание на гриффиндорцев. А все из-за семикурсников, которые непонятно с чего (хотя непонятно-то было только для первокурсников и то не для всех) решили устроить мелкую пакость львам, дабы те не забывали об их существовании и не расслаблялись. На что тут же было заявлено возражение со стороны второй старосты, Дианы Руквуд, и еще нескольких приверженцев нейтралитета. Новая политика, ради разнообразия, была принята с условием, что продлится до первой агрессии со стороны гриффиндорцев, то есть, вряд ли просуществует хотя бы до конца недели. Флинт долго злобствовал на эту тему, но, в конце концов, согласился, что змеи - существа мудрые и мирные до поры, до времени. Вот они под них и косили. Старались, по крайней мере. Некоторые даже поверили… Ага, как же… Тихие и мирные слизеринцы – мечта Дамблдора. (ага! И всей школы и всего мира в придачу!!! – п/б)
Вот с таким настроем они и появились маленькими группками в Большом Зале, игнорируя представителей львиного факультета. Мастер Зелий подозрительно глянул в сторону своих «питомцев», и, заметив легкую улыбку Драко, потерял к ним интерес. Гриффиндорцы даже и не заметили перемен, да и куда им. Разве что Рейвенкловцы пару минут с интересом наблюдали за змеями, но, быстро уловив причину их поведения, вернулись к своим делам.
Где-то ближе к концу завтрака в Большой Зал влетели совы с почтой. Большая белая сова с черными пятнышками на спине приземлилась перед Мальчиком-Который-Выжил. Маленькая рыжая сова, а скорее даже совенок, свалился, по-другому и не скажешь, на голову Рыжей Ласки, как «ласково» окрестили Малфои Рональда Уизли. Черный филин гордо опустился перед Драко Малфоем и тут же был схвачен его братом.
- Демиен! – возмутился блондин.
- А что я? Я вообще помочь решил: у тебя же руки заняты, - тут же пояснил брюнет свои действия.
- Ладно. Что хоть отец пишет?
- Хммм… Странно, - удивленно произнес он.
- Что там? – спросил Драко.
- Просит передать декану вот это, - на ладони Демиена лежал маленький флакончик из синего стекла меньше дюйма в диаметре и пару в высоту.
- Что это? – поинтересовалась влезшая в разговор Блейз.
- Понятия не имею. Вероятно, какой-то ингредиент для зелья, - ответил Демиен.
- Опять крестный экспериментирует с чем-то, - задумчиво прокомментировал Драко, думая как бы достать свое любимое пирожное. – Тео, будь другом, передай вон те пирожные с вишней.
- Тебе сколько, сластена? – поинтересовался сидящий справа от блондина мальчик.
- Двух вполне достаточно, - и, уже забирая протянутые ему пирожные, глянул в сторону преподавательского стола. – А крестный-то уже ушел. Видимо, теперь только после пар отдать сможем.
- Ну и Моргана с ним. Идем лучше на Уход, а то еще не хватало опоздать.
На УзМС они не опоздали, даже пришли немного раньше. Заняв места, они присоединились к бурному обсуждению предстоящего урока полетов. Как выяснилось, практически все уже умели летать. Исключение составляли лишь Роджер Мун, так как жил он в маггловском мире – его отец был магглом, а мать умерла несколько лет назад, и Панси Паркинсон, которая, вероятно, из-за лишнего веса на метле летать попросту стеснялась. Что с этим вопросом было у Гриффов, они не знали, но догадывались, что тем повезло не так.
Урок прошел на удивление мирно, вероятно, потому, что невнимательность была чревата недочетом нескольких десятков баллов в ближайшем будущем, а может и потому, что проходил на пару с Хаффлпаффом, а не с Гриффиндором. Тем не менее, после обеда сытые и довольные жизнью представители младшего поколения факультетов Слизерин и Гриффиндор высыпали на улицу в предвкушении урока полетов. Змейки, сделавшие это раньше, уже успели выбрать себе наиболее прилично выглядящие метлы и занять места рядом. Львятам же не осталось ничего другого, как занять места возле оставшихся. Прозвенел звонок, возвестивший о начале урока, и со стороны замка в развевающейся мантии буквально выбежала высокая женщина с собранными в пучок на затылке темными волосами. Едва дойдя до учеников, она представилась:
- Здравствуйте, дети. Меня зовут мадам Хуч, я буду преподавать вам полеты.
- Здравствуйте, мадам Хуч, - раздался многоголосый хор детских голосов.
- Да-да. Итак, начнем. Встаньте рядом с вашей метлой, протяните руку и скажите: «Вверх!». Приступайте, - сказала она, дунув в свисток, являвший собой миниатюрную копию метлы.
Почти тут же с разных сторон донеслось уверенное и не очень «Вверх!». Все слизеринцы тут же уверенно сжали в руках свои метлы, повиновавшиеся приказному тону, за что заслужили завистливые взгляды от Гриффов, так как не у всех из них получилось сразу же поднять в воздух свои метлы. Например, у той же Гермионы Грейнджер метла вместо того, чтобы подняться вверх, откатилась в сторону. А одному, ну очень неудачливому Гриффиндорцу, метла банально заехала в нос, «встав на дыбы». Оставшиеся Гриффиндорцы и Слизеринцы, бросив в их сторону надменные взгляды и похихикав, последовали указанию мадам Хуч и оседлали свои метлы.
- А теперь согните ноги в коленях и несильно оттолкнитесь от земли, - тут же последовало дальнейшее указание.
Через минуту в воздухе были уже все и, замерев на высоте в метр-полтора над землей, ждали дальнейших инструкций. Но вот метла Гермионы странно дернулась в сторону, девочка вскрикнула от неожиданности и тут же мертвой хваткой вцепилась в древко метлы, быстро набирающей высоту. И, похоже, что никто, кроме нескольких Слизеринцев, не заметил того, как за несколько секунд до этого мелькнула палочка в руке у одного из львов.
- «И это благородные Гриффиндорцы?» - спросил Драко, следя за полетом девочки. А та, тем временем, зависла в нескольких десятках метров над землей. Метла брыкалась, но гриффиндорка не выпускала ее из рук, пытаясь удержаться. Но, вероятно, сегодня был не ее день: метла дернулась особенно резко, и руки девочки соскользнули с уже давно никем не полированной рукояти метлы, а сама она с визгом полетела вниз.
- «Скорее уж агрессивно настроенные львята», - Демиен не отрывал взгляда от падающей девочки, которая, благодаря вовремя среагировавшей и замедлившей падение мадам Хуч, не разбилась, а лишь неудачно приземлилась.
- Та-а-ак, - протянула преподаватель, осматривая руку девочки, - сломано запястье, – и, уже обращаясь к ученикам, добавила:
- Всем немедленно спуститься на землю! Я отведу мисс Грейнджер в больничное крыло. И если хоть одна метла поднимется в воздух, пока меня не будет, то этот несчастный вылетит из школы раньше, чем скажет слово «Квиддич»! – она строгим взглядом окинула детей и поспешила в лазарет, аккуратно держа девочку за сломанное запястье.
Стоило им скрыться из виду, как ученики принялись обсуждать случившееся.
- Вот уж не думал, что они, - кивок в сторону ало-знаменных, - на такое способны, - полушепотом произнес Драко.
- Хочешь сказать, это их рук дело? – поинтересовался Нотт.
- Тео, не засечь то махание палочкой, которое они, по-видимому, называют «незаметным», мог только слепой, – ответил за блондина Демиен.
- Эй, вы чего там шушукаетесь?! – окликнул их рыжий гриффиндорец. – Это ведь вы сделали, да?! Ну что, довольны результатом? Или вы хотели ее смерти?!
- Уизел, помалкивал бы лучше! Ты не знаешь, о чем говоришь, - отмахнулся от него Драко.
- Так значит, это был один из них?! – поинтересовалась подошедшая Дафна Гринграсс. Разумеется, в компании с Милли и Блейз.
- Что и вы не заметили?! – возмутился Драко. – Он так махал этой самой палочкой, что чуть глаз соседу не выколол, а они не заметили…
- Дрей, успокойся! Короче, рассказываю первый и последний раз, - он замолк на пару секунд, дожидаясь, когда направляющиеся в их сторону еще две небольшие компании подойдут достаточно близко, чтобы не повторяться. – Так вот, господа, не далее, как пять минут назад благородный представитель семейства кошачьих, другими словами, львенок по имени Дин Томас, если мне не изменяет память, продемонстрировал нам неудачную попытку убийства своей однокурсницы. Заклятие «Amentia!» использовалось Пожирателями, хотя и редко, с целью создания паники среди «стройных» рядов Авроров. В последствии было перенято самими аврорами и использовалось довольно таки часто с той же целью. Именно поэтому темным не считается, и к использованию вполне допускается, - лекторским тоном продекламировал Демиен.
- Ого! Мне вот интересно, откуда он знает заклятье аврорского уровня?! Он же грязнокровка, - удивленно поинтересовалась Паркинсон немного более громким голосом, чем надо голосом, что тут же привлекло внимание Гриффиндорцев, и без того с подозрением косящихся в их сторону. Разумеется, из всего сказанного они выхватили лишь одно слово – «грязнокровка». Вот тут-то и взыграло их благородство и безрассудство, поскольку Уизли и Лонгботтом, ощетинившись, направились в сторону слизеринской компании.
- А ну повтори, что сказала, корова!!! – плевался во все стороны Уизли, распихивая всех на своем пути.
- Уизел, сбавь обороты! – вмешался было Демиен, но был банально сбит с пути Мальчиком-Который-Выжил. Малфой не удержался на ногах и упал, прихватив с собой брата и Тео. От столкновения маленький флакончик, который он вертел в руках, отлетел на метр и упал на землю – благо не разбился. Но, к несчастью, упал он прямо под ноги Рону Уизли, который тут же его и поднял. Посмотрев на флакончик и покрутив его, он уже хотел было кинуть его обратно, как услышал знакомый голос:
- Уизел, отдай мне пузырек, - рыжий тут же повернулся к говорящему и столкнулся взглядом с серебристыми глазами своего врага.
- Вот еще, Малфой! С чего бы это я должен тебе его отдавать?! – тут же возмутился львенок.
- Уизли, советую отдать по-хорошему, - опасно вежливо произнес Демиен.
- Иначе что?! – насмешливо поинтересовался Рон. – Побежишь жаловаться папочке? Или декану?
- Зачем же сразу жаловаться? – спокойно произнес Драко. – Есть и другие способы забрать то, что принадлежит нам.
- А ты попробуй, отбери, - вмешался Лонгботтом, выхватывая из рук Рона склянку и взлетая вверх.
- Мерлин! Лонгботтом, зачем ты вообще влез? – почти шепотом произнес Демиен, взлетая следом. Зависнув напротив Мальчика-Который-Выжил, он предпринял еще одну попытку договориться по-хорошему:
- Лонгботтом, будь так любезен, верни мне флакончик.
- А ты поймай, - произнес Невилл и кинул пузырек Рону, который уже находился за спиной Демиена.
- «Моргана побери! Дрей, помогай. Они хотят по-плохому – будет по-плохому», - попросил Демиен помощи у брата, который тут же взмыл в воздух и едва не сбил Рона с метлы. Тот мало того, что удержался, хотя и с трудом, так еще и перекинул пузырек Невиллу. Так, пытаясь сбить друг друга с метлы и отобрать флакончик, они гонялись минут десять, пока взволнованный крик мадам Хуч не напугал Рона, заставив его руку дрогнуть – пузырек изменил первоначальную траекторию и, сверкнув на солнце, полетел по направлению к стене. Оба Малфоя, не раздумывая, кинулись за ним.
- «Мой», - тут же сообщил Демиен брату и вырвался вперед. Пузырек был перехвачен уверенной рукой брюнета, не долетев до стены каких-то десяти сантиметров. Он испытал невероятное чувство радости, удовлетворения и эйфории – он сумел его поймать. Холодное стекло напомнило Малфою о том, что он не один, что преподаватель уже вернулась, и что брат завис в нескольких метрах позади него.
- «Дрей, она сильно злая?» - не оборачиваясь, спросил он.
- «О, да! Мы попали», - сообщил блондин.
- «Ну что ж… Может мы и попали, но эти идиоты только что развязали нам руки. Они еще пожалеют», - даже по ментальной связи можно было понять, насколько сильно зол Демиен.
- «Уизли?» - поинтересовался Драко именем «осужденного» на жестокую месть всего Слизерина.
- «О, нет… Оба», - как-то совсем не по-детски ухмыльнулся брат, снижаясь.
- «Похоже, они таки доигрались», - хмыкнул Драко, приземляясь вслед за братом.
- Мистер Малфой, соизвольте немедленно мне объяснить, что здесь произошло? Разве я не достаточно ясно выразилась, запретив подниматься в воздух в мое отсутствие?!
- Нет, мадам Хуч, вполне ясно, просто… - договорить ему, разумеется, не позволили. Гриффиндорцы по каким-то необъяснимым причинам внезапно начали один за другим жаловаться на Слизеринцев. В итоге преподаватель уже хотела было снять порядка сотни баллов со змеек, как вмешалась профессор МакГонагалл, незаметно подошедшая к толпе детей, старающихся перекричать один другого, дабы рассказать преподавателю свою версию произошедшего, которая, несомненно, является более правильной, и которая, разумеется, более детально описывает недопустимое поведение серебристо-зеленых.
Когда пропустившая первую часть «представления» МакГонагалл из разрозненных и сбивчивых объяснений всех и сразу львов поняла, что же ей хотят сказать, она так глянула в сторону слизеринцев, что те поняли, как сильно попали. К их счастью, на помощь пришел декан факультета, совершенно случайно проходивший мимо поляны, на которой проходил урок, возвращаясь из Запретного Леса, и, не менее случайно, ставший свидетелем всего «представления».
- Минерва, если ты сейчас снимешь с моего факультета хоть сколько-нибудь баллов, твой лишится вдвое большего количества.
- Северус, тебе не кажется, что ты слишком много на себя берешь? – зло сверкнула она глазами в сторону Зельевара.
- Нет, Минерва, я лишь восстанавливаю справедливость, - хмыкнул на это Снейп.
- Слизеринцы и справедливость понятия не совместимые, - раздался тихий полушепот со стороны Гриффиндорцев.
- Минус десять баллов, Лонгботтом, - не поворачиваясь в его сторону, сказал Северус. – Минерва, оба Малфоя были вынуждены подняться в воздух и сделали это лишь после ваших, - краем глаза заметив открывших было рот львят, он поспешил остановить их от совершения очередной глупости: - Лонгботтом, Уизли, если я сейчас услышу от вас хоть одно слово, у вас будет достаточно времени подумать над своим поведением на моих отработках. Демиен, флакон, быстро, - он протянул руку, и спустя пару секунд в нее лег вышеназванный предмет. – Предлагаю разойтись мирно, Минерва.
- Я согласна, - сквозь зубы выдавила она, понимая, что Северус прав. – Лонгботтом, за мной, - она резко развернулась так, что ее мантия эффектно всколыхнулась. Эффектно, но не достаточно, чтобы произвести то же впечатление, что и подобные действия у Мастера Зелий.
- Вечером жду вас у себя, - глянул он на Малфоев.
- Да, крестный, - ответил блондин за двоих.
Окинув на прощание своих подопечных предупреждающим взглядом, Снейп отправился в свои владения, сиречь холодные и темные подземелья.
- Легко отделались, - выдал Теодор, когда оба декана скрылись из виду.
- Хм, - напомнила о своем присутствии мадам Хуч.
- Я бы на вашем месте так не думала, - сказала она и тоже поспешила удалиться.
- Мордред! – зло прошипела Дафна Гринграсс. - Они же все на нас свалить решили. В том числе и эту грязнокровку, - и тут же натолкнулась на недовольный взгляд серебристо-серых глаз. – Что?
- Не обращай внимания, - сказал Демиен, - у него пунктик на счет грязнокровок.
- Демиен, тебе напомнить, что твоя… - начал было Драко, но брат заткнул его раньше, чем тот успел сболтнуть лишнего.
- Нет, Дрей, мне этого напоминать не надо. И уж тем более не при всем курсе, - зло сказал брюнет. – К тому же, это ничего не меняет. Я - Малфой. Точка.
- «И именно поэтому ты так бесишься из-за Лонгботтома», - перешел Драко на ментальное общение.
- «Я не бешусь из-за какого-то там идиота», - зло сверкнул в его сторону глазами Демиен.
- «Оно и заметно», - съехидничал Драко.
- Вы вообще о чем? – спросил ничего не понимающий Нотт.
- Мы о своем, Тео, - отмахнулся Драко.
- Интересно, а что все-таки было в этом флакончике? - решил сменить тему Демиен.
- Да кто ж его знает, - ответил Драко.
- Кровь единорога, - совсем тихий шепот, но драконий слух позволил его уловить. Мальчики с интересом посмотрели на того, кто это сказал, и переглянулись.
На обратном пути к замку они специально немного приотстали, чтобы оказаться поближе к интересующим их личностям и подальше от остальных, чтобы их не слышали.
- С чего ты взял, что там была кровь единорога? – спросил Драко.
- Просто знаю, - ответил Кребб, а это был именно он.
- В каком смысле? – не понял Демиен.
- У каждого свои секреты, - неопределенно ответил Гойл. – У вас - свои, у нас – свои.
- Но когда-нибудь мы, возможно, вам расскажем, - добавил Кребб.
- А вы не так просты, как хотите казаться, - донеслось им в спину.
- Что будем делать? – спросил Драко у брата, когда они остались вдвоем.
- Есть одна идейка, - ответил брюнет, ускоряя шаг. - Надо найти Тео.
- Надо, так найдем…

