Суббота, 19.06.2021, 22:18
Приветствую Вас, Бесплотный дух
RSS |
Зал Стихий | Лоргтонг | Библиотека | | Регистрация | Вход



[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: -=ArimanA=-  
Форум » Улицы Лоргтонга » Слэш по миру ГП » "Secret Garden" (R, AU/drama, Миди, В процессе, гл. 6/18.09.10)
"Secret Garden"
-=ArimanA=-Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 20:52 | Сообщение # 1
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Название: "Secret Garden"
Автор: -=ArimanA=-
Бета: Призрачная
Пейринг: ГП/ДМ
Рейтинг: R
Жанр: AU/drama
Размер: Миди
Статус: В процессе.
Дисклеймер: Что мое - то мое. Все остальное принадлежит некой миссис Роулинг.
Саммари: Услышать и не принять. Уйти и не простить. Его мир рухнул в одно мгновение. Но он построил для себя новый...
Примечания: OOC, AU, некоторые персонажи живы.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 20:54 | Сообщение # 2
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Пролог.

Тихим июльским утром в Лондоне было мало людей: большая часть предпочитала отдых на свежем воздухе вблизи какого-нибудь озера, моря или океана. Те же, кто по каким-то причинам не мог покинуть города, предпочитали как можно скорее закончить свои дела, пока солнце не достигло своего зенита, а потом, сидя в тенечке, медленно потягивать прохладный лимонад. Темноволосый юноша с грустными глазами в старой поношенной одежде, которая была ему больше размера на 3-4, вошел в полупустую таверну. Ему было не просто туда добраться, но все же он сумел добиться своей цели. Спрятавшись под мантией-невидимкой, Гарри Поттер затаился на заднем сидении машины Вернона Дурсля. На одном из светофоров по дороге к работе мужчина попал в небольшую пробку, и у юноши было достаточно времени, чтобы покинуть машину. Пройдя несколько кварталов, он вышел к Дырявому Котлу - тому самому месту, в которое он так стремился попасть. Это был единственный возможный для него способ сбежать от родственников: он просто не мог больше находиться в той обстановке. Боль от потери крестного не утихала ни на секунду, а осознание собственной вины разъедало душу. Отчаяние, затопившее разум, не покидало не на секунду. Во сне он вновь и вновь оказывался перед аркой. А днем он видел счастливую семью и понимал, что он тут лишний. Гарри видел, как за считанные секунды менялось лицо тети, стоило ему войти в кухню, как вспыхивала ненависть в глазах дяди при виде племянника. Он решил уйти. Уйти туда, где его всегда рады видеть, туда, где обстановка не будет настолько мрачной, туда, где эта боль не будет настолько сильной. Единственное, что пришло ему в голову, это отправиться в Нору. Он взял с собой лишь самые ценные вещи - остальное заберет потом кто-нибудь из Ордена.
Стараясь не привлекать внимания тех немногих посетителей, что были в Дырявом котле, он дошел до камина, взял немного летучего пороха из чаши, стоявшей на камине, и исчез во вспышке зеленого пламени.
Он, как обычно, не удержавшись на ногах, вывалился на ковер в гостиной Норы. Встав и отряхнувшись, юноша осмотрелся: дом казался пустым, но, прислушавшись, он понял, что со стороны кухни доносятся голоса. Гарри улыбнулся и пошел на звук голосов. Чем ближе он подходил, тем отчетливее и громче они были. И тем явственней становилось чувство нереальности происходящего. Голоса, которые он слышал, принадлежали его друзьям и его семье, которая была убита много лет назад.
- Молли, твои булочки как всегда просто восхитительны, - голос крестного, который погиб на глазах юноши пару недель назад, словно кинжал, вонзился в сердце.
- Сириус, не подлизывайся, - произнес строгий женский голос. - Пока вы не найдете решение, ты не получишь больше ни кусочка, - говорила она так, словно тот был ребенком.
- Оливия, любимая, ну зачем решать что-то сейчас? - возмущался мужчина. - У нас еще куча времени. Все равно никто не собирается забирать мальчишку прямо сейчас.
- Действительно, что вы так все всполошились? - спросил другой мужчина.
- Мерлин, Джеймс, - имя собственного отца отозвалось резкой болью в сердце, словно рядом с первым вонзили второй кинжал, - когда же ты возьмешься за ум?
- Никогда, Лили, никогда, - с нотками веселья в голосе ответил ей муж.

Внезапное прикосновение к плечу вывело мальчика из оцепенения. Он резко развернулся и, заметив, что зельевар в свойственной ему манере собирается его отчитать, рукой накрыл его рот, не позволяя произнести ни слова.
- Слушайте, - это все, что сказал юноша возмущенному таким поведением Снейпу.

А Джеймс Поттер тем временем продолжил:
- Я - не Снейп, и никогда им не стану.
- Мерлин, сколько еще ты будешь вспоминать мне эту интрижку!? - притворно-возмущенным голосом поинтересовалась Лили Поттер.
- Интрижку?! - возмутился мужчина. - Да если бы у Сириуса после каждой интрижки дети рождались, он бы их и за всю жизнь не пересчитал!
- А ты бы предпочел своего сына отправлять на верную смерть? - охладила его пыл жена.
- Тихо вы, - вмешалась другая женщина. - Детей разбудите! Ну, залетела она, чего сразу ругаться-то? Сам виноват, между прочим. К тому же, согласись, она права: сына злейшего врага обрекать на подобное было куда как проще, чем собственного ребенка.
- Ладно, - капитулировал Джеймс. - Сириус, Артур, идемте в кабинет.
- Нда, - донесся задумчивый голос Гермионы. - И так каждый раз, когда речь заходит о Гарри.
- Интересно было бы увидеть лицо Снейпа, когда он узнает, что все это время ненавидел собственного сына, - хмыкнул Рон.
- Молодой человек, как вам не стыдно?! - укоризненно спросила Лили, пока мужчины вставали из-за стола.
- Ну, вам же не стыдно, - пожал тот плечами. - Почему должно быть нам?