* * *

Теодор Нотт нашелся спустя пару минут: он стоял, опираясь спиной на дверной косяк, и терпеливо ждал их. Как только они подошли, он тут же оттолкнулся и поинтересовался:
- Ну и где вас носило?
- Где надо, там и носило, - огрызнулся Демиен. - Есть идея, как отыграться за сегодняшнее.
- Я слушаю, - тут же с интересом отозвался Тео.
Демиен ухмыльнулся и поведал им свой план. Оба мальчика согласились ему подыграть. Так, обсуждая планы, они и направились в подземелья.

* * *

Но стоило им выйти из своей гостиной, как их тут же «обрадовали» очередной сенсационной новостью: «Мальчик-Который-Выжил получил место в команде по квиддичу и стал самым молодым игроком за последние сто лет». Такого они простить ему не могли, да и не только они – весь Слизерин косо поглядывал в сторону счастливого Лонгботтома.
- «Что я там говорил, по поводу этого недоумка?» - спросил Демиен, смотря на то представление, что закатил Гриффиндор.
- «Смотря когда», - ухмыльнулся Драко, начиная понимать, к чему клонит брат.
- «Первого».
- «Хм… дай-ка подумать… что-то о том, что тебе до него нет никакого дела», - предположил блондин.
- «Уже есть», - стиснув зубы, прошипел Демиен, наблюдая за тем, как сияющему как медный таз Лонгботтому вручают метлу (не узнать в завернутом в бумагу длинном предмете метлу мог только полный идиот).
- «Что ты хочешь этим сказать?», - не совсем понял Драко.
- «Только то, что теперь у него есть враг», - усмехнулся брюнет.
- «И даже не один», - добавил блондин, подмигнув брату.
- Ну, что? Пошли провоцировать нашего львенка, - сказал Драко.
- Пошли, - согласился Демиен.

* * *

Проходя мимо Гриффиндорского стола, Демиен как бы случайно обронил:
- Спорим, что он не продержится в воздухе и полчаса?
- Да что тут спорить-то? – удивился Драко. – Это и гиппогрифу понятно.
- Вопрос в другом, - философски заметил Нотт, - сколько костей он себе сломает при падении, и сколько мы его после этого не увидим?
- Не плохо было бы вообще не видеть, - мечтательно произнес Демиен. – Куда только смотрел никем-не-уважаемый-Волдеморт, когда называл его «равным себе».
Такого стерпеть гриффиндорцы не смогли, а потому тут же кинулись за слизеринцами:
- А ну стоять! – крикнул Уизли.
- Хммм, - на секунду замер Демиен. – Мне показалось, или какой-то идиот попытался мне приказать?
- Малфой, немедленно остановись, - уже голос Лонгботтома, - иначе я тебя прокляну!
- Наверное, показалось, - тут же ответил Теодор.
- Stupefy! – видимо, Лонгботтом окончательно потерял мозги от счастья. Тем не менее, желто-оранжевый луч сногсшибателя натолкнулся на прочную стену щита, выставленного Драко.
- Или все-таки не показалось? – как бы про себя заметил Демиен, но настолько громко, чтобы его услышали все. – Что это было, Лонгботтом? Попытка нападения на студента?
- Как-то не сочетается это с твоим факультетом: бить в спину, - заметил Драко. – Это, скорей уж, по нашей части. Ты точно не ошибся факультетом?
- Малфой, - вклинился Уизли, - с вами по-другому нельзя.
- Ага! То есть на честную битву вы не способны, да? И сами же это подтверждаете, - с искорками веселья в глазах спросил Нотт.
- Еще как способны! – тут же среагировал Лонгботтом.
- Докажите, - недобрая ухмылка на лице Демиена говорила о том, что своей цели он добился.
- Дуэль, - тут же заявил Лонгботтом.
- Идет, - согласился Демиен. – Где и когда?
- Сегодня в полночь в Зале Наград, - ответил за друга Уизли.
- Договорились. Мои секунданты – Драко и Теодор, - произнес Демиен.
- Рон и, - Лонгботтом оглянулся в поисках кандидата. Его взгляд остановился на одном из однокурсников, - Финниган, - добавил он после того, как получил подтверждающий кивок.
- До встречи, - кинул ему через плечо Демиен, продолжив свой путь.
- Смотрите, не опоздайте – ждать не будем, - добавил Драко, присоединяясь к брату.
- Они попались, - довольно заметил Нотт, догоняя их.
- О, да, - согласились оба Малфоя.
- Остался последний штрих, - добавил Демиен. – Мы к декану, увидимся позже, Тео.
Спустившись в подземелья, они направились к личным покоям Северуса. Пробормотав пароль, они без стука зашли и с порога сообщили радостную новость:
- Крестный, эти идиоты сегодня в полночь попрутся в Зал Наград, - заявил Драко, усаживаясь в кресло.
- Так что можешь снять с Гриффов пару десятков баллов, - добавил Демиен, опускаясь на ковер прямо перед камином.
- Хм, когда успели? – только и спросил Зельевар, отрываясь от проверки домашнего задания. Не было необходимости уточнять, о ком идет речь.
- Только что, - гордо сказали оба мальчика, переглянулись и рассмеялись:
- Эти недоумки и вправду решили, что мы пойдем на дуэль…
- Да мы же их по стенке размажем раньше, чем они палочку поднимут…
- К тому же нам, слизеринцам, верить нельзя…
- Вся школа это знает…
- А они не знают…
Мальчики говорили сквозь смех, вызывая улыбку у мужчины. Рядом с этими детьми его сердце оттаивало, а маска невозмутимости исчезала, словно ее никогда и не было.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Среда, 03.03.2010, 00:02 | Сообщение # 13
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 11.
Закрытая дверь.