Только рефлексы ловца помогли Гарри вовремя среагировать на открывающуюся дверь. Он резко потянул профессора на себя и, когда тот, не удержавшись на ногах от неожиданности, практически повалился на него, вывернулся, и прижал того к стене, накрыв их мантией невидимкой. Мужчины прошли мимо, даже не взглянув в ту сторону, где они стояли. Подождав, пока те скроются из виду, юноша стянул мантию и сел прямо на пол. Мужчина же не спешил как-то ему мешать: он все еще не мог принять одну единственную вещь: этот мальчик - его сын. Многолетний шпионский опыт позволял ему быстро оценивать любую ситуацию. Именно поэтому сейчас он принял, как ему казалось, единственное правильное решение: покинуть Нору незамеченными. Он схватил юношу на руки и направился к камину. Поставив его на ноги перед ним, Мастер Зелий кинул в камин горсть летучего порошка. Подтолкнув мальчика в камин и войдя следом за ним в зеленое пламя, он покрепче прижал его к себе и назвал адрес своего дома. Вошедший в гостиную Норы Ремус Люпин увидел только затухающую вспышку изумрудного пламени.
Из камина гостиной в Тупике Приядильщиков Северус вышел таким же спокойным, как и вошел, но внутри полыхала целая буря эмоций: от разочарования в любимой девушке, до дикой ярости - его обманули. Мальчишка же несмотря на то, что Зельевар поддерживал его, выходя из камина, не удержался на ногах и рухнул на пол. Он даже не пытался подняться: не было ни сил, ни желания. Его плечи дрожали, а на пол, капля за каплей, падали беззвучные слезы. Тихая истерика вот-вот грозила превратиться в разрушительную бурю неконтролируемой магии.
Северус поспешил наложить на комнату самые сильные из известных ему чар: защитные и заглушающие. Дойдя до бара, он взял два бокала и бутылку абсента. Наполнив один из бокалов наполовину и сделав пару глотков, он немного пришел в себя. Наполнив второй на треть, он поставил оба на небольшой столик между креслами, стоявшими у камина. Посмотрев на юношу, он подошел к нему. Северус и сам не знал, что же теперь делать. Он служил Дамблдору только потому, что все еще любил Лили Эванс. Но как выяснилось, она не только жива, но еще и скрыла от него факт рождения ребенка, которого, к тому же, еще и бросила.
Вместо того, чтобы предпринимать бесполезные сейчас попытки успокоить юношу, Северус помог ему перебраться в одно из кресел и вручил бокал с абсентом. Тот, не глядя, залпом осушил бокал и тут же закашлялся. Абсент помог привести юношу в себя, хотя слезы по-прежнему катились по его щекам, взгляд стал более осмысленным.
- У вас ведь есть яд? - хриплым голосом поинтересовался юноша.
- Это не выход, Поттер, - устало ответил Зельевар.
- Я не Поттер, - тут же возразил Гарри. - Никогда больше меня так не называйте!
- И как же мне тебя называть?
- У меня имя есть, - сообщил юноша.
- Ну что ж, Гарри, - мужчина особо выделил его имя. - Я по-прежнему считаю, что яд - это не выход из сложившейся ситуации.
- И что тогда вы предлагаете? Я не вернусь туда!
- А я и не говорю об этом. Хочешь уйти - уходи. Я даже помогу тебе, - ответил мужчина. - Поможете? А разве вы не уйдете со мной?
- Нет, Гарри, не уйду, - бесцветным голосом ответил Мастер Зелий. - У меня остались еще кое-какие незаконченные дела.
- Вы хотите отомстить? - спросил юноша.
- Да, - просто ответил Снейп.
- Удачи, профес... Нет, не так. Удачи, отец, - при этих словах мужчина вздрогнул. - Она тебе пригодится.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 20:54 | Сообщение # 3
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 1.

За прошедшее время многое изменилось: и этот старый дом, некогда принадлежавший семье Блэков, а ныне представляющий собой логово Зельевара, хотя и являющийся по-прежнему штабом Ордена Феникса; и сам нынешний хозяин дома, некогда преданно служивший одному из лидеров оппозиционных лагерей, а ныне преследующий лишь свои личные цели; и люди, некогда гордо носящие звания Авроров, а ныне ушедшие в отставку и работающие на Орден. Неизменным осталось, разве что, стремление Альбуса Дамблдора всеми возможными и невозможными методами выиграть эту войну.
В очередной раз, сидя на кухне своего дома и слушая спор членов Ордена о возможности попадания в засаду, используя информацию, надо заметить, единственного шпиона в стане врагов, Северус погружался в воспоминания двухлетней давности. В Магическом Мире воцарился хаос, как только выяснилось, что Мальчик-Который-Выжил и Надежда-Магического-Мира в одном лице бесследно исчез. Ни одна из бесчисленных попыток найти Поттера не увенчалась успехом. Сам Северус метался от Дамблдора к Темному Лорду, подсовывая им ложную информацию, чем еще сильнее запутывал поиски. Спустя полгода обоим лидерам надоела эта бесполезная трата времени, и они прекратили бессмысленные попытки найти мальчишку. В то же время Дамблдор ввел в игру новых участников: Сириус Блэк был полностью оправдан. Тогда же выяснилось, что он никогда не сидел в Азкабане, хотя и был осужден, и вот уже несколько лет, как женат на Оливии Забини, дальней родственнице покойного мужа Катарины Забини. У них двое детей: шестилетняя Кассиопея и двухлетний Орион. Вместе с ними из тени вышли и Поттеры со своими детьми - десятилетним Джереми и трехлетней Анабель. Появление Поттеров, долгие годы считавшихся мертвыми, для многих стало шоком.
Каково же было удивление Блэков и Поттеров, когда гоблины сообщили им, что их семейных счетов не существует, и никакой информацией касательно их они не обладают. А скандал, который закатил Блэк, узнав, что фамильный особняк теперь принадлежит злейшему врагу, до сих пор вызывал у Северуса улыбку. Дом на Гриммуалд Плейс, 12, после исчезновения Гарри достался Северусу по дарственной через третьих лиц, оформленной гоблинами Гринготтса. Он позволил оставить штаб в теперь уже своем доме, но возвращать каким бы то ни было способом его Блэку категорически отказался. С портретом Вальпурги Блэк договориться оказалось на удивление просто: стоило только в укороченном варианте описать сложившуюся ситуацию.
А однажды, после одного из собраний, с ним попыталась поговорить женщина, которую он когда-то любил. Лили Поттер окликнула его, когда он направлялся в сторону лаборатории. Замерев на месте, он ждал, что же она скажет, а сердце в груди больно сжималось. Он так и не сумел простить ей предательства, да и не старался.
- Северус, нам надо поговорить, - уверенно сказала она, на что он лишь горько усмехнулся.
- Нам не о чем говорить, миссис Поттер, - его голос едва дрогнул от тщательно скрываемой ненависти. Она бросила его сына в одиночестве, практически оставила умирать. К тому же, за то время, что прошло с ухода Гарри, он не получил от него ни весточки. Он всегда переживал за мальчишку, но теперь, зная, что он - его сын, это чувство не оставляло его ни на мгновение. А спустя полгода после этой неудачной попытки Лили Поттер поговорить с ним, он получил первую весточку от сына. Подобного он даже не предполагал.
С момента ухода Гарри из Магической Британии прошло полтора года, о его существовании уже успели забыть. Мальчиком-Который-Выжил провозгласили Невилла Лонгботтома. Попытка подключить Мастера Зелий к обучению этого непроходимого идиота провалилась еще в самом начале. Северус категорически отказался принимать какое-либо участие в этом бесполезном деле и вообще признавать в этом юноше спасителя магического мира. Собственно, он так и заявил на собрании Ордена, чем шокировал всех. Бывшие друзья Поттера тут же кинулись защищать Новую Надежду Магического Мира, на что Северус лишь хмыкнул, развернулся и на неделю засел в своей лаборатории, пока его не вызвал Лорд. Надо заметить, что Лорда очень повеселил подробный доклад Мастера Зелий о происходящей в Ордене ситуации, причем, доклад, полностью соответствующий действительности.
Вернувшись после одного из заданий Ордена, которое он, честно говоря, старательно не выполнил, и спустившись по обычаю в свою лабораторию, Северус обнаружил небольшой конвертик на своем рабочем столе. Проверив, на всякий случай, его на наличие опасных проклятий, он аккуратно вскрыл его. Из конверта выпало небольшое серебряное кольцо с тремя небольшими изумрудами. Решив в начале прочитать, что же написано в самом письме, мужчина не стал поднимать кольца, мало ли что. На листке пергамента, сложенного пополам, было всего несколько строк.
«Жду тебя в гости, отец. Кольцо - портал, настроенный только на тебя. Коснись крайнего левого камня и произнеси название того, что у тебя пропало на моем втором курсе. Кстати, это был не я». Подписи, разумеется, не было, но и без нее было очевидно, кто автор. Северус, не раздумывая, проделал указанные действия и в ту же секунду оказался в окружении цветущего сада. Под открытым небом, посреди ослепительно белого зимнего царства, словно оазис, раскинулся зеленый сад, ухоженный и аккуратный. По краям защитного купола виднелись горы снега, скатывающегося с купола во время снегопада. В саду было тепло, как летом: температура явно поддерживалась специальными заклинаниями. Где-то неподалеку шумела вода, и мужчина направился в сторону доносящегося журчания. Посреди этого летнего великолепия находился бассейн с фонтаном, а рядом, устроившись за небольшим столиком летней беседки, полностью окутанной лианами, сидел юноша, в котором Северус с трудом узнал своего сына.

- Северус, ты меня слышишь? - вернул его в реальность Альбус Дамблдор.
- А? Я что-то пропустил? - как ни в чем не бывало, поинтересовался он.
- Да, - с нескрываемым раздражением ответил директор. - Мы решили, что ты отправишься с ним, чтобы исключить возможность засады.
- Интересно, как это мое присутствие исключит эту самую возможность? - с сарказмом поинтересовался Зельевар.
- Тот-кого-нельзя-называть не будет рисковать своим шпионом, - ответил Дамблдор.
- Ну-ну, так же, как и вы, - пробурчал себе под нос Северус. - Я никуда не пойду, - сказал он и, поднявшись со стула, вышел из комнаты. Как только дверь за ним закрылась, он тут же, коснувшись крайнего левого камня и произнеся активирующий его пароль, перенесся к сыну.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 20:55 | Сообщение # 4
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 2.