Дождь монотонно барабанил по стеклу. Темные тучи заволокли небо, погружая древний замок в непроглядную тьму. Почти все его обитатели уже давно спали. И лишь два десятка сонных первокурсников Слизерина и Гриффиндора сидели в кабинете Астрономии и уже полчаса как слушали скучную лекцию профессора Синистры. Все это совсем не способствовало привлечению внимания к ее персоне, поскольку дети с трудом удерживались от того, чтобы погрузиться в сладостные объятия Морфея в ту же секунду. Да многим это и не удавалось, и они тихо посапывали над открытой книгой.
- «Садисты!» - пожаловался Демиен брату.
- «Кто бы сомневался?» - зевая, ответил ему Драко.
- «И вот надо было подниматься с кровати и тащиться сюда ради того, чтобы поспать здесь?» - недовольно поинтересовался брюнет.
- «А то! Тут же удобнее», - саркастично заметил Драко.
- «Ага... Таким, как Уизли, может и удобно, а я в кровать хочу!» - заявил Демиен, продолжая разглядывать своих однокурсников. Блейз, Милли, Дафна и Тео мирно спали на задних партах соседнего ряда, перед ними Кребб и Гойл играли в плюй-камни (они, надо заметить, были единственными слизеринцами, не засыпающими на уроке); Панси с Джейн со скучающими выражениями на лицах листали какой-то журнал, временами склоняясь над ним слишком низко, а потом резко выпрямляясь; Захария и Роджер, сидящие перед Малфоями, тоже предпочли просмотр сновидений монотонной лекции. Ничем не отличалась ситуация и на Гриффиндорской территории: большинство спали, меньшая часть делала вид, что слушает лекцию (Надо ли говорить, что единственной, кто действительно ее слушал и даже писал, была Гермиона Грейнджер?). К этой самой меньшей части, как ни странно, относился и Мальчик-Который-Выжил со своим рыжим дружком: они что-то тихо обсуждали, не обращая никакого внимания на гневные взгляды Гермионы, изредка кидаемые в их сторону.
К самому предмету интерес проявляла только вышеупомянутая гриффиндорка. Демиен еще раз окинул класс скучающим взглядом и остановил его на парочке Лонгботтом-Уизли. Тонкий драконий слух без труда улавливал разговор, происходящий шепотом:
- Как думаешь, что может охранять Пушок? - спросил рыжий гриффиндорец.
- Не знаю, - ответил ему сосед, - но это определенно что-то очень важное, иначе туда бы не поставили в качестве охраны трехголового пса.
- Да уж. Только Хагрид мог назвать Пушком этого монстра!
- Это точно. А если туда кто-нибудь зайдет? - возмутился Мальчик-Который-Выжил.
- Эээ... Мы и зашли, вообще-то, - заметил Уизли.
- А, ну да... - дошло и до Лонгботтома.
- «О чем это они?» - поинтересовался Драко у брата, поняв, что дальше ничего интересного они не услышат.
- «Не знаю. О какой-то трехголовой собаке по кличке Пушок» - отозвался Демиен.
- «Это я уже и так понял», - хмыкнул блондин. - «Меня больше интересует, где они это «существо» могли найти здесь, в Хоге?»
- «Ну... Давай порассуждаем логически... », - начал брат. - «Этот Пушок что-то охраняет. Это раз. Если они туда зашли, значит туда нельзя. Это два. И, скорее всего, нас предупредили, что туда нельзя. Это три. Ничего в голову не приходит?»
- «Левое крыло!» - тут же понял Драко, к чему клонит брат.
- «Именно!» - сказал Демиен. - «Думаю, нам стоит туда наведаться и все разузнать»
- «Вот завтра и заглянем», - не стал спорить блондин. - «А теперь предлагаю последовать примеру остальных и свалить к Морфею».
- «Предложение принимается», - поддержал его брат. - Эй, Винс, Грег, разбудите нас за пару минут до конца этого безобразия, ладно?
На эту просьбу Винсент, сидящий лицом к братьям, лишь кивнул и вернулся к игре, в которой, надо заметить, он выигрывал. Дракончики, получившие желаемый результат, устроились поудобнее и погрузились в царство снов. Им снился полет.

* * *

После ночного урока Астрономии первокурсники проснулись поздно. Благо, была суббота, и никаких занятий не предвиделось. Вставать совершенно не хотелось, но время уже приближалось к обеду. Пропустить еще и обед в полном составе означало навлечь на себя если не гнев декана, то старост точно. Заставив, хоть и с большим трудом (самым трудным для Александра Лестранджа оказалось распихать некоторых особо любящих поспать в лице неразлучной парочки Кребба и Гойла), себя подняться с кровати и взбодрившись под контрастным душем, слизеринцы всем факультетом направились в Большой Зал. Внимательный взгляд Северуса Снейпа подтвердил правильность их выводов.
После обеда Малфои отправились в Библиотеку. Компанию им составил Нотт, которого, в общем, никто не звал, но и не запрещал идти с ними.
Библиотека была абсолютно безлюдной: казалось, что в тишине, царящей здесь, можно будет услышать не только шелест переворачиваемых страниц, но и звук от падения на пол пылинок, по обыкновению кружащихся в воздухе и придающих библиотеке некоторое очарование. И действительно, через какое-то время тонкий слух драконов уловил шелест страниц и тихое ровное дыхание, доносившиеся со стороны секции Трансфигурации. Сомнений в личности присутствующего не возникало: в такое время здесь могла находиться только Гермиона Грейнджер. Почти одновременно хмыкнув, братья направились в сторону Архива.
- Ну и что вы забыли в Архиве? - нарушил тишину Теодор.
- Сейчас узнаешь, - задумчиво пробормотал Драко, рассматривая ящички с колдографиями. Заметив искомый, он аккуратно вытащил его и поставил на стол. Туда же спустя пару минут опустилась и подшивка «Ежедневного пророка».
- Колдографии и газеты, - Теодор недоуменно разглядывал стоящую на столе внушительную коробку с датами «1970-1980» и стопку газет за этот же период. - Зачем вам это?
- Здесь наша история, - таинственным шепотом произнес Драко, а Демиен, в то время уже с интересом листающий страницы потрепанных временем газет, выискивал статьи, касающиеся его родителей.
- Смотри, - внезапно произнес Драко, держа в руках одну из колдографий. На ней была изображены Джеймс Поттер и Лили Эванс на своем последнем году обучения в Хогвартсе. Первый всячески пытался привлечь внимание девушки, но она, несмотря на зелье, отстраненным взглядом смотрела перед собой в какую-то видимую лишь ей одной точку, игнорируя Поттера, играющего со снитчем. Девушка прижимала к груди небольшую книжечку, которая, судя по всему, была очень дорога ей. Скорее всего, она не могла вспомнить почему, просто знала - на обложке книги можно было рассмотреть изображения двух драконов: китайского огненного шара и гебридского черного. Его когда-то подарил ей Северус. Он как-то упомянул об этом. В них сразу же можно было узнать Лили и Северуса.
- Демиен, все в порядке? - обеспокоено спросил Драко, прекрасно понимая, что для брата это не просто картинка.
Брюнет не ответил. Он молча взял другую фотографию и словно загипнотизированный неотрывно смотрел на нее, едва сдерживая слезы: на колдографии темноволосый мальчик лет 13-14 обнимал рыженькую девочку. Они улыбались и изредка махали в сторону фотографа.
- Вы ничего не хотите мне рассказать? - не выдержав, поинтересовался Нотт.
Демиен, продолжая так же неотрывно смотреть на колдографию, промолчал. Отвечать пришлось брату:
- Эти колдографии и статьи времен учебы здесь наших родителей. Кто-то, непосвященный в подробности, вряд ли заметит, что все на самом деле не так, как кажется на первый взгляд. Например, вот на этой фотографии, - Драко протянул ему ту самую фотографию, что первой дал брату, - что ты на ней видишь?
- Хмм... - протянул Нотт, рассматривая ее. - Ну, это, наверное, парочка: вон как парень выделывается перед девчонкой, а она так смотрит, словно видела это уже сотню раз, и ей наскучило подобное зрелище. А классно он со снитчем играется! - не удержался Тео от подобного замечания.
- Ты прав, но лишь от части. Это Джеймс Поттер и Лили Эванс. И она никогда не любила его: он воспользовался приворотным зельем. Именно поэтому у нее такой отстраненный взгляд. Она смотрит на него и в то же время сквозь него, а в руках она держит свой дневник. Вот только она не знает, почему он ей так дорог: после зелья она так ни разу и не смогла его прочесть - на нем были специальные чары.
- Откуда ты это знаешь? - удивился Нотт.
- Просто все это, - он указал кивком головы на колдографии и статьи, - часть той истории, которую нам рассказал наш отец и крестный. Они - иллюстрации к нашим знаниям и ответы на наши вопросы.
- А что в этой колдографии так разозлило Демиена? - удивился Тео.
- Ну, как тебе сказать... - задумчиво произнес блондин. - История хранит много тайн. Например, ты знаешь, что крестный Дема сейчас сидит в Азкабане за убийство человека, из-за которого погибла семья его друзей? А ведь он убил Пожирателя Смерти. Или, например, то, что мой крестный чуть было не последовал за ним из-за того, что детская вражда однажды переросла в ненависть и жажду отмщения? Лили Эванс была его девушкой, а Поттер ее увел. Причем, тем способом, который достоин самого Темного Лорда. Зелье «Сердце Дракона» уже давно считается запрещенным: его применение наказывается поцелуем Дементора. А Поттеру мало того, что ничего за это не было, так ему еще и сам Дамблдор помог.
- Да ладно?! - шокировано воскликнул Нотт. - Он же олицетворение света!
- Дамблдор никогда не был светлым, - раздался тихий, полный боли голос Демиена. - Он лишь прикидывается милым добрым дедушкой, чтобы сбить с толку своих врагов.
- Ндааа, - протянул Нотт, осмысливая полученную информацию. - Получается, что мне родители многое не сказали.
- Они просто могут не знать этого, - заметил Драко.
- Возможно, - согласился тот. - Слушайте, - решил он воспользоваться разговорчивостью Малфоев, - давно хотел спросить, а почему вы так похожи и в то же времени совершенно разные?
- Я - Малфой по крови, а не по рождению, - на вопрос ответил, как ни странно, Демиен.
- А дальше - додумывай сам, - усмехнувшись, сказал Драко, забирая из рук брата колдографию своих родителей: Люциус и Нарцисса стояли, слегка приобнявшись, гордые и надменные - они идеально дополняли друг друга.
- Она была очень красивой, - с грустью заметил Демиен, глядя на белокурую девушку на снимке.
- Да, как и твоя мама, - согласился Драко.
- Знаешь, а они были красивой парой, - задумчиво произнес Демиен, глядя на очередной снимок Северуса и Лили, но уже более взрослых. Он был сделан незадолго до того, как она ушла к Поттеру.
- Да, - согласились мальчики, - красивой.
- Он об этом еще пожалеет, - с ненавистью в глазах произнес Демиен, имея в виду директора.
- Непременно, - тут же поддержал его брат. - И не только он.
- Это вы о чем? - не понял Нотт.
- Мы о своем, Тое, о своем, - переглянувшись с братом, ответил Демиен.
- Придет время, и ты поймешь, - добавил Драко.
- О! Смотрите, а вот и Мародерская шайка в полном составе! - воскликнул Демиен смотря на колдографию в своих руках.
- Мародеры? - удивился Нотт. - Мне о них рассказывали. Это Гриффиндорцы, но никто не знает, кто именно.
- Ха! «Никто не знает»! Слышал, Дем? - возмутился блондин.
- Слышал, не глухой. Мародерами называла себя четверка гриффов: Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер Петтигрю.
- Ого! - не переставал удивляться Нотт. - Откуда вы знаете их имена?
- Мы знаем о них многое, в основном, от крестного, но этого недостаточно даже для того, чтобы хотя бы понять их, не то, что простить.
- Простить кого? Мародеров?! - возмущенно воскликнул Демиен.
- Нет, - прервал его Драко, - твоего крестного.
- Он мне ничего не сделал, - отозвался брюнет. - Его даже твой крестный простил.
- Осталось всего-то ничего, - заметил Драко, - вытащить его из Азкабана и убедить его, что ты и есть его крестник.
- Да уж, - вздохнул Демиен. - Всего-то...