Оказавшись на том же самом месте, куда его перенесло кольцо-портал полгода назад, Северус осмотрелся. За прошедшее время сад ни капельки не изменился. Пройдя по уже хорошо знакомой дороге, он оказался у бассейна. Улыбнувшись своим воспоминаниям, он прошел дальше. Не успел он подойти к двери небольшого двухэтажного домика, как на него накинулся уже прилично подросший со дня их первого знакомства тигр по кличке Люцифер. Но сам хозяин называл его не иначе как Люц. Впервые услышав это имя, Северус долго смеялся, а потом объяснил причину своего поведения: именно так он называл своего друга – Люциуса Малфоя.
Самым удивительным для Северуса стало то, что сын полностью поменял имя. Теперь его звали Ланс Медисон О’Рихард. Это была одна из тех причин, по которой его так и не сумели найти.
Еще в первый раз этот дом произвел на него впечатление: он был уютным и теплым, и в то же время отличался особенным магическим полем. Стоило Северусу в первый раз переступить порог этого дома, как его словно окатило ледяной водой – дом сканировал и запоминал его магический след.
Иногда у Мастера зелий возникало такое чувство, что дом наделен разумом, но, как он вскоре понял, особняк был не просто связан с его сыном - он практически был его частью.
Когда он спросил об этом Ланса, тот лишь загадочно улыбнулся и сказал, что это место возникло, когда он потерял контроль над своей магией спустя пару дней после того, как он покинул Магический Мир.
Дом был небольшим: всего два этажа, если не считать расположенных под землей лаборатории и тренировочного зала. Огромная гостиная и кухня были расположены на первом этаже, а на втором было несколько спален. В зависимости от желаний хозяина дом мог изменяться.
Территория, прилегающая к дому и являющаяся его частью, была также не слишком большой: прямоугольный бассейн находился почти что перед самым входом в дом, между ними было что-то вроде беседки, а всю территорию за домом занимало большое поле, часть которого представляла собой нечто вроде детской площадки, но рассчитанная на тигра. По бокам и сзади этого поля росли различные травы, а всю территорию окружала живая изгородь, цветущая круглый год, как в прочем и все остальное. Все это зимой накрывал своеобразный защитный купол, не пропускающий ветер, снег и холодный воздух. Именно поэтому сейчас этот небольшой оазис окружали огромные снежные сугробы.
Войдя в дом, Северус замер недалеко от двери, ведущей в столь полюбившуюся ему лабораторию. Его сын, как оказалось, был дома, а не во Франции, где собирался наведаться в Магический квартал.
Взгляд юноши был отстраненным: он настолько ушел в свои воспоминания, что даже не заметил гостя. А вспоминал он как раз то время, когда попал сюда.
Это место для него выбрали гоблины. Оно располагалось прямо над источником магии и находилось вдали от людей. Рядом было небольшое озеро, а вокруг, на много километров, – сплошная стена густого леса. Хотя в тот момент, когда мальчик, воспользовавшись порт-ключем, переместился сюда, его это мало волновало.
Он оказался в крохотном деревянном домике, ужасно скрипящим под порывами сильного, хоть и теплого, ветра. Его хватило только на то, чтобы дойти до кровати, такой же старой, как и сам дом. Он без сил рухнул на нее и, наконец, позволил своей магии выйти наружу.
Сильный магический буран бушевал в окрестностях несколько дней – все это время он так и пролежал без сознания.
Когда он очнулся, на этом месте уже стоял дом: холодный и пустой, такой же, как и его душа, но уже не напоминавший едва стоящую хибару.
- Хозяин должен поесть, - пропищало странное существо, которого здесь не должно было быть.
- Уйди, - с трудом прошептал он, даже не взглянув на домового эльфа.
- Ринни не может уйти, хозяин. Ринни приказали присматривать за хозяином, - ответил эльф.
- Кто?
- Гоблины, которые наняли Ринни от имени хозяина.
- Уйди, - повторил он.
- Ринни должен накормить хозяина.
Настырный эльф таки сумел уговорить его съесть что-то, но что именно, он уже не помнил. Едва коснувшись головой подушки, он вновь погрузился в сон. Магия этого места его успокаивала, возвращая равновесие и умиротворение в его душу. Даже сейчас, по прошествии полутора лет, он чувствовал тоже самое.

- Здравствуй, Ланс, - окликнул сына Северус.
Юноша вздрогнул, прежде чем обернуться.
- А, отец. Я не ждал тебя сегодня, - честно признался юноша.
- Я и не сомневался. Ты достал то, что я просил?
- Нет, но мне обещали сделать это в ближайшее время. Но ты ведь не за этим пришел, так? – усмехнувшись, заметил Ланс.
- Ты прав, - не стал спорить мужчина. – Мне просто надоело слушать их бессмысленные споры.
- О, так ты сбежал. Тогда все понятно.
- Да, - признался Северус. – Я в лабораторию.
- Конечно, - тихо пробормотал юноша, когда дверь за мужчиной закрылась. – Ты всегда в лабораторию…

Ланс поднялся из кресла, в котором сидел, и направился к выходу из дома. Здесь ему делать все равно нечего.
- Эй, Люц! – окликнул он резвящегося на поляне тигра. – Идем играть в лес!

Спустя некоторое время за пределы защитных чар небольшого поместье вышли два тигренка, примерно одного возраста.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Воскресенье, 28.03.2010, 20:56 | Сообщение # 5
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 3.

Зимний лес, словно ковром, покрыт толстым слоем снега. Из-под ослепительно-белой шапки местами выглядывают зеленые веточки елей. Зимой здесь царит практически мертвая тишине, лишь изредка нарушаемая редкими случайными звуками. Создается ощущение, что лес вымер. Эту иллюзию нарушали лишь свежие следы, оставленные животными.
По снежному покрывалу шла двойная цепочка следов, извиваясь и переплетаясь, местами образуя нечто вроде ямок. Будь здесь охотник, он очень бы удивился, увидев эти следы, поскольку тигры по природе одиночки. А уж если бы он увидел самих тигров, хотя точнее было сказать тигрят, он удивился бы еще больше: встретить в холодных дебрях сибирской тайги сразу два вида редких тигров, белого амурского и королевского бенгальского тигра-меланиста, было сродни чуду.
Для них же за два года этот лес стал почти что родным. Примерно столько на вид и было одному из них: оценить по внешнему виду возраст анимага, коим и был королевский бенгальский тигр, было довольно трудно, а вот второму было полтора года.
Передвигаться по глубоким сугробам было трудно, но весело. Оба тигра, радостно мурча, катались в снегу. Они часто выбирались из «летнего оазиса», в который превратился «Таинственный сад» - источник магии, на котором теперь стоял красивый дом с вечно зеленым садом, раскинувшимся вокруг него. Такие прогулки помогали Лансу, а это был именно он, отвлечься и не вспоминать о той, «прошлой», как он ее называл, жизни. Но иногда воспоминания, подобно лавине, накрывали его, и он тонул, погружаясь все дальше и дальше в глубины своей памяти. Спасал его в такие моменты только малыш Люцифер, никогда не покидающий хозяина и друга.
И каждый раз, словно предупреждая сход лавины, перед глазами Ланса возникал образ русского князя, пожилого старца лет эдак ста восьмидесяти, обладающего, как поговаривают, пророческим даром. В тот памятный день он решил наведаться в ближайший магический квартал, оказавшийся в каком-то русском портовом городке на берегу Охотского моря. Стоило князю взглянуть на него, худого, бледного и осунувшегося, как он тут же произнес фразу, которую парень теперь слышал каждый раз: «Ай-яй-яй, княже, не судьба запамятовать тебе, чего желаешь боле всего. Худо тебе придется, ой как худо».
Он больше ни разу не посетил тот городок, предпочитая магические кварталы Румынии и Финляндии, а однажды даже Англии. И всюду рядом с ним был малыш Люц - подарок того самого князя.
После того, как он очнулся после выброса стихийной магии, Ланс буквально заново учился жить. Сложнее всего было научиться контролировать свою силу, подпитываемую источником магии и более ничем не сдерживаемую. Несколько раз он почти полностью разрушал дом, но каждый раз магия его восстанавливала до изначального вида. И ни одна волшебная палочка не задерживалась в его руках больше минуты: она либо взрывалась изнутри, либо уничтожала половину магазина. Именно поэтому вот уже год, как он учился колдовать без палочки. По началу ему не удавалось правильно отмерять необходимые количество магии, но со временем стало проще. Хотя, даже сейчас, особенно, когда злился, он взрывал предметы вместо того, чтобы, например, отлевитировать. А потом, ночью, тихо плакал, уткнувшись в подушку, не в силах сдержаться. Но, несмотря на все это, он упорно продолжал учиться, не с целью когда-нибудь убить некоего красноглазого змееподобного психа, нет, просто для себя, чтобы в следующий раз не позволить никому встать на своем пути и ли попытаться манипулировать им. Он окончательно решил, что в магический мир он больше не вернется.
Первое, что он начал изучать – анимагия. К его глубочайшему удивлению, перевоплотиться ему удалось всего лишь с десятой попытки, но как же он обрадовался, когда вместо себя в зеркале увидел черного, как сама ночь, тигра. С тех пор и появилась эта традиция гулять по лесу даже в зимние морозы.