Из библиотеки они вышли только за час до ужина. За это время они просмотрели почти половину фотографий, а две даже стащили: ту, где были изображены Люциус и Нарцисса, и ту, где были Северус и Лили.
- Дрей, далеко ты собрался? - поинтересовался Демиен, когда они покинули библиотеку.
- В гостиную, а потом на ужин, - не задумываясь, ответил блондин.
- А ты точно ничего не забыл?
- Что именно? - удивился Драко.
- Пушок, - хмыкнул Дем.
- Точно! - спохватился Драко. - Слушай, Тео, у нас тут одно дельце есть. Ты иди, мы тебя догоним.
- Ладно, - пожал плечами Нотт, уже ничего не понимающий. Малфои были для него загадкой, хотя нет, не так. Они были словно сосуд для неисчислимого количества загадок, которые в настоящее время он не мог разгадать. Но у него, как он считал, впереди было еще семь лет, чтобы разгадать хотя бы часть из них.

Малфои же тем временем направились проверять свои предположения насчет левого крыла. Осмотревшись и убедившись, что никого поблизости нет, дракончики осторожно открыли дверь, ведущую в противоположный от библиотеки коридор. Когда дверь за мальчиками закрылась с едва слышным стуком, в коридоре, по обеим сторонам от них, вспыхнули факелы, освещая им путь. По мере продвижения факелы позади них гасли, а те, что впереди, вспыхивали. Остановившись напротив единственной двери в конце коридора, Демиен подергал ее за ручку.
- «Закрыто», - сообщил он брату.
- Alohomora! - еле слышным шепотом произнес Драко, взмахнув волшебной палочкой. Раздался тихий щелчок, оповещающий о том, что теперь дверь открыта. Демиен, потянув за ручку, на этот раз с легкостью открыл дверь. Их взору тут же предстала следующая картинка: на полу комнаты средних размеров мирно посапывал трехголовый светло-коричневый пес. Вероятно, «песику» снилось что-то очень приятное, поскольку на полу под его головами образовались три лужицы, в которые, стекая тонкой струйкой из пасти, капала густая слюна. Внезапно один глаз на правой голове открылся: Пушок почувствовал присутствие чужаков. Он никак не мог понять, кто же они такие: странный запах гостей сбивал его с толку. Они пахли как люди и в то же время совсем по-другому. Заметив двух маленьких мальчиков, пес открыл остальные глаза и сладко зевнул всеми трем пастями, из которых тут же по всей комнате разнеслось зловоние.
- Ну, здравствуй, Пушок, - пробормотал Демиен, совершенно не боясь пса, как будто он был маленьким щенком лабрадора, а не трехголовым псом размером со слона.
- «Может, уйдем отсюда?» - немного нервно поинтересовался Драко, не любивший собак с детства.
- «Ну, уж нет!» - тут же возмутился Демиен. - «Он не опасен».
- «Ага, конечно!» - съязвил блондин, с опаской поглядывая на обнюхивающую его голову.
- «Я серьезно», - отозвался брюнет, кинув на брата серьезный взгляд. - «Если бы он почувствовал в нас людей, то давно атаковал бы. Но мы-то драконы. Он чувствует, что мы для него не опасны, пока он сам не даст повода».
- «Тебе виднее, а мне он все равно не нравится», - капитулировал Драко. - «А на чем это он лежит?»
- «Ты о чем?» - не понял брюнет, увлекшись почесыванием за ушком одной из голов.
- «Да отвлекись ты от этой псины», - сердито сказал блондин. - «Он всего лишь страж. Куда больше меня интересует, что именно он охраняет!»
- «Не думаю, что нам стоит сейчас туда соваться. Мало ли что там может быть», - Демиен тут же потерял интерес к Пушку.
- «Согласен», - кивнул блондин. - «Подождем, пока эти гриффиндорские придурки выяснят, что он сторожит. Я ни капли не сомневаюсь, что они теперь не успокоятся, пока не узнают. Им-то, в отличие от нас, все с рук сойдет».
- «Любимчики Дамблдора!» - презрение сквозило даже в мыслях мальчика.
- «Идем отсюда», - сказал Драко, - «а не то опоздаем на ужин».

На обратном пути им не встретился ни один знакомый, благо путь до слизеринской гостиной они могли найти с легкостью, спасибо заботливым старостам, подсказавшим, как лучше всего ориентироваться в замке, и старшекурсникам в целом, показавшим не один интересный ход, позволяющий сократить путь в несколько раз.
Ужин ничем интересным не обозначился, за исключением разве что пары пятикурсников, что-то не поделивших со гриффиндорцами и угодившими в больничное крыло. Хотя они вышли оттуда уже к концу ужина. Надо заметить, выглядели они не очень: растрепанный вид, бледные лица, некоторые проблемы с координацией и куча синяков и ссадин, которые колдомедик не посчитала нужным лечить - у нее, видите ли, есть дела поважнее в лице тех самых гриффиндорцев, которые эту драку затеяли и пострадали меньше всего. Стоило им появиться, как Зельевар тут же передал посредством грациозной белоснежной кошки, которая по каким-то причинам слушалась мужчину (хотя и не всегда), им записку с предписанием сразу же после ужина явиться к нему. Малфои решили составить им компанию, поскольку все равно собирались навестить крестного и разузнать у него, что же это за трехголовая псина, а так же узнать, не сохранился ли тот самый дневник, который мальчики видели на фотографии Лили Эванс.
- Профессор, вы нас звали? - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес один из пятикурсников.
- Заходите, мистер Эйвери, мистер Флинт, - сказал Мастер Зелий. - Я не буду спрашивать причин, по которым вы устроили драку, но если впредь подобное повторится, так просто вы не отделаетесь.
- Конечно, профессор, - без капли сожаления в голосе ответил Флинт.
- Подобного больше не повторится, - в словах его друга не было ни намека на искренность.
- Я предупредил, - хмыкнул на это Снейп. - Думаю, вам стоит заняться лечением. Куда идти и что делать, надеюсь, вы знаете?
Молодые люди одновременно кивнули и направились в сторону неприметной двери, которую все считали ничем иным, как кладовкой для оборудования. На самом же деле уже несколько лет эта небольшая комнатка, расширенная при помощи пятого измерения до размеров приличной четырехместной палаты, являла собой «местный» вариант лечебного крыла. Так случилось, что мадам Памфри, школьный колдомедик, не очень сильно любила представителей зелено-серебристого факультета, а потому оказывала только самую необходимую медицинскую помощь. И так уж повелось, что в случае чего-либо, слизеринцы сразу же шли к своему декану, имеющему диплом колдомедика третьей степени (для его профессии больше и не требовалось).
- Здравствуй, крестный, - поздоровался Драко, как только дверь за юношами закрылась.
- Добрый вечер, дядя Сев, - улыбнулся Демиен.
- И что вас привело ко мне? - вместо приветствия поинтересовался мужчина.
- А мы что, теперь уже не можем просто так заглянуть к любимому дяде? - с притворной обидой в голосе спросил брюнет.
- Можете, - усмехнулся мужчина. - Вот только не заглядываете. Так что вас все же привело?
- Ну, на самом деле, - сдался блондин, - мы хотели узнать, что тебе известно о Пушке?
- О ком? - не понял Зельевар.
- Трехголовый пес, охраняющий люк, в запретном крыле, - закатив глаза, уточнил Демиен.
- Откуда вы... - хотел было спросить мужчина, но по глазам мальчиков и так понял, каков ответ на этот вопрос. - Вы были там. Что ж, не удивительно. И что же сподвигло вас на это?
- Ну, если не считать того, что ты ушел от ответа, то некоторые представители отряда кошачьих слишком громко обсуждали свои «подвиги».
- Понятно, - уточнять, о ком шла речь, необходимости не было. - Я не могу сказать вам, что именно делает там этот, как вы сказали, Пушок. Но подозреваю, что вы и сами в ближайшее время все выясните. А псина эта явно принадлежит Хагриду: никто другой не додумался бы назвать этого монстра таким именем.
- Это точно, - согласились дракончики.
- Дядя Сев, а ты не знаешь, что случилось с мамиными вещами? - спросил Демиен, а в глазах его вспыхнули огоньки надежды.
- Хмм, - задумался на несколько секунд мужчина. - Думаю, что что-то могло сохраниться в Гринготтсе, но все остальное, боюсь, было уничтожено вместе с домом в Годриковой Лощине. А что ты конкретно хочешь найти?
- Дневник, - ответил мальчик. - В библиотечном архиве мы видели колдографию, на которой Лили Эванс сидела с этим дневником.
- А рядом, разумеется, выделывался Поттер, - саркастично заметил Мастер Зелий. - Я поговорю с Люциусом: он давно хотел получить доступ к сейфам Поттеров. Возможно, он сумеет найти дневник, если он там. А теперь, будьте любезны, отправьтесь в гостиную факультета. У меня еще много работы.
Малфои, попрощавшись с Зельеваром, отправились в гостиную Слизерина, а Мастер Зелий, написав на пергаменте о необходимости встретиться и отправив записку Люциусу через камин, направился в комнату, где его уже ждали пятикурсники, пострадавшие в драке с гриффиндорцами.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Среда, 03.03.2010, 00:04 | Сообщение # 14
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 12.
Традиции Хэллоуина.