Уставшие и обессиленные два тигра ввалились в гостиную дома. Добравшись до теплого камина, они отряхнули шерсть от растаявшего снега, обрызгав все в радиусе пары метров.
- Какого Мерлина!? – возмущенный вопль Зельевара, задремавшего в кресле в зоне «поражения» брызг, заставил двух тигров резко развернуться и оскалить клыки. Поняв, кто перед ними, тигры успокоились и, на всякий случай, тихонько мурча, потерлись о ноги мужчины, как бы прося прощения.
Мужчина же простил им такое поведение только потому, что все еще пребывал в шоке от наличия в доме второго тигра. О том, что его сын является анимагом, он не знал. Да и как бы он узнал, если разговаривали они редко. Да и то все общение сводилось к обмену парой незначительных фраз. Лишь несколько раз им удалось поговорить действительно серьезно.
Несмотря на то, что прошло уже два года, и за это время они оба успели принять как данность факт родства, они чувствовали себя неуютно в присутствии друг друга - сказывалось их прошлое. Как бы они не старались его забыть, Северус по-прежнему чувствовал вину перед сыном за то, как к нему относился, а Ланс все так же считал отца сальноволосым ублюдком с той лишь разницей, что теперь у него на это были веские причины.
- Это я, - сообщил Ланс, перекинувшись в свой обычный вид. – Мы гуляли в лесу.
- И давно ты стал анимагом? – спросил Северус, усаживаясь обратно в кресло.
- Да не то что бы, - уклончиво ответил юноша. – А почему ты все еще здесь?
- Выгоняешь? – усмехнулся Мастер Зелий.
- Нет, что ты! – отряхнувший от капелек воды шерстку Люцифер устроился у ног хозяина. – Просто не ожидал увидеть тебя здесь. Ты обычно не задерживаешься так долго.
- Если честно, мне просто не хочется возвращаться туда, - мужчина прикрыл глаза. – Я устал, - признался он.
- Что ж, это должно было когда-нибудь случиться. Так не может продолжаться дальше, - заметил Ланс. – Нужно что-то делать.
- И что же ты предлагаешь? – заинтересовался зельевар и, открыв глаза, внимательно посмотрел на сына.
- Вывести тебя из их игры, - улыбнулся тот.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Среда, 07.04.2010, 14:06 | Сообщение # 6
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 4.