Постепенно ученики входили в ритм, задаваемый учебой. Старшие курсы Гриффиндора и Слизерина, в перерывах между подготовкой к предстоящим экзаменам, успевали организовать парочку-другую пакостей своим противникам, а Рейвенкло и Хаффлпафф традиционно не вмешивались в старую вражду, ставшую уже притчей во языцех. Младшие курсы данная вражда пока не особо затронула, и они могли без особой опаски находиться в поле зрения друг друга. Хотя наличие личной неприязни сводило время подобного времяпрепровождения до времени совместных занятий, которые словно бы специально стояли в расписании не по одному в день. Данный факт вызывал подозрение в намеренном столкновении двух враждующих факультетов, поскольку подобное наблюдалось у всех курсов.
В очередной раз, зайдя в класс Чар и заняв свои места, первокурсники приготовились к дальнейшему изучению базовой теории и тренировочному маханию волшебной палочкой. Занятие, как обычно, было сдвоенным у Гриффиндора и Слизерина. Но, к их не малой радости, их поджидал сюрприз в виде первого практического занятия. Воодушевленные демонстрацией профессора Флитвика, в начале года заставившего жабу Невилла облететь весь класс, ученики с нетерпением ждали, когда же сами смогут овладеть этим заклинанием. И вот наступил тот день, когда Профессор посчитал их готовыми к практическим занятием. Прежде, чем начать занятие, профессор разбил всех по парам: Малфои, оказавшиеся в одной паре, с легкими усмешками наблюдали за недовольным выражением «правой руки» Мальчика-Который-Выжил - Рона Уизли, который оказался в паре с Гермионой Грейнджер, за прошедшие пару месяцев заработавшей статус «повелительницы библиотеки»; за счастливым Шеймусом Финниганом, который оказался в одной паре с вышеупомянутым Мальчиком-Который-Выжил, который данному обстоятельству был не особо-то и рад.
- Итак, не забудьте те движения кистью, которые мы с вами отрабатывали на прошлом занятии, - напутственно произнес Флитвик. - Кисть плавно вращается, описывая полукруг, после чего резко со свистом опускается вниз. И помните, что крайне важно правильно произнести само заклинание. Я уже рассказывал вам о волшебнике Баруффио, который вместо «с» произнес «ф», в результате чего, вместо того, чтобы наложить согревающие чары, спалил свой дом дотла.
Малфои, научившиеся применять это заклятие, когда им было по семь лет, без особого интереса слушали профессора.
- «А помнишь, как я у отца палочку стащил?» - спросил Демиен.
- «Еще бы я не помнил, как нам на неделю запретили из комнаты выходить! Но, должен заметить, было весело», - слегка улыбнувшись воспоминаниям, подумал блондин.
- «Еще бы было не весело», - ехидно заметил брюнет. - «Мы чуть было левое крыло не разнесли».
- «Ну, это не мне пришло в голову идея полетать на креслах», - заметил Драко.
- «Ты, как всегда, был против... первые десять минут», - улыбнулся Демиен.
Внезапно раздавшийся взрыв отвлек драконов от воспоминаний. Шеймус Финниган, вышедший из себя, попросту взорвал свое перо, и оно, полыхая, плавно опускалось на пол.
- Оу, львы жгут, - заметил Демиен. Со стороны слизеринцев раздались смешки.
- Возвращайтесь к заданию, - строго произнес Флитвик, что при его росте выглядело очень забавно.
Первокурсники вернулись к, по большей части, безрезультатным попыткам произнести заклинание.
- Ты неправильно произносишь! - раздался громкий недовольный шепот Гермионы Грейнджер, пытавшейся объяснить Рону его ошибку. - Нужно произносить ЛевиОсса, а не ЛевиоссА.
- Если ты такая умная, так покажи сама, - психанул Рон.
Девушка, насупившись, закатала рукава мантии и, взмахнув палочкой, произнесла:
- Vingardium Leviossa! - перо медленно оторвалось от парты и начало подниматься вверх, пока не замерло точно напротив кончика палочки.
- О! Великолепно, мисс Грейнджер, - тут же оценил увиденное профессор Флитвик. - Все видели?! Попробуйте так же, - воодушевлено сообщил он классу.
- Показушница, - зло пробурчал себе под нос Рон и вернулся к прерванному занятию.
- Ты по-прежнему непра... - начала было гриффиндорка снова, но рыжий прервал ее.
- Отстань от меня! - со злостью сказал он, и в этот момент прозвенел звонок с урока. Он резко встал, смахнул все принадлежность в сумку и вылетел из класса.
Наблюдавшие за этим слизеринцы лишь усмехнулись и направились к выходу.


* * *

В полумраке небольшой комнаты с бокалами изысканного дорогого вина в руках сидели два мужчины. Лишь огонь, горящий в камине, освещал эту небольшую комнатку, предназначавшуюся для таких вот «посиделок». Окна были занавешены плотными темно-зелеными портьерами, стоявшие у камина резные кресла из темного дерева, обитые темно-серым бархатом, разделял небольшой круглый столик на одной ножке. На нем стояла полупустая бутылка того самого вина из погребов Малфой-менора.
- Я не удивлен тем, что они решили разузнать о тех временах больше, чем мы им рассказывали, - сказал хозяин замка.
- Да, - согласился Зельевар, - это было предсказуемо. К тому же, учитывая сложившуюся ситуацию, это лучший вариант. Не думаю, что нам еще долго удастся скрывать правду. Рано или поздно, Дамблдор узнает, и тогда им придется решать, что делать. Он так просто их не оставит: они - ключевые фигуры его игры, а не этот избалованный сквиб Лонгботтом.
- Я знаю. Вопрос в том, а не втянет ли он их в свою игру раньше. Он наверняка уже сейчас считает, что они станут Пожирателями, - заметил Люциус.
- Ну-ну, как же, - саркастично произнес Мастер Зелий. - Малфои всегда были на стороне Темного Лорда, разумеется, и эти не исключение. Как же я устал от всех этих ярлыков. Слизеринцы - темные, Гриффиндорцы - воплощение света, - устало закончил он.
- Не забывай, ярлыки навешивают те, кому это нужно, - философски произнес блондин.
- То есть, Дамблдор, - конкретизировал Северус. - Надо быть осторожней, чтобы он ничего не заподозрил. Он и так уже интересовался мальчиками.
- Пока он просто интересуется, можно ничего не опасаться. Будет хуже, когда он начнет действовать, - Люциус допил вино и налил себе еще. - Так что там с Философским камнем?
- Ой, не напоминай! Это просто смешно, - возмутился Северус. - Сделать «полосу препятствий», которую способен пройти даже первокурсник. И это он называет защитой. Да Демиен с Драко пройдут ее, даже не заметив. Кстати, они уже интересовались этой «защитой». Даже к псине этой трехголовой заглянули.
- Это той, что Хагрид где-то достал?
- Да. Демиен сказал, что Пушок их спокойно воспринял, - сообщил Зельевар.
- Пушок?! - удивился аристократ. - Только этот ненормальный полувеликан мог назвать монстра подобным именем.
- Это точно, - согласился Северус. - Но сути это не меняет: дракончики заинтересовались тем, что он охраняет.
- Они знают о камне? - спросил Люциус.
- Нет, пока что. Но думаю, что это не надолго. Кстати, похоже, подопечный Дамблдора тоже повстречался с Пушком, - добавил Мастер Зелий.
- А тебе не кажется, что все это на него и рассчитано? - поинтересовался Малфой.
- А это мысль, - согласился Зельевар. - Судя по всему, так оно и сесть. Вопрос в том, чего он добивается этим?
- Не знаю, не знаю, - ответил блондин. - А что там этот Квиррел?
- Не нравится он мне и все, - задумался Снейп. - Не могу объяснить почему, но странный он какой-то. Ходит, все вынюхивает что-то. Не будь я шпионом, и не заметил бы. Он явно что-то ищет, но что пока не понятно. Представляешь, даже к Хагриду ходил поговорить.
- Присматривай за ним на всякий случай, - посоветовал Люциус.
- Это не помешает, - согласился Зельевар. - Что с сейфом Поттеров?
- Пока ничего, - ответил блондин. - Не думаю, что сейчас подходящее время. Гоблины, может, и не выдадут, но у Дамблдора могут быть свои люди в Гринготтсе. А что, тебя там что-то интересует?
- Не меня, - слегка усмехнулся Снейп. - Демиен на одной из фотографий в хогвартском Архиве нашел колдографию Лили с дневником, и очень уж ему захотелось этот дневник заполучить.
- Не думаю, что в ближайшее время смогу проверить, есть он в сейфе или нет, - ответил Малфой, задумавшись на несколько мгновений. - Не раньше лета.
- Ну, летом - так летом. Спешка ни к чему, - согласился Зельевар. - Я им передам.
- Да уж передай, - улыбнулся Люциус. - Что с Блэком будем делать?
- А зачем с ним что-то делать? - удивился Северус.
- Мерлин, Сев, ну забудь ты уже эту вашу детскую вражду, - взмолился Малфой.
- Он меня чуть не убил! - возмущенно ответил Зельевар.
- Что было - то было. Он свое уже получил, - заметил блондин. - А вытащить его из Азкабана не помешало бы.
- Это не так просто, - серьезно сказал Снейп. - Визенгамот не станет без веских причин пересматривать дело Пожирателя Смерти.
- Ты это мне говоришь, - хмыкнул Малфой. - Надо бы поискать такие причины. Вот если не найду, будем думать над альтернативными способами.
- Не найдешь, - с уверенностью сказал Северус.
- Посмотрим, - пожал плечами блондин.

* * *

Проснувшись на следующее утро, юные дракончики вспомнили, что сегодня Хеллоуин, а значит, день будет особенным. Это подтвердилось еще по дороге к Большому Залу на завтрак: прямо на глазах удивленных учеников школы благородные Гриффиндорцы подтвердили тот факт, что разделение на факультеты изначально было большой ошибкой, и Львы, на самом деле, могут быть намного более жестокими, чем змеи, которых в этом обвиняют направо и налево. Собственно, отличился никто иной, как Невилл Лонгботтом со своим дружком.
- Не удивительно, что ее никто не выносит, - донесся голос Рона Уизли, который в очередной раз высказывал все, что он думает о Грейнджер своему другу. - Ты не правильно произносишь, - пытался он спародировать Гермиону. - Надо произносить ЛевиОсса, а не ЛевиоссА.
- А что ты хотел от этой заучки? - высокомерно заметил Лонгботтом.
- Она просто кошмарна! - продолжил рыжик, словно бы, не услышав слов друга. - И как она до сих пор не заметила, что никто не хочет с ней дружить?
- Она в учебники закапалась, вот и не заметила, - с умным видом сказал Мальчик-Который-Выжил
Они и не заметили, что сама гриффиндорка их прекрасно слышала. Она постояла несколько секунд, будто бы не веря услышанному, ее глаза подозрительно заблестели. Резко развернувшись, она кинулась бежать так, словно за ней гналась разъяренная мантикора.
- Кажется, она слышала, - задумчиво произнес Финниган, стоявший рядом.
- Подумаешь, - хмыкнул Лонгботтом. - То же мне, принцесса нашлась.

* * *

Гермиона не появилась ни на обеде, ни на уроках. Это событие в связи с тем, что с ней почти никто не общался, осталось незамеченным. И лишь направляясь на ужин в Большой Зал и по обычаю столкнувшись на лестнице с Гриффиндорцами, стало понятно, что ее нет. Парвати Патил поделилась слухами со своей подругой Лавандой Браун, но сделала она это достаточно громко, чтобы могли слышать все остальные, включая виновных в этом представителей ало-знаменных:
- Представляешь, Грейнджер весь день просидела в женском туалете на втором этаже, - громким шепотом сообщила она.
Сделав вид, что никто не услышал этого, все продолжили путь в Большой Зал, с подозрением поглядывая друг на друга.
Праздничный ужин был в самом разгаре. Столы ломились от различных яств, приготовленных специально к Хеллоуину: тыквенный суп, запеченные яблоки, всевозможные сладости.
Внезапно дверь большого зада с грохотом распахнулась, привлекая внимание учеников и преподавателей. Разговоры мгновенно прекратились, и все с недоумением наблюдали за тем, как запыхавшийся профессор Квиррел вбежал в Зал и, замерев на середине, прокричал:
- Тролль, там тролль, - после чего без сознания свалился на пол.
Тишина мгновенно взорвалась криками паники. В таком шуме невозможно было разобрать ни слова. Все метались по залу, только ухудшая и без того сильную панику. И только слизеринцы не соизволили подняться из-за стола. Они, выросшие в магическом мире и с детства знающие, что ребенку с троллем не справиться, ждали, когда же взрослые соизволят принять соответствующие меры. Старшие курсы удержали на месте тех младшекурсников, которые выросли среди магглов.
- ТИХОООО!!! - пронесся по залу громовым раскатом голос Альбуса Дамблдора. - Всем немедленно прекратить панику. Старосты, проводите учеников в свои гостиные, - продолжил уже в тишине раздавать указания директор.
- Первокурсники, немедленно идите сюда, - тут же вскочил из-за гриффиндорского стола высокий юноша с рыжими волосами. - Пропустите первокурсников!
- Уизли, - с ненавистью заметил кто-то за спиной Драко. Оглянувшись, блондин обнаружил стоящего там Алекса Лестранджа.
- Да, - усмехнулся Демиен, поворачиваясь в сторону старосты, - смотрю, не сильно ты его любишь.
- Карьерист, - выдала подошедшая Диана. - Такой ради теплого местечка душу продаст.
- Может, вы уже закончите обсуждать старосту школы? - поинтересовался Винсант де Лавирье, недовольно поглядывающий в сторону Хаффлпафцев, которые, оправдывая мнение о них окружающих, находились в полнейшем ступоре и с отсутствующим взглядом смотрели на пытающихся организовать эвакуацию старост, создавая пробку на выходе. - Мы так никогда не уйдем отсюда.
- Ты куда-то торопишься? - поинтересовался Алекс.
- Да, убраться подальше от тролля, - напомнил тот о существующей угрозе.
- Можно подумать, он тебе что-то сделает, - пробормотал себе под нос староста. - Так, ладно, малышня, идите сюда, будем организовывать тактическое отступление под кодовым названием «эвакуация», - радостно сообщил Лестрандж.
- Алекс, прекрати паясничать, - одернула его Руквуд. - Старшие курсы, пропустите младших в серединку, - слизеринцы послушно выполнили указание старосты, поскольку все понимали, что им защититься от тролля будет куда как проще, чем младшим курсам. Таким составом они и направились в сторону лестницы, ведущей в подземелья. Проходя мимо развилки, Драко скорее почувствовал, чем заметил двух гриффиндорцев, оторвавшихся от своих и теперь пытающихся незаметно улизнуть в другой коридор, ведущий на второй этаж. Сопоставив увиденное с имеющейся у него информацией, блондин понял, что те, по-видимому, решили предупредить гриффиндорку о тролле.
- «Дем, надо незаметно улизнуть от наших», - сообщил Драко брату.
- «Зачем?» - удивился тот.
- «По дороге расскажу», - отмахнулся блондин.
- «Ладно», - согласился Демиен.
Они выждали момент, когда старшекурсники отвлеклись на нескольких отставших гриффиндорцев, и тихонечко улизнули в сторону ближайшего коридора. Мысленно поблагодарив слизеринцев, показавших им потайные ходы, они направились в коридор, ведущий на четвертый этаж, дабы незаметно обойти всех учеников и спуститься на второй этаж.
- «Ну и зачем мы идем непонятно куда?», - поинтересовался Демиен.
- «Лонгботтом и Уизли направились в женский туалет на втором этаже», - сообщил Драко.
- «С чего бы это они направились в женский туалет?» - удивился брюнет.
- «Мерлин! Ты в каких облаках витаешь?» - поинтересовался Драко. - «Этот туалет не работает уже почти пятьдесят лет. С тех пор, как там поселилась Плакса Миртл».
- «Это кто еще такая?»
- «Да ученица бывшая, она умерла и там обосновалась», - отмахнулся блондин. - «Это не главное. Ты слышал, что сказала Патил?»
- «Грейнджер!» - сразу понял Демиен, о чем говорит брат. - «Они хотят ее предупредить».
- «Именно!»
- «А мы-то зачем туда премся?» - поинтересовался Демиен.
- «Ну, знаешь ли... С их удачей они точно встретятся с этим троллем», - объяснил Драко. - «Я просто хочу это увидеть».
- «Понятно», - сказал Демиен. - «Здесь налево».
Они повернули налево, дошли до очередного тайного хода, ведущего на второй этаж, и спустились по лестнице. Стоило им только выйти из тайного прохода и завернуть за угол, как они тут же увидели перед собой огромного тролля. Замерев на месте, они стояли и неотрывно смотрели на него. Тролль, почувствовавший их присутствие, принюхивался.
- «Может, и он не станет нас трогать, как этот Пушок», - с надеждой подумал Драко.
- «Надеюсь», - согласился Демиен.
Тролль тем временем сделал несколько шагов в их сторону. Он определенно чувствовал их присутствие, но его, как и цербера, смущал двойственный запах: с одной стороны человеческий, а с другой - опасного для троллей врага: дракона. Он осторожно приближался к ним, во мраке коридора полагаясь лишь на слух и обоняние. Чем ближе он подходил, тем страшнее становилось юным дракончикам, но они понимали, что если они побегут, то тролль последует за ними.
- Дарркон! - проревел тролль, решивший все же, что перед ним стоит древний враг его рода - дракон. Он медленно попятился назад, словно бы, отгораживаясь от своего врага большой деревянной дубиной.
Внезапно раздавшийся шум с противоположной стороны коридора привлек внимание тролля. Промелькнувшие мантии с красной каемкой не оставляли сомнений в личности тех, кто стал новой целью тролля, который развернулся и направился в их сторону.
- «Там туалет Миртл», - сообщил Драко.
- «Идиоты!» - брюнет с трудом сдержался, чтобы не произнести это вслух и вновь привлечь внимание тролля. Он хотел было последовать за троллем, дабы помочь неосторожным гриффиндорцам.
- «Стоять!» - Драко крепко вцепился в руку своего брата. - «Засунь свои гриффиндорские замашки подальше. Они сами виноваты».
- «Ты предлагаешь просто смотреть, как он их прикончит?» - спросил Демиен.
- «Да», - не терпящим возражения тоном произнес Драко.
Демиен, зло сверкая изумрудными глазами, проследил за тем, как тролль входит следом за Львами в женский туалет, резко развернулся и кинулся в сторону кротчайшего пути в подземелья. Драко, покачав головой, направился следом за ним. Порой он удивлялся тому, как в его младшем брате сочетаются черты гриффиндорца и слизеринца.
Не дойдя до поворота, ведущего к тайному ходу, они чуть было не налетели на Северуса, спешащего куда-то.
- Мы знаем, где тролль, - вместо приветствия выдал Демиен. - Туалет плаксы Миртл.
- Там Лонгботтом с Уизелом, - добавил Драко. - И Грейнджер.
- В мои комнаты, быстро, - рявкнул на них Зельевар и бегом направился в сторону указанного месторасположения тролля.
Драконы, немного отдышавшись, направились в сторону подземелий.
- «Ну вот, теперь нам достанется», - заметил Драко.
- «Не факт», - усмехнулся Демиен. - «В любом случае, мы это узнаем только тогда, когда он вернется».

* * *

Уютно устроившись у камина, Малфои принялись ждать декана. Драко, достав с многочисленных книжных полок «Важнейшие открытия в зельеварении в XIV-XV веках» Ладины Вируль, углубился в ее изучение. Демиен, в очередной раз достав книгу «Темнейшие из искусств» Артура Ригули, вернулся к изучению текста. Они и не заметили появления самого хозяина комнат. Северус, скинув мантию на спинку ближайшего кресла, замер неподалеку от них.
- Позвольте мне узнать, что вы забыли на втором этаже, в то время как всем было приказано не выходить из своих гостиных? - строго спросил он.
- Ммм, - ответил Драко, не отрываясь от книги.
- Ага, - подтвердил Демиен, перелистывая страницу.
Северус, скрестив руки на груди, продолжил стоять, ожидая, когда же Малфои обратят на него внимание. Последним на это потребовалось некоторое время. Первым присутствие декана заметил Демиен.
- «Дрей», - позвал он брата.
- «Ммм?», - отозвался тот.
- «Он пришел», - сообщил Демиен.
- «Кто?» - недоуменно поинтересовался блондин.
- «Дядя Сев», - пояснил брюнет.
- «Ага», - согласился полностью поглощенный увлекательной книгой Драко.
- «Драко, Моргана тебя побери!» - предпринял еще одну попытку вернуть брата в реальность Демиен.
- «Что?» - на этот раз уже осмысленно отозвался блондин.
- «Дядя Сев вернулся», - вновь сообщил ему брат.
- Эмм... Крестный, - полувопросительно-полуутвердительно произнес Драко, медленно поворачиваясь в сторону возвышавшегося над ними мужчины, усердно пытаясь прикинуться маленьким ангелочком.
- Не пройдет, - слегка усмехнувшись, произнес Северус. - Так я получу ответ на свой вопрос?
- Эээ... А какой был вопрос? - непонимающе спросил Демиен.
- Что вы забыли в коридоре второго этажа? - повторил свой вопрос Зельевар.
- За грифами следили, - ответил Драко.
- А мне сказать? - поинтересовался Северус.
- Эмм... - на данный вопрос ответа не было ни у одного из мальчиков.
- Понятно, - Мастер Зелий сел в одно из кресел. - Я успел вовремя, - сообщил он. - Благодарю за возможность снять полсотни баллов с ало-знаменных.
- Да всегда пожалуйста, - улыбнулся Драко.
- Я поговорил с Люциусом, - сообщил Зельевар. - Он сказал, что сможет проверить сейф не раньше лета.
- Летом, так летом, - пожал плечами Демиен, повторяя слова самого Зельевара. - Откуда здесь тролль?
- Вы же не успокоитесь, пока я вам не отвечу, да? - поинтересовался Северус.
Вместо ответа оба мальчика кивнули, подтверждая слова Зельевара.
- Ладно, - сдался мужчина. - Вы видели Пушка, - это было утверждение, но мальчики согласно кивнули. - Это первое препятствие на пути к тому, что спрятано в Хогвартсе. Тролль - одно из следующих. Как он выбрался, я не знаю. Но тут явно не обошлось без помощи со стороны. Думаю, это был Квиррел.
- Ну, да, - согласился Демиен. - У него на ноге была царапина, когда он вбежал в Большой Зал.
- Интересное наблюдение, - заметил Северус. - Так, а вы тут долго собираетесь сидеть? - спросил он, вспомнив, что время уже приближается к отбою.
- Ну, ты же не будешь против, если мы тут тихонечко посидим и почитаем? - спросил Драко, предприняв вторую попытку прикинуться ангелочком.
- Не буду, - усмехнулся Зельевар. - И ты, Драко, здесь не причем. Я давно уже перестал вестись на подобные твои выкрутасы.
- Я знаю, - с притворной обидой сказал Драко. - Но это не мешает мне пытаться.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Суббота, 05.06.2010, 15:53 | Сообщение # 15
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 13.
Высший пилотаж.