Огонь в камине разгорался с каждой минутой все сильнее и сильнее, нагревая воздух и в без того теплой гостиной.
- Жарко, - не выдержав, заявил Северус: для него подобная температура была непривычной, но нельзя сказать, что неприятной. За все то время, что он прожил в холодных влажных подземельях, в которых от холода не спасали никакие чары, он привык одеваться достаточно своеобразно: несколько слоев достаточно теплой ткани с несколькими уровнями различных заклинаний – не только согревающих, но и защитных на случай непредвиденных ситуаций с зельями и не только.
- А кто заставляет тебя ходить «в ста одежках»? – поинтересовался Ланс, стаскивая с себя все еще мокрую футболку. Северус с интересом заметил, что, несмотря на то, что юноше ничего не стоило одной мыслью высушить футболку, он упорно продолжал ждать, когда же она сама соизволит стать сухой. Неудивительно, что она оставалась влажной так долго. – Сколько можно сохнуть? – задал он риторический вопрос, скептически осматривая футболку. Мужчина чуть было не рассмеялся - столь комично смотрелся сын, с серьезным лицом осматривающий влажную футболку, но вовремя опомнился. Еще не хватало проявить столь не присущие ему чувства перед мальчишкой, пусть тот и был ему сыном.
- А переодеться ты не пробовал? – наплевав на все свои принципы, Зельевар все же решил снять сюртук. Мантия была сброшена на спинку кресла еще пятнадцать минут назад. В конце концов, это место скоро станет для него домом, и вряд ли он сможет, как и прежде, расхаживать в столь привычном для него образе «Ужаса всея Хогвартса». Да и не к чему тут будет этот самый образ. Подумав об этом, Северус понял, что последний вывод снимает с него все ограничения. В конце концов, сейчас он не сможет запугать сына одним взглядом. Да, собственно, он вообще не сможет запугать его чем бы то ни было. Эта мысль неожиданно заставила его улыбнуться.
- Вот еще, - фыркнул юноша. Ничего другого Северус от него и не ожидал. Раздавшееся с пола фырканье показало, что Люцифер полностью поддерживает своего хозяина.
- Ладно, - сдается он, понимая, что вразумлять юношу уже поздно. Видя, что юноша слегка отвлекся, Мастер Зелий решил напомнить ему о сказанных ранее словах: ему было интересно, что именно задумал сын. Несмотря на то, что за прошедшие несколько месяцев Северус осознал, что от Гарри Поттера в этом юноше ничего не осталось, он все же немного сомневался в том, что сын способен придумать что-то действительно грандиозное. Что-то, что одновременно могло бы позволить ему, Северусу, покинуть столь ненавистную ему шахматную доску и при этом, желательно, еще и слегка отомстить за все, что сделали некоторые личности. – Что ты имел в виду, когда говорил, что это пора заканчивать? – спросил он, закатывая рукава черной, как и вся остальная его одежда, рубашки.
- Вино или абсент? – вместо ответа спросил юноша. Надо заметить, данный вопрос слегка удивил Северуса, поскольку он и не подозревал о наличии алкоголя в доме.
- Вино, - задумавшись на секунду, ответил мужчина. – Мне еще к этим возвращаться, - недовольно поморщившись, пояснил он. Как это ни прискорбно, но ему действительно еще предстояло вернуться в школу и терпеть уже обсуждение успехов Лонгботтома, а не Поттера, именуемое почему-то педсоветом. По непонятным для Северуса причинам, на каждом собрании Альбус с завидным упрямством просил его присоединиться к процессу обучения этого недотепы, по-прежнему не преуспевшего ни в чем, кроме столь обожаемой им гербологии.
- Да затянулось все, - голос Ланса отвлек его от размышлений на тему провальных попыток втянуть его в обучение Лонгботтома. Северус согласно кивнул, наблюдая, как тот поднимается и подходит к бару. – Ты достаточно запутал их. Скоро либо тот, либо другой заподозрят неладное, и тогда предсказать их действия будет сложно.
Северус с изумлением заметил, как сын, почти не глядя, наполняет бокалы до одного уровня, узнавая в нем семнадцатилетнего себя. Примерно в этом возрасте его способности заметила Лили и тут же поделилась своими наблюдениями. Эти воспоминания неприятно кольнули сердце, и он поспешил отогнать их прочь. Ланс же тем временем продолжал свои рассуждения:
- Я предлагаю спровоцировать их, и, скажем так, этот процесс проконтролировать. В этом случае у тебя больше шансов уйти от них живым, - юноша поставил на столик у кресла отца один из бокалов, который Северус тут же взял в руки и, сделав небольшой глоток, принялся вертеть в руках. – Думаю, что тебе стоит заранее позаботиться о переезде: вещи, зелья, книги – все, что представляет для тебя ценность. Если это будет постепенный процесс, то вызовет меньше подозрений в обоих орденах.
Слова сына поразили его и заставили задуматься. Нет, о том, чтобы постепенно перенести сюда все самые ценные вещи, он и сам подумывал уже несколько недель, но вот услышать это от сына... Кажется, в планы Ланса входило мгновенное исчезновение его, Северуса, из поля зрения обеих враждующих организаций.
- Думаю, что так и сделаю, - признал Северус наличие логики в словах сына, что раньше он вряд ли бы сделал. – В ближайшее время этим и займусь.
Следующие слова, сказанные как бы невзначай сыном, чуть было не заставили его подавиться вином. На мгновение ему показалось, что он ослышался, или его отпрыск сошел сума. А потому он поспешил переспросить, правильно ли он понял идею Ланса. Как оказалось, правильно.
- Жестоко, - оценил задумку сына Северус.
- Разве? – скептически взглянул на него сын. – А, по-моему, неплохая шутка на первое апреля.
- Ох, ну и шуточки же у тебя! - рассмеялся Северус, не в силах сдержаться. Он представил себе лица членов Ордена Феникса, которых разыграл столь необычным способом тот, от кого они этого ожидали меньше всего.
Ланс же с интересом рассматривал смеющегося отца, наблюдая за тем, как преображается его лицо. Определенно, отсутствие опасности, уютная домашняя обстановка и выдержанное французское вино пошли ему на пользу.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Суббота, 18.09.2010, 14:37 | Сообщение # 7
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 5.

Монотонный надоедливый стук в окно, не прекращавшийся уже минут пятнадцать, медленно вытаскивал Ланса из царства Морфея. Недовольно скривившись, он поднялся с кровати и посмотрел на нарушительницу его сна: на подоконнике сидела коричневая с черными пятнами сова. Парень узнал ее сразу: хозяин зельедельческой лавки во Франции прислал сообщение о том, что получил заказанные ингредиенты и их можно забрать.
Ланс отвязал небольшой конверт и уже собрался было вернуться в постель, но сова, и не думавшая улетать, издала протестующий звук, словно была против таких действий юноши.
- Ну, чего тебе? – недовольно глянул он на птицу. – Хочешь, чтобы я его сейчас прочитал?
Сова снова ухнула.
Закатив глаза, он все же вскрыл небольшой конверт и достал сложенный вчетверо лист пергамента. «Жду. Срочно!» - гласил текст письма, написанный неровным почерком явно в спешке.
- Вот ведь, - тихо выругался он. Идти сейчас никуда не хотелось: погода к прогулкам не располагала совершенно. Хотя, что сейчас было во Франции, он, разумеется, не знал. Да и не было желания проверять.
- Ну, что уставился? – раздраженно спросил он у совы. Та лишь ухнула в ответ и улетела.
Проводив сову мрачным взглядом, он направился в ванную.

Спать хотелось неимоверно: даже умывание холодной водой не помогло. А все потому, что спать они с отцом легли поздно. Как оказалось, детальная разработка «первоапрельской шутки» заняла довольно много времени. И, тем не менее, оставалось много моментов, которые они не могли предугадать, и это очень не нравилось Лансу. Отец упорно настаивал на своем личном присутствии в доме. Он так жаждал отомстить Блэку и Поттеру лично и посмотреть на их реакцию, что не желал выслушивать никакие доводы сына против такой глупой и опасной затеи. Но, несмотря на все свои попытки отговорить Северуса, Ланс прекрасно понимал желание отца. И даже, в какой-то степени, разделял. Но у него не было возможности посмотреть. Разве что отец поделится потом воспоминаниями. Но для этого необходимо, чтобы все прошло, как задумано, а в это с каждой минутой юноше верилось все меньше и меньше. Плохое предчувствие не отпускало его.

Одевшись, он заглянул к отцу в лабораторию.
- Мерьяр прислал сову, - сообщил он. – Просит срочно к нему зайти.
- Я с тобой, - Северус направился было к шкафу, где висела его привычная черная мантия.
- Нет, - категорично возразил Ланс. – Он не спроста просит срочно появиться. Я не хочу, чтобы ты светился там раньше времени.
- То есть, тебе рисковать можно, а мне – нет? – приподняв бровь, вкрадчиво поинтересовался Мастер Зелий.
- Именно, - не моргнув, согласился Ланс. – Я сильнее тебя и не завишу от волшебной палочки.
- Это не повод… - начал отчитывать его Северус, на что юноша лишь хмыкнул и, дотронувшись до одного из камней, прошептал что-то неразборчивое. И тут же просто исчез.

Появился он в неприметном тупичке в старой части Парижского Магического квартала, сильно пострадавшей во времена Французской революции. Очень удобное место для того, кто не желает привлекать к себе внимание. Достав кулон-переводчик с большим рубином и повесив его на шею, он направился в сторону нового магического квартала, именуемого Рю дез Этуаль. Проходя мимо всяких лавочек, он целенаправленно пошел к Авеню де Руж, названную так из-за мощеной красным кирпичом улицы и являющую собой местным аналогом Темной Аллеи.
Дойдя до кирпичного двухэтажного дома с небольшой потертой вывеской с изображением котла, он поправил накинутый на голову капюшон и слегка изменил свое магическое поле.
Осторожно толкнув дверь, он вошел внутрь, отметив про себя, что колокольчик звякнул чуть громче обычного, а может, ему это показалось.
- Мерьяр, - уверенно позвал он хозяина.
- Да? - тут же откликнулся мужчина лет сорока в странной оранжевой мантии. – Месье Редкапп, мы вас ждали.
- Вы – это кто, Мерьяр? – уточнил Ланс.
- Мы, месье Редкапп, - это я и те двое господ, что стоят у вас за спиной, - довольным голосом пояснил хозяин лавки.
Ланс слегка напрягся, но своей готовности к драке не показал. Он обернулся к господам, ожидавшим его, и пораженно замер.
- Пожиратели Смерти в Париже, - медленно произнес он. – Идеальное название для дешевого детектива. Что вам нужно?
Перед ним стоял ни кто иной, как Люциус Малфой собственной персоной. Вот уж кого-кого, а его Ланс ожидал увидеть меньше всего.
- Кровь дракона, юноша, - усмехнувшись, ответил тот, словно бы и не слышал, как его назвали.
- Аааа, - с издевкой протянул Ланс, - ваш Лорд опять что-то затевает. Ну, так передайте, что кровь дракона у вас увели прямо из-под носа. Я вам ее не уступлю.
- Юноша, - по-английски сказал компаньон Малфоя, - вы, вероятно, не понимаете…
- А вы, вероятно, Рудольфус Лестрандж? – Ланс как-то слышал, что они с Малфоем некогда были приятелями.
- Молодой человек, мы вас не просим уступить нам, мы ставим вас перед фактом, - угрожающим тоном произнес Малфой, намереваясь испугать юношу.
- Мистер Малфой, я бы, на вашем месте, не пытался мне угрожать, - Ланс посмотрел блондину прямо в глаза. – Драться с вами я не намерен, но и кровь не отдам.
Ланс повернулся к владельцу:
- Мерьяр, если ты отдашь кровь этим людям, я уничтожу и тебя, и твою лавку. Выбирай, - спокойно произнес он голосом, полным силы и власти.
- Что ты такое говоришь, парнишка? – удивленно спросил тот. – Не смеши меня. Что ты можешь мне сделать?! Я позвал тебя только для того, чтобы сказать, что больше не намерен работать с тобой. Ищи другое место, малыш.
- Ошибка, - усмехнулся юноша. Он спокойно прошел мимо владельца, взял стоящий на прилавке сосуд с бордовой тягучей жидкостью и скинул капюшон, почти по-детски улыбаясь.
- Какого… - возмущенно начал было Лестрандж, но Ланс его перебил.
- На вашем месте, господа Пожиратели, я бы убрался отсюда. Ах, да, - его улыбка стала еще более радостной и непринужденной. На какое-то мгновение Лестрандж увидел во взгляде юноши столь знакомые огоньки безумия, но сделать ничего не успел. – Ничего личного.
Взрыв, раздавшийся в следующую секунду, полностью уничтожил небольшое здание, погребя под обломками троих магов.

Насвистывая что-то себе под нос, Ланс вошел в дом и сразу же направился в лабораторию.
- Ты быстро, - вместо приветствия сказал Северус.
- Ага, - юноша поставил на стол бутылку, а сам сполз на пол, до сих пор не веря в то, что сделал несколько минут назад.
- Что случилось? – заметив состояние сына, Снейп отвлекся от зелья.
- Ммм.. Кажется, я только что убил Люциуса Малфоя и Рудольфуса Лестранджа, - смотря в потолок, пробормотал Ланс.
- Кажется, что?!


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
-=ArimanA=-Дата: Суббота, 18.09.2010, 14:38 | Сообщение # 8
Леди Воздуха
Леди Четырех Стихий
Сообщений: 96
Репутация: 5
Вне города
Глава 6.