- Демиен, Моргана тебя побери, немедленно выходи из ванной! - блондин понемногу начинал злиться: брат еще час назад заперся в ванной после очередной ссоры. Младший Малфой хотел, как можно быстрее, наведаться в Арксандум Элеменцио, а старший пытался убедить его, что это можно сделать только вместе с отцом и крестным, иначе им очень не поздоровится. Брюнет бесился: его словно тянуло в воздух - расправить крылья, взмыть высоко в небо и, поймав поток воздуха, лететь. – Мы опоздаем на матч, если ты не выйдешь сию же секунду!
Дверь тут же распахнулась, с силой ударившись о стену. Лишь благодаря своей быстрой реакции Драко удалось отпрыгнуть вовремя.
- Ладно, идем, - зло буркнул Демиен, проходя мимо брата.
- Истерик, - вздохнул блондин и направился следом.
Драко нагнал брата только у выхода из гостиной.
- Дем, стой! – окликнул он его. – Тебя не должны видеть в таком состоянии. Немедленно успокойся!
Брюнет замер на месте, прикрыв глаза. Он несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул.
- Так лучше? – поинтересовался он, успокоившись.
- Определенно, - сказал Драко, открывая дверь.

Они торопливо шли по темным подземельям Замка, но, стоило им дойти до лестницы, ведущей к главному входу, громкие голоса заставили их неосознанно замедлить движение.

- Так-так-так, кто это тут у нас? – издевательский голос одного.
- Не уж-то юная змейка осмелилась выползти из норы без охраны, - другой голос, не менее издевательский.
- Зря, мелочь, зря, - словно подводя итог, говорит третий.

Не раздумывая ни секунды, Демиен буквально взлетел вверх по лестнице и его «Protego» встало точно на пути уже летящего в Теодора ослепляющего проклятья. И тут же в незадачливых нападающих, которые, как позже выяснилось, были третьекурсниками Гриффиндора, полетели слабые болевые проклятья, которыми часто пользовались авроры, чтобы ненадолго отвлечь противника. Подоспевший через пару секунд Драко не стал вмешиваться - он отошел в сторону вместе с Тео, накрыв их обоих щитом. Блондин прекрасно понимал, что брату необходимо выпустить пар, а глупые гриффы не смогут причинить ему вреда, несмотря на то, что старше. Не зря Северус Снейп лично взялся за обучение братьев дуэльной технике.
Драко с гордостью наблюдал за действиями брата: тот, как и учил Мастер Зелий, использовал простейшие заклинания и, изредка, что-то не слишком сложное из арсенала Авроров. Как в свое время, язвительно ухмыляясь, заметил Снейп: добиваться своих целей, используя их методы и приемы, имея в виду сотрудников Министерства и так называемых Светлых магов, намного удобнее - всегда можно указать на то, что, обвиняя вас в чем-либо, они, в первую очередь, дискредитируют себя.
Гриффы, не ожидавшие такого отпора от первокурсника, выбывали из драки один за другим. Первый попал под банальный «Stupefy», который младший Малфой ловко ввернул в цепочку заклинаний. С силой ударившись о стену, представитель ало-знаменных медленно сполз на пол - сотрясение ему гарантировано. Второй попался не менее глупо: он угодил под «Petrificus Totalus» своего же товарища, в которого в момент произнесения заклинания попало болевое. Рука дрогнула, и петрификус угодил в друга. Да и последний не долго оставался в сознании, поскольку в него тут же полетело сонное заклинание.

Дожидаться кого бы то ни было первокурсники не стали, тут же покинув «место преступления», поскольку не сомневались, что, если их поймают сейчас, то виноватыми, несмотря ни на что, будут они, а так гриффы постыдятся признаться, что их в одиночку уложил первогодка. Ну и что, что это был слизеринец? Да и кому интересно, что это был Малфой?
- Придурки, - зло фыркнул довольный собой Демиен.
- Да уж, - усмехнулся брат. – Они явно такого не ожидали.
- Ну, ты даешь! – восхищенно заявил Нотт, уже отошедший от шока. – Где ты так научился?
- Крестный на пару с отцом обучали нас почти год, - ответил Драко.
- Да-да, все это замечательно, - заметил Демиен, - но если мы сейчас не поторопимся, то не успеем на начало матча.
- Точно! Не хотелось бы пропустить это событие, - согласился Драко.

***

Протиснувшись мимо сидящих на скамьях слизеринцев, Малфои и Нотт заняли места, придержанные специально для них заботливыми однокурсниками в лице Кребба и Гойла.
- Ну и где вас Дементоры носили? – поинтересовался Грег.
- Да так, - уклончиво ответил Демиен.
- С Львами слегка повздорили, - дополнение Драко картину не прояснило.
- В смысле «повздорили»? – тут же переспросил Винсент.
- Эй, мелкие, а ну цыц! – злобное шипение сзади заставило из вздрогнуть. – Не слышно же ни гиппогрифа!
Надо заметить, что плохо слышно было не из-за перешептывающихся первокурсников, а из-за гомона толпы, узревшей явление народу участников команды Гриффиндора, а точнее всеми любимого и обожаемого Мальчика-Который-К-Глубочайшему-Сожалению-Всех-Слизеринцев-Выжил. Гриффиндорцы просто визжали от восторга. Представители двух других факультетов вторили им, но чуть с меньшим усердием, поскольку прекрасно понимали, что играть с ними им еще предстоит. Членов сборной команды Слизерина встречали с меньшим энтузиазмом и то только сами представители серпентария. Семеро игроков в зеленых мантиях на полной скорости сделали приветственный круг и замерли напротив семерки в алом с такими лицами, что сразу хотелось отдать им снитч и уйти от греха подальше.
Надо заметить, что за то время, что деканом Слизерина был Северус Снейп, кубок по квиддичу факультету так и не удалось получить, в отличие от кубка школы. Билл Уизли, к немалой радости Мастера Зелий окончивший школу в прошлом году, был непревзойденным ловцом. Он мог сравниться с самим Джеймсом Поттером, который был действительно хорош. Северус не оставлял надежды, что его сын, хоть и стал Малфоем, все же унаследовал фамильную способность к полетам. То, что он был еще и драконом, и воздух был его стихией, только усиливало это странное чувство. Северус уже предвкушал, как в следующем году оба Малфоя займут по праву принадлежащие им места в факультетской сборной. Почему «принадлежащие по праву»? После того, что случилось на уроке полетов, никто не сомневался, что им самое место в команде. Сам Флинт уже подходил к нему и интересовался, что он думает на этот счет, и не сможет ли он договориться с директором взять их хотя бы запасными в команду. К сожалению, директор оказался против несмотря на все аргументы Северуса. Зельевара сильно злил тот факт, что этому недотепе Лонгботтому позволяется все уже с первых дней. Нет, к тому, что по отношению к слизеринцам всегда было такое отношение со стороны не только преподавательского коллектива, но и общественности в целом, он уже привык. Но столь явное фаворитничество…
Сидя на зрительской трибуне, Северус с гордостью наблюдал за тем, как львы поежились под полными злости и решительности взглядами серебристо-зеленых. Матч обещал быть жестким, на грани дозволенного. Так уж вышло, что это была излюбленная тактика Флинта: брать напором, жестокостью и небольшими нарушениями. Первые же минуты игры подтвердили это: завладев мячом, Олиер чуть было не сбросил с метлы играющую за команду первый год и не ожидавшую подобного отношения Анджелину Джонсон и уже летел к кольцам Гриффиндорцев. Сами львы, возмущенные тем, что данные действия были проигнорированы судьей, пытались догнать и скинуть самого Олиера, ну и заодно отобрать квоффл, но получалось у них это не лучшим образом, поскольку Пьюси и Розье свое дело знали, и никакие близнецы Уизли не спасали гриффиндорских охотников от метко запущенных бладжеров. Хотя, надо заметить, и Загонщики прайда били прицельно, но…
Ловцов на поле не наблюдалось, что, впрочем, особого удивления ни у кого не вызывало.
- В следующем году обязательно попробую попасть в команду, - уверенно заявил Драко, глядя, как Вуд отбивает не самый простой бросок. – Нет, ну что ж они творят!?!? Мало того, что Вуд отбил чертов квоффл, так они его еще и упустили!!!
- А ты чего ожидал? - усмехнувшись, заметил брат. – Во Флинта и так чудом бладжер не попал. Собственно, у него и выбора-то особо не было: или под бладжер подставиться и потерять не только мяч, но и игрока, или увернуться и отдать мяч. Так и так потеряли бы.
О том, что в тот момент Флинт не особо беспокоился о квоффле, он тактично промолчал: игра игрой, но собственное здоровье дороже. Падать со ста шестидесяти футов никому не охота.
- Да, ладно, Флинт, но Олиер?! Он же рядом был! - поддержал блондина Нотт.
- Эй, умники, ну сколько мож… - возмущения сидящего сзади старшекурсника были прерваны криками трех четвертей стадиона, поскольку именно в этот момент Флинт решил отыграться за себя любимого и очень удачно оказался на пути одного из близнецов. В следующее мгновение тот, не удержавшись на метле, начал медленно падать вниз. Второй тут же кинулся вниз, входя в крутое пике и на лету ловя брата.
- Флинт крут! – с гордостью почти хором заявили Кребб и Гойл.
- Еще бы, - не стали спорить сидящие рядом. – Спасибо Моргане, Хуч этого не видела.
Мадам Хуч действительно умудрилась упустить из виду данный эпизод, поскольку отвлеклась на комментатора. Тот в очередной раз сказал что-то, что преподавателями и судьей было признанно «неполиткорректным», и они решили всем скопом объяснить ему, что еще одно такое высказывание, и он будет комментировать матч на ушко своим соседям, а не на весь стадион. Замечание, похоже, было принято к сведению, поскольку за оставшееся время матча больше не прозвучало ни одного оскорбления в адрес Слизеринцев.
В целом, следующие пятнадцать минут матча ничем примечательным не отличались, а потому некоторые успели увлечься посторонними разговорами.
- Да нет у Дании шансов. Не-ту! - вещал позади Малфоев знакомый голос. – Ну, сам посуди, Дани. Ларсен ушел из сборной..
- Как это ушел?! – удивленно спросил кто-то.
- Мерлин, Нотт, ну ты и отстал от жизни! – возмутился Эйвери, к которому и было обращено предыдущее высказывание. – Да сразу после последней игры и ушел. Они с Йенсеном повздорили.
- Ага, - вмешался Лестрандж. – Еще как повздорили. Аж подрались прям на поле.
- Да ладно!? Он что совсем сдурел с капитаном сборной драться!?
- Видимо, да, - пожал плечами Эйвери.
- Так, стоп, а кто вместо него?! – тут же переключился Нотт.
- Да откуда ж мне знать?! – отмахнулся Лестрандж. Эйвери тоже как-то задумчиво промолчал. Вместо него ответил Драко, привлекая внимание старших:
- Женсен.
- Эээ… Это еще кто такой? – удивился Эйвери.
- Знаешь Лаурицена?
- А то! Легенда Дании, - сообщил он. – Его весь мир знает!
- Ну, так это его внук, - усмехнулся Драко.
- Да ладно?! – удивленно глянул на него Александр. – А он хоть летать-то умеет?
- К твоему сожалению, еще как, - поделился мнением Малфой.
- Так это что ж получается, у Дании все же есть шансы? – с надеждой в голосе спросил Эйвери.
- Да что ты пристал с этой Данией? – не удержался Драко.
- А он на тотализаторе поставил на Данию почти двести галеонов, - фыркнул Лестрандж.
- А сам-то! – возмутился Дениел.
- А я на Уэльс поставил, - гордо сообщил тот.
- Вот вам заняться нечем, - философски заметил Демиен, до этого времени молча наблюдавший за происходящем на поле и прислушивавшийся к разговору своих. – Лучше на поле гляньте, там что-то странное творится.
Все резко замолчали и, послушавшись совета, уставились на поле через бинокли, которые были у каждого слизеринца за очень редким «забывчивым» исключением.
- Где? – не заметив, что так заинтересовало Малфоя, спросил староста.
- Лонгботтом, - коротко пояснил тот.
Присмотревшись получше и найдя начинающую «звезду» квиддича, Лестрандж даже присвистнул от удивления. Да и не только он.