Северус не мог поверить услышанным словам. По отдельности все они были абсолютно понятны, но вот складываться в одну картинку в упор не хотели. Единственное, что было очевидным – истерика его сына, который то сидел часами, уставившись в одну точку, то начинал хихикать как сумасшедший. И даже две порции довольно таки сильного успокоительного не помогли привести юношу в себя, а потому ему ничего не оставалось, как влить в него дозу зелья Сне-Без-Снов, рассчитанную часов на двенадцать. Убрав с лица юноши прядку волос, он какое-то время сидел на краешке кровати, изучая лицо сына. Не смотря на то, что в мальчике многое было от матери, все же Севреус видел свои черты. Теперь, когда никакие заклинания не скрывали истинной внешности юноши, Зельевар понял, что именно у него отобрали – нет, его не просто лишили сына, у него отобрали смысл жизни! Сейчас же, смотря на мальчика, он понял, что постарается стать ему отцом, даже если уже слишком поздно. Он сделает все, чтобы Ланс простил его за все то, что он ему сделал.
Именно за этими размышлениями и застал его вызов Темного Лорда. Вздрогнув от резкой боли в правом предплечье, он кинул еще один взгляд на спящего сына и поспешил выйти во двор: аппарировать можно было только с очень небольшой площадки, едва вмещавшей двух человек.
Темный Лорд восседал на троне с очень недовольным видом. Северус не сомневался, что он уже в курсе смерти своих соратников.
- Малфя и Лестранджа убили, - словно подтверждая его мысли, прошипел тот. – Тот, кто мне скажет, каким образом это произошло, возможно, уйдет от сюда живым.
Тихое пораженно-напряженное молчание повисло в зале на несколько мгновений.
- Отец, - тихо, не веря услышанному, прошептал один из облаченных в черные одежды Пожирателя. – Нет, не может быть…
- Северус, - приказной тон Темного Лорда чуть было не заставил мужчину, вспомнившего собственного сына, вздрогнуть.
- Мой Лорд, - сделав шаг вперед и поклонившись, поприветствовал он того, кого уже несколько лет как перестал считать злом во плоти. Если бы не сын, то, скорее всего, именно его сторону бы в конечном итоге Северус выбрал, но…
- Северус, уведи отсюда юного Малфоя, - как бы ни был Темный Лорд зол, но зачатки здравого смысла у него определенно наблюдались. Драко, в любом случае, не имел представления о случившемся. Да и начинавшуюся у него истерику Лорд лицезреть не намеревался.
- Как скажете, Мой Лорд, - легкий поклон и они вместе с Драко тут же направились прочь, пока сидящий на троне маг не передумал. Северус помнил, как ему удалось привести в чувство сына, а потому решил повторить эксперимент: выйдя из камина гостиной Малфой-мэнора, он достал из бара абсент, наполнил на треть бокал и вручил его теперь уже единственному Малфою.
- Пей, залпом, - больше похоже на приказ, хотя вряд ли новый глава семьи это вообще заметил, но, тем не менее, тут же залпом выпил все. И, разумеется, закашлялся, не ожидая от крестного такой подлянки.
- Это что, абсент? – возмущенно спросил он, придя в себя.
- Да, - Северус опустился в соседнее кресло. – Хороший способ прекратить истерику и привести в чувства.
- Да ты прям специалист, как я погляжу, - съязвил Малфой. – Что произошло с отцом?
- Несчастный случай, - на самом деле, Северус слабо себе представлял, что же именно произошло. Но из того лепета, что он слышал от сына – дело было даже не в драконьей крови, а в том, что угрозу Ланс на дух не переносил, как и пренебрежение. – Он недооценил, скажем так, конкурента.
Малфой удивленно смотрел на него.
- Откуда ты знаешь? – недоверчиво уточнил он.
- Имел несчастье однажды повстречаться с этим человеком, - уж кто-кто, а Северус Снейп врать умел.
- Кто он? – тут же вскочил Драко.
- Сядь, - тон Зельевара возражения не терпел, а потому, под его же мрачным взглядом, Малфой опустился в кресло. – Он даже Лорду не по зубам, куда уж тебе-то.
- Я отомщу, - не оставлял попыток юноша.
- Драко, прекрати, - в голосе зельевара проскользнула усталость. – Ты ничего не сможешь сделать. Вины того, из-за кого погиб твой отец, в его гибели столько же, сколько и Темного Лорда, пославшего его за кое-чем важным…
- Значит, я отомщу Темному Лорду, - прошептал Малфой, хотя в голосе его уже не было прежней решительности. Северус фыркнул.
- Чтобы отомстить Темному Лорду, нужно стать его правой рукой, - так же тихим шепотом произнес Мастер Зелий.
- Почему? – не совсем понял юноша.
- Тогда на тебя обратит внимание Орден Феникса, - легкая улыбка, коснувшаяся губ мужчины, была не доброй, - и попытаются завербовать.
- Шпионаж, - присвистнул Драко. – Но я не хочу работать на Дамблдора!
- А кто сказал, что обязательно на кого-то работать, - взгляд Зельевара был пристальным и тяжелым, но Малфой не отвел глаз. – Работай против всех.
- Так вот что ты… - искорка понимания промелькнула в глазах юноши.
- Именно, - не стал отрицать Снейп. – Думаю, вскоре у тебя появится шанс доказать Темному Лорду, что ты можешь не только заменит отца, но и превзойти.
- Как? – с интересом переспросил блондин.
- Со временам узнаешь, - Северус поднялся с кресла. Вынув из кармана мантии пузырек со снотворным, он поставил его на столик рядом с креслом. – Мне пора, Драко. Советую принять зелье и поспать.
Малфой лишь кивнул, наблюдая за тем, как Зельевар кидает горсть летучего порошка в камин и, назвав адрес своих покоев в Хогвартсе, исчезает в зеленой вспышке.
- Значит, против всех… - тихий задумчивый шепот в почти что идеальной тишине кажется на удивление громким.


Due cose belle ha a mondo: Amore e Morte...
 
БелкаДата: Вторник, 07.06.2011, 14:11 | Сообщение # 9
Новорожденный
Регорумы - народ Земли
Сообщений: 2
Репутация: 0
Вне города
Очень понравилось. Жду продолжение biggrin
 
Форум » Улицы Лоргтонга » Слэш по миру ГП » "Secret Garden" (R, AU/drama, Миди, В процессе, гл. 6/18.09.10)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Design by -=ArimanA=- © 2021