В течение буквально нескольких секунд слух о том, что на поле что-то не так, разлетелся по слизеринской трибуне, и уже весь факультет с интересом принялся наблюдать за тем, что вытворял Лонгботтом. А понаблюдать действительно было за чем: метла гриффиндорца пока еще не очень сильно и слегка неуверенно подрагивала, норовя скинуть того с себя. Спустя некоторое время, словно стараясь привлечь всеобщее внимание, метла начинала дергаться все сильнее и сильнее. В какой-то момент рука Лонгботтома соскользнула с рукояти метлы, и он повис в воздухе, держась за метлу одной рукой. Теперь взгляды всех были обращены на него, а игра сама собой как-то замерла.
- «Что-то тут не так», - заметил Драко, пристально осматривая трибуны в бинокль.
- «Определенно», - согласился Демиен.
- Интересно, кто додумался наложить такое мощное заклятие на метлу Мальчика-Который-Выжил? – с интересом наблюдая за этим представлением, спросил Лестрандж.
- Не додумался наложить, а накладывает сейчас, - поправил его, как ни странно, Кребб.
- В смысле? – удивленно спросил Эйвери, отвлекаясь от созерцания тщетных попыток гриффиндорца ухватиться второй рукой за метлу и забраться на нее.
- Это высшие чары, - пояснил Драко. – Вон, присмотрись к Квиррелу. Он, не разрывая зрительного контакта с объектом, нашептывает заклинание легкого сумасшествия направленного действия.
- Так и Снейп то же самое делает, - не согласился Алекс.
- Что значит… - Демиен внимательно присмотрелся к действиям Мастера Зелий и с удивлением обнаружил, что староста прав, хотя и не во всем. – Не то же самое. Декан как раз наоборот пытается помешать Квиррелу. Если бы не он, то наша местная знаменитость давно бы уже рухнула с метлы. Кстати, да… «Дрей, а с какого это твой крестный решил помочь Лонгботтому?»
- «Не знаю. Может, из-за клятвы директору, что не причинит вреда ученикам?» - задумавшись на мгновение, предположил тот.
- А чего это Квиррелу вздумалось убить этого недотепу? – не отставал Лестрандж.
- «Так он и не причиняет!» - возмутился Демиен. – «С чего ради он вообще ему помогает! Так же и матч не долго проиграть!».
- Ну, откуда нам знать?! – слегка раздраженно ответил Драко. - «Так запрети ему», - предложил он, даже не подозревая, что брат воспримет эти слова всерьез.
- Запретить, говоришь… - тихо пробормотал Демиен и вскинул голову.
Если бы сейчас кто-нибудь взглянул в его глаза, что увидел бы вертикальные зрачки. Бинокль тут же опустился на колени - на некоторое время он ему не понадобится.
Пристальный взгляд этих глаз заставил Мастера Зелий вздрогнуть и, разорвав контакт с объектом заклинания, посмотреть в сторону младшего Лорда Дракона. Он почувствовал его злость и возмущение, а последовавший мысленный приказ «не мешать Квиррелу» удивил и разозлил Зельевара. Но выбора у него не было.
Он перевел взгляд обратно на Лонгботтома и теперь вынужден был наблюдать, как тот, не удержавшись на окончательно свихнувшейся метле, падает на землю. Благо за то время, что Северус и Квиррел пытались перехватить инициативу владения метлой, она успела опуститься ниже, и Мальчику-Который-Выжил пришлось падать не с первоначальной высоты в сто пятьдесят футов, а с менее опасной - в семьдесят.
В это же время Минерва МакГонагалл, сидящая рядом, заметила, что мантия Мастера Зелий загорелась. Легкий переполох, возникший на учительской трибуне, слегка привел всех в себя. Мадам Хуч наконец-то вспомнила о том, что надо бы остановить игру, мадам Помфри тут же кинулась к герою Гриффиндора и, спустя несколько минут, уже заботливо направлялась в Больничное крыло. А трибуны вовсю галдели, обсуждая произошедшее.
Малфои тихо сидели в окружающем их гвалте и перекидывались злобными взглядами.
- «Нет, ну и с чего ему понадобилось убивать Лонгботтома?»
- «Подумаешь, убить», - глянул Демиен в сторону декана. – «Вот зачем Ему понадобилось его спасать?! Это другой вопрос!»
- «С ним потом разберешься», - охладил его пыл Драко. – «Что с Квиррелом делать будем, а? Он мне сразу не понравился!»
- «Следить, что же еще?!» - продолжал пристально наблюдать за Зельеваром Дем. – «Мне он тоже не нравится. Попроси Цисси приглядеть за ним».
- «А как же Лили? Ты ее не попросишь?»
- «Нет, она за «святой троицей» приглядывает», - он кинул мрачный взгляд в сторону гриффиндорской трибуны. – «Сдается мне, что они что-нибудь да учудят. Не хотелось бы пропустить самое интересное. Да и кто знает, какие у них планы относительно нас».
- «Предосторожность не помешает, да, братишка?» - уголки губ блондина слегка дрогнули. – «Все как учил отец».
- «Все как учил отец», - согласился Демиен.

Несмотря на «небольшой инцидент», произошедший во время матча, игру все же надо было довести до конца. К радости слизеринцев, они выиграли со счетом 280:120. Отсутствие новой знаменитости слегка остудило пыл гриффиндорцев и позволило слизеринцам перехватить инициативу.

***

- Мерлин, Флинт, это было круто! – распинался Лестрандж, размахивая бутылкой со сливочным пивом. Более «высокоградусное» празднование победы у них намечалось ближе к полуночи в одной из комнат, принадлежащей кому-то из старшекурсников.
Собственно, размахивающего бутылкой и зачитывающего проникновенную речь о талантах Маркуса Флинта как капитана и самой команды в целом и застал декан факультета. Он бегло смотрел присутствующих и, заметив Демиена, подозвал его.
Войдя в комнату Малфоев, он подождал, пока Демиен зайдет следом, и закрыл за ним дверь.
Драко поудобнее устроился в кресле, закрыв глаза, и сделал вид, что заснул. Он чувствовал злость крестного даже сквозь довольно прочный блок. Малфой не сомневался, что брат позволит ему «услышать» их разговор.
- Какого Мордреда ты запретил мне дочитать заклинание? – сквозь зубы прошипел Северус.
- И спасти нашу новую знаменитость? – с сарказмом спросил Демиен, вспоминая, как окрестил Лонгботтома Мастер Зелий еще на первом уроке.
- Спасти одиннадцатилетнего ребенка, - поправил его мужчина.
- Тоже мне, воплощение добродетели, - фыркнул Малфой. – Спасти гриффиндорца. И ладно бы гриффиндорца, так ведь нет, эту липовую знаменитость!
- Это моя обязанность, как преподавателя, заботиться о безопасности учеников! И не важно, с какого он факультета и кем является! – возразил Снейп.
- А ну конечно, - язвительно начал Демиен, - директору различать и выделять можно, а тебе – нет. А ничего, что эти самые Гриффиндорцы напали на нас, когда мы шли на поле?!
- Что значит «напали»?! – удивленно переспросил Зельевар. Он как-то сразу забыл о своем гневе.
- А вот то и значит! – зло проговорил Демиен. – Знаешь, я бы еще понял, если бы ты помогал кому-нибудь другому, но не ему!
- Так ты по этому… - не договорив, он подошел к кровати Драко и присел на край. Он понял причины такого решения Демиена и теперь не мог сказать, что и сам бы не поступил так, зная о нападении. Да и сейчас это скорее вышло по привычке: с тех пор, как он дал клятву не причинять вреда ученикам, он присматривал за ними и, если мог, старался помочь. Особенно это касалось своих, поскольку у остального персонала школы, не смотря на все старания Альбуса, а может и благодаря им, было негативное отношение к его змейкам.
- Ладно, - сказал он, поднявшись. – На этот раз мы закончили.
Он вышел, и в комнату тут же проскользнул Драко:
- Весело, ничего не скажешь, - сказал он, запрыгивая на кровать. – Он так и не понял, что это не только на этот раз, но и на все следующие.
- Не важно, - отмахнулся Демиен. – Зови Цисси.
- А ты? – удивленно спросил Драко, наблюдая за братом, направившимся в сторону двери.
- А я прогуляться.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
Форум » Улицы Лоргтонга » Гет по миру ГП » "Легенда о Драконах" (ГП/БЗ,ДМ/ДжУ, G, Drama/Humor/AU, Макси, в проц.,гл. 14/06.02)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Design by -=ArimanA=- © 2